• Экспертиза
  • От застройщика
  • Строительство
  • Аренда
  • Офтоп
  • Деньги
  • Интерьер, дизайн, ремонт
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  • ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Офтоп


/

История о женщине, которая забралась на башенный кран с требованием адекватной компенсации за свой дом, обсуждалась с президентом во время «Большого разговора». Александр Лукашенко пообещал тогда разобраться в ситуации «по-человечески». Судя по всему, подробностей конфликта застройщика и семьи Игнатович он еще не знал: что Галина Игнатович разведена, что бывший супруг женился на другой женщине, что нет в доме дальних родственников, которых прописали бы ради компенсации при сносе. И совсем маловероятно, чтобы глава государства был осведомлен, какие квартиры в качестве компенсации предоставил застройщик.

REALTY.TUT.BY восстанавливает полную историю, которая заставила женщину взобраться на кран.

Кто она, эта «непростая и смелая женщина»?

Галине Константиновне Игнатович 63 года. В деревне Ржавец (теперь ул. Ржавецкая) живет с детства, с 1963 года. Сейчас женщина на пенсии. Работала лаборантом, аппаратчиком химбиоочистки в бассейне оздоровительного комплекса в Минске. У Галины Константиновны двое сыновей, четверо внуков, разведена уже 13 лет.

Участок с домом Галине Константиновне достался по наследству от родителей. Дом двухквартирный, семья Игнатович владеет в нем квартирой № 1 на участке в 22,5 сотки. Вторая половина дома и участка принадлежала семье брата Галины Константиновны. Их уже отселили.

Квартира, где живет Галина Константиновна (116 м2) находится в долевой собственности: 1/3 принадлежит ей, 1/6 — бывшему мужу, Ивану Игнатовичу, по ¼ у сыновей, Александра и Константина Игнатовичей.

В 2010 году случился пожар из-за неисправной проводки. Галина Константиновна рассказывает:

—  Пришлось все отстраивать заново. Подумали, что если уж предстоит строительство, то можно дом реконструировать под нужды семьи, сделать мансардный этаж. Но нам не разрешили этого, сказали, чтобы мы восстановили дом в прежних параметрах. Нам вообще ничего не разрешали здесь делать. Мы с мужем уже были в разводе, хотели сделать небольшую перепланировку, чтобы у нас были отдельные входы. И это запретили. Нам не давали строить, а рядом официально выделяли участки под строительство.

Назвать дом «халупой» нельзя — он утеплен и оштукатурен, внутри добротная отделка, отопление паровое, все удобства в доме. На участке есть несколько сараев, гараж, три погреба. По оценке «Проектного института „Белгипрозем“», проведенной в 2014 году, стоимость дома составила 192 тысячи долларов.

В 2014 году Мингорисполком известил о предстоящем изъятии земли под нужды города. Переселять поручалось ООО «Тапас».

На какую компенсацию семья рассчитывала и что предлагали

— Застройщик пригласил нас в свой офис на встречу обсудить компенсацию, — рассказывает Галина Игнатович. — Тогда, в 2014 году, они говорили, что дадут каждому собственнику по квартире. Нас спросили, на какую компенсацию мы рассчитываем. Мы и сказали: 4 квартиры, по одной каждому собственнику, предпочтительно в Центральном районе. Все это на словах. Нам говорят: хорошо, идите, ждите. Мы тогда еще подумали: какая солидная фирма…

Коммерческий застройщик, который будет возводить и продавать элитный ЖК «Олимпик Парк» в том числе и на земле Игнатовичей, утверждал, что предлагал семье «достойную компенсацию»: три новые квартиры в своем уже почти достроенном ЖК «Браславский» — буквально в нескольких сотнях метров от их дома, но Игнатовичи тянули время. Впрочем, и это только на словах — документов, что семья от этих квартир отказалась, у застройщика нет.

— В 2016 году нам пришло уведомление от застройщика, из которого мы узнали, что после повторной оценки в 2016 году стоимость дома уменьшилась до 145 тысяч долларов. О четырех квартирах речь уже не шла. Нам предложили воспользоваться одним из двух видов компенсации: или деньги, или квартиры по ул. Солтыса, 86, ул. Выготского, 54, проспект Газеты «Звязда», 69. Меня с бывшим мужем планировали поселить в одной квартире, семьи сыновей получали отдельные квартиры. Можно было забрать и деньги, но на 145 тысяч долларов 4 квартиры не купишь. Поэтому я и мой бывший муж написали заявление о предоставлении нам денежной компенсации в размерах, соответствующих стоимости наших долей в доме, а семьям сыновей выделить две квартиры обшей площадью не менее 120 м² в новостройках в Центральном или Первомайском районах Минска.

Компенсация деньгами устроила бы и меня, и моего бывшего мужа. Мы смогли бы наконец разъехаться, тем более что он недавно женился. За эти деньги (около 50 тысяч долларов) я бы купила себе дом в Минском районе.

Но по решению суда Центрального района от 1 декабря 2016 года семью Игнатовичей предписано «расселить» в три двухкомнатные квартиры в домах по ул. Выготского, 133, ул. Руссиянова, 46, пр. Газета «Звязда», 69. Жильцы, 10 человек, сняты с регистрационного учета в доме на улице Ржавецкой. Их зарегистрировали в этих трех квартирах. Новую супругу Ивана Игнатовича, Татьяну Маринчик (она появилась и зарегистрировалась в доме, пока шли судебные заседания) в своем итоговом решении суд не учел. Теперь она единственный официальный жилец в доме по адресу: ул Ржавецкая, 77−1.

Игнатовичи подали кассационную жалобу в Минский городской суд, но решение суда Центрального района о выселении осталось в силе. 31 января судебные исполнители должны были прийти выселять семью уже принудительно.

Почему Галина Игнатович решила залезть на башенный кран?

Галина Константиновна рассказывает, что до намеченной даты выселения она обращалась в разные инстанции с просьбой приостановить решение суда:

— Накануне даты выселения, в понедельник, я ходила к судебным исполнителям, но мне отказали. В прокуратуре же сказали, что это не в их компетенции. А в доме больные внуки, как их выселять? Отчаявшись быть услышанной, я и решилась на такой протест. Кто-то же должен был защитить семью. Это от отчаяния.

В день принудительного выселения Галина Игнатович забралась на башенный кран стройки «Тапаса» возле своего дома. Она грозила сброситься, если не будет обеспечено справедливое возмещение за сносимый дом. Переговорщиком выступил начальник ГУВД Мингорисполкома Александр Барсуков.

В итоге переговоров в Мингорисполкоме было принято решение отложить выселение. Прокурор города приостановил решение суда Центрального района «до окончания проверки по надзорной жалобе». Сколько будет длиться прокурорская проверка, пока неизвестно. Вопрос в отношении супруги Ивана Игнатовича, Татьяны Маринчик, которую суд не учел при вынесении решения о выселении, будет решаться в понедельник, 20 февраля.

То есть 20 февраля «Тапас» попытается добиться от суда решения о переселении Татьяны Маринчик в квартиру по ул. Выготского, где уже зарегистрированы ее муж Иван и его бывшая супруга Галина.

Если суд решит, что новой жене Ивана Игнатовича тоже полагается некая крыша над головой, будет пересмотрена компенсация всей семье.

Дом по Руссиянова, 46

В какие квартиры заочно переселили семью Игнатовичей?

По решению суда Игнатовичей «прописали» в три двухкомнатные квартиры в домах по ул. Выготского, 45, ул. Руссиянова, 46, пр. Газеты «Звязда», 69. Получать ключи никто не торопится. Только одна из предложенных квартир новая, остальные — со вторичного рынка. Игнатовичи сомневаются, что предложенные варианты имеют хорошую историю.

Мы решили поинтересоваться — какую.

Фото: Наталья Шарай, TUT.BY
Дом по Выготского, в районе Новинок. Фото: Наталья Шарай, TUT.BY

К квартире в новом доме по улице Выготского серьезных претензий нет. Из минусов жилья — удаленность от центра, остановок городского транспорта, магазинов и поликлиник. Это крайний дом, дальше поле.

Дом № 46 по ул. Руссиянова — серая одноподъездная панелька.

Говорят, что в интересующей нас квартире 41 до этого проживали мать с сыном. «Криминала» за этой квартирой не замечено.

А вот про квартиру 159 по адресу: пр. Газеты «Звязда», 69 знают во дворе даже дворники: «В ней человека убили».

Тот самый подъезд с «плохой» квартирой.

Соседка, которая живет этажом ниже «плохой» квартиры, рассказала, что «там женщину убил ее сожитель. Она там долго пролежала, пока обнаружили, успела разложиться… Эту квартиру все никак продать не могли, даже после ремонта».

Так ли это на самом деле, в местном отделе милиции нам комментировать отказались.

На что надеется Галина Константиновна?

На то, что ее просьбу о восстановлении справедливости услышат. По крайней мере, надежду на это ей дал сам Александр Лукашенко, который в прямом эфире пообещал разобраться «по-человечески» и «по справедливости»: «Поэтому надо по справедливости тут добить этот вопрос, решить его. Оказывается, все не совсем так, как говорит Наталья Ивановна (Кочанова)».

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-20%
-15%
-10%
-10%
-20%
-10%
-20%
-30%
0058315