107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  2. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  3. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  4. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  5. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  6. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  7. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Сравниваем наши наблюдения с этим документом
  8. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  9. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  10. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  11. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  12. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  13. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  14. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  15. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  16. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  17. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 марта
  18. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  19. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  20. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  21. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  22. 211-й день после выборов. Что происходит в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  23. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  24. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  25. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  26. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  27. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  28. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  29. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  30. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara


С недавних пор жильцы домов №№ 9, 11, 12 и 14 на улице Парижской Ком­муны пребывают в некотором замеша­тельстве. Принадлежащие им на правах собственности дома постановлением Совмина внесли в спи­сок историко-культурных ценностей Бе­ларуси, пишет еженедельник «Советский район».

В ян­варе 2017 года «хранители наследия» получили предписания Гомельского горисполкома о необходимости подписать охранные обязательства, офор­мить паспорта историко-культурной ценности и установить на свои дома охранные доски. Дело в том, что реше­ние о придании мате­риальным объектам статуса историко-культурной ценности принимается на основании предложения как юридиче­ского, так и физического лица, предста­вившего письменное обоснование. Пи­кантность ситуации в том, что ни владельцы названных домов, ни городские власти с подобным предложением на Минкульт не выходили.

Инициаторами процесса являются две гомельчанки. В ноябре 2012 года они направили в министерство письмо, в котором попросили внести в список историко-культурных ценностей Республики Беларусь ули­цы Волотовскую и Парижской Комму­ны.

 — Дом наш очень ветхий, с 1870 го­да стоит. Фронтон кровли, ставни, на­личники, элементы обшивки, фунда­мент давно уже нуждаются в замене. Стены тоже давно пора утеплять, по­тому что зимой в комнатах выше 15 градусов не бывает. Я пенсионерка по возрасту, моей пенсии на проведение даже этих сроч­ных работ не хватает. Теперь, выходит, благодаря чьим-то стараниям я не толь­ко должна всю документацию за свой счет оформить, но еще и содержать эту ценность в надлежа­щем состоянии за свой счет? Оно мне надо? Я не могу, да и не хочу брать на себя такие обязательства! — рассказывает Вера Ка­бацкая, которая до недавнего времени являлась полновластной хозяйкой са­мого старого на улице дома № 14.

Ей вторит соседка Нина Кирпичева из дома № 9, что напротив:

— Мы проживаем в этом доме с 1980 года. При прежних хозяевах в доме был пожар, который нанес большой вред и без того потихоньку разрушающе­муся строению. По уму, так надо бы­ло все перестроить, только ж где день­ги взять? Все эти годы кое-как обходились мелким ремонтом. Тем более что по генплану дом определен под снос. Кстати, в 2012 году его признали не­пригодным для проживания, а четыре года спустя он вдруг стал историко-культурной ценностью. И что мне теперь с этой ценностью делать? Смотрите: крыша провисла, окна переко­сились, бревна прогнили. Того и гля­ди — все это на голову обрушится, а его еще охранять надо. Вот кому надо, тот пусть и охраняет!

Между тем еще в 2010 году вопрос о сохранении деревянной застройки в Гомеле неоднократно рассматривался на заседании координационного сове­та по охране историко-культурного наследия при Гомельском горисполкоме. И речь тогда шла не только о домах на улице Парижской Коммуны, но и о де­ревянной застройке улиц Волотовской, Полесской, Докутович, Плеханова.

По поручению совета коммунальные службы обследовали строения на упо­мянутых улицах и представили акты о значительном износе зданий. Вскоре увидело свет заключение о нецелесообразности сохранения самих зда­ний. Одновременно было принято ре­шение в случае сноса домов про­водить их фотофиксацию и сохранять отдельные элементы экстерьера. Эту работу поручили Музею истории Гомеля. В 2013 году его сотруд­ники представили в адрес Министер­ства культуры перечень, в котором по каждому из 27 домов указали элементы деревянной застройки, подлежащие сохранению. В основном ставни, налич­ники, карнизы, колонны.

Что касается усадебных до­мов на улице Парижской Коммуны, то их судьба неоднократно рассматри­валась на заседании архитектурно-градостроительного совета при глав­ном архитекторе города. В его состав входили член Белорусского общества архитекторов, советник академии архитектуры Яков Генчанок, главные архитекторы ведущих архитектурно-планировочных предприятий горо­да, эксперт «Госстройэкспертизы» по Гомельской области, представители областного управления архитектуры и градостро­ительства. Эти не менее авторитетные, чем активисты-общественники, люди в марте 2013 года приняли решение о нецелесообразности включения боль­шинства обследованных строений в список историко-культурного наследия. Для чего у них были достаточно веские основания. Например, 50% до­мов на улице Волотовской и более 60% на улице Парижской Коммуны имели конструктивные изменения фасадов в виде пристроек, штукатурки, обшив­ки. Соответственно, их архитектурный облик не соответствовал историческо­му внешнему виду и не подходил под определение памятника архитектуры. Как уже говорилось, большинство за­явленных домов на момент обследования оказались ветхими, находились в неудовлетворительном или предаварийном состоянии, не соответ­ствовали существующим противопо­жарным и санитарным нормам, не бы­ли обеспечены современными инже­нерными сетями.

Сейчас новоявленные хранители исторической ценности должны заплатить за оформление паспортов и охранных досок на свои до­ма. Приблизительная стоимость этих процедур около 100 рублей. Городские власти пошли навстречу владельцам и, чтобы уменьшить затраты, предложили оформить паспорта за 40 рублей. Причем с рассрочкой и с уче­том того, что один паспорт изготавливается на все строение, независимо от количества квартир и их собствен­ников. К тому же за счет спонсорских средств горисполком обязался самостоятельно изготовить и установить охранные доски на этих домах. Охранные обязатель­ства оформляются бесплатно.

Увы, это практически все, что мест­ные власти могут сделать для облада­телей культурных ценностей в рам­ках существующего законодатель­ства, согласно положениям которого для каждой материальной историко-культурной ценности Министерство культуры определяет индивидуаль­ные условия содержания и использования, устанавливает порядок выполне­ния работ, иные ограничения деятельности их владельцев (собственников) или пользователей, а также требования по обеспечению их сохранности.

-10%
-10%
-50%
-10%
-10%
-50%
-5%
реклама