106 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  2. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  3. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  4. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  5. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  6. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  7. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  8. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  9. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  10. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  11. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  12. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  13. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  14. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  15. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  16. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  17. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  18. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  19. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  20. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  21. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  22. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  23. Белорусов атаковали банковские мошенники. Откуда у них данные, почему их сложно найти, как защититься
  24. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  25. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  26. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  27. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  28. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  29. Задержано более 20 участников конференции Лиги студенческих объединений, приговоры судов. Что происходило 5 марта
  30. Надпись в книге, провластные автопробеги и акции солидарности. Что происходит в стране 6 марта


Хорошо иметь домик в деревне. Горожане знают это не только из рекламного слогана, но и по личному опыту. Многие уже приобрели такие дома, обычно используют их как дачи, другие хотели бы это сделать. Владеть четырьмя сотками в дачном кооперативе, где настоящему хозяину не развернуться, в той же тесноте, от которой спасается горожанин, — это одно. Совсем другое — поселиться в традиционной деревне, где по улице дважды в день шествуют с мычанием коровы, по огороду прохаживается аист, а утром от сна пробуждают петухи. Казалось бы, в чем проблема? Однако, по данным Комитета госконтроля, на начало года по всей стране было выявлено 13 608 пустующих и 12 869 ветхих жилых домов.

Фото: sb.by

Цифры впечатляют, но сами по себе мало о чем говорят. Важна тенденция. Задачей мониторинга, недавно проведенного госконтролем, было выяснить, как местные власти исполняют требования Указа Президента от 23 февраля 2012 г. № 100 «О мерах по совершенствованию учета и сокращению количества пустующих и ветхих домов в сельской местности». В преамбуле обозначены цели документа: сокращение числа бесхозных домовладений в сельской местности, наведение порядка на земле, благоустройство небольших населенных пунктов.

Итоги мониторинга не утешают: за последние 3 года количество пустующих домов в стране возросло более чем на 2 тысячи! Их число увеличилось во всех областях за исключением Минской, но здесь их и без того больше, чем в других регионах. При этом в некоторых районах количество такого «жилья» увеличилось в разы. Оршанский район: пустующего — в 2,2 раза, ветхого — в 2,3 раза; Россонский — в 2 и 2,6 раза, Верхнедвинский — в 3,1 и 1,2 раза соответственно. Но даже эти цифры не вполне отражают реальную картину. Госконтроль констатирует, что количество включенных в регистр пустующих домов в целом по стране практически в 8 (!) раз ниже, чем по данным статистики. Во многих районах регистры вовсе не велись.

«Указ № 100 четко трактует понятия пустующего и ветхого жилья, детально прописывает алгоритм действий по его выявлению и учету, определяет сроки, — рассказывает начальник управления контроля за использованием государственной собственности КГК Николай Зеньчик. — Соответствующие комиссии создаются при райисполкомах, где ведутся и регистры учета пустующих домов. При этом основная работа ложится на органы власти сельского и поселкового уровня».

Вот как это выглядит на практике. В Чашникском районе Витебской области с 2013 года не было выявлено ни одного нового пустующего дома. При этом государственные контролеры только в ходе мониторинга обнаружили 20 неучтенных. Если в одних районах пустующие дома исчислялись единицами, то в других, соседних, — сотнями. Сравним цифры: Бешенковичский — 5, Дубровенский — 6, Браславский — 19, Докшицкий — 618, Поставский — 339, Россонский — 278, Оршанский — 276… Ясно, что столь большая разбежка объясняется лишь качеством работы местных органов власти по исполнению требований указа. К примеру, в Проземлянском сельисполкоме Чашникского района не было проведено обследование 37 из 44 пустующих домов, сведениями о которых райисполком располагал с 2012 года. В некоторых районах Гродненской области оказалось невозможно точно определить количество пустующих и ветхих жилых домов — местные власти практически самоустранились от работы по их выявлению и учету. Где-то регистры начали вести только с 2015 или 2016 года, где-то их вовсе не было. Для чего нужны точные сведения?

Фото: sb.by

Григорий Терешко, заместитель директора по продажам минского риелторского агентства, специализирующегося на загородной недвижимости:

 — Немало горожан желают приобрести не дачу, а именно дом. Многое зависит, конечно, от цены, расстояния и направления. Предпочитают покупать в радиусе 30 км, но это вовсе не обязательно. Знаю заброшенную деревню Жары в Логойском районе, откуда я родом. Хотя до нее от Минска около 100 км, все ветхие дома там скупили дачники. Все — минчане. Если на дом есть правоустанавливающие документы, дачники скупают все.

— А если документов нет?

— Значит, это недоработка местных властей. Они не хотят взять деньги, которые лежат под ногами. Проще признать дом ветхим и снести.

Наблюдения риелтора подтверждаются итогами мониторинга: «Массовый характер приобрели факты необоснованного признания домов ветхими (без наличия заключения об их непригодности для проживания…) с последующим принятием решений об их сносе».

Жизнь, бывает, не укладывается в нормативные рамки. К примеру, год назад в редакцию обратился за советом житель того же Вилейского района. Он из многодетной семьи, в которой пятеро детей. Сестры вышли замуж и уехали из родительского дома, в котором остались, однако, еще трое братьев. Тесновато. Парень отслужил в армии, поступил в колледж и хотел бы жить рядом с родным домом. Тем более что буквально по соседству имелся другой, в который владельцы не наведывались много лет. Обширный участок порос бурьяном, кое-где провалилась крыша, но дом был крепок. Парень привел бы его в порядок, как и подворье. Мы объяснили ему, как поступать и куда обращаться: в сельсовет. Владельца, которому хата не нужна, искали долго и нашли далеко, за полторы сотни километров. В сельсовете предложили: попробуй договориться с хозяином. Не получилось: того не устроила цена. «Но ведь снесут же! Вы можете хоть что-то за строение получить…» — «Пусть сносят».

Отчасти можно понять и местных руководителей. Допустим, обследовали дом, внесли в реестр, суд признал его пустующим. Его следует принять на местный баланс. А что дальше? А если его не купят? А если вдруг обнаружится ранее неизвестный наследник?.. Вариантов много, хлопот не оберешься.

Фото: sb.by

Впрочем, оправдания здесь едва ли уместны. Указ следует исполнять. Происходит это, мягко говоря, не вполне надлежащим образом. Прямо скажем: из рук вон плохо. Вопрос не только экономический, не только социальный, но также имиджевый. Заброшенные деревенские хаты с провалившимися крышами, развалившимися хозпостройками и заросшими подворьями, даже если они расположены вдали от магистральных дорог, страну не красят. С другой стороны, каждый из нас наверняка знает обратные примеры, когда тоскующие по земле горожане буквально за пару лет превращают их в цветущие усадьбы. Но если за несколько лет с момента издания указа положение с бесхозным жильем не только не улучшилось, но даже усугубилось, с этим определенно надо что-то делать. Рекомендации КГК по устранению выявленных нарушений направлены исполнительным органам власти, результаты мониторинга с предложениями по изменению действующего законодательства направлены в Правительство.

-50%
-12%
-23%
-20%
-50%
-10%
-5%
-20%
-10%
-20%
реклама