Новости
Экспертиза
От застройщика
Строительство
Аренда
Деньги
Интерьер, дизайн, ремонт
Сервисы
Каталог компаний
Кредиты на жильё
Вопрос-ответ
Форумы
реклама
реклама

Офтоп


За пять лет в Гродненском районе под снос пошли почти 200 пустующих домов. Такая же участь ждет еще более 30 строений, если не объявятся владельцы. В этом году специальной комиссией обследовано 72 дома, по состоянию которых видно: здесь давно не ступала нога хозяина. В итоге 46 строений попали в регистр пустующих. Бесхозными судом признаны 23. Они переданы в собственность сельсоветов, то есть прежний владелец уже не имеет никаких прав ни на дом, ни на земельный участок, сообщает «Перспектива».

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY
Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY, носит иллюстративный характер

Сельисполком будет распоряжаться им по своему усмотрению. Прохудившиеся постройки, как правило, идут под снос, земля вводится в севооборот.

 — На один дом с момента выявления до сноса уходит 3−4 месяца, — рассказывает начальник отдела ЖКХ Гродненского райисполкома Павел Иодковский. Председатели сельисполкомов не вправе снести развалюху только потому, что та портит внешний вид деревни. Действуют строго по законодательству.

Дом — это частная собственность. Для начала требуется выполнить ряд процедур: найти хозяев, добиться от них определенности в решении дальнейшей судьбы строения и т.д. И если поначалу последние не реагируют на предписания с требованием навести порядок, то после получения повестки из суда начинают доказывать, что намерены использовать дом.

Однако, замечает Павел Иодковский, обычно таких опомнившихся граждан хватает на год-два, а потом они снова забывают о своих обязанностях. Есть в практике случаи, когда одно и то же строение приходилось вносить в регистр повторно. Но, как правило, во второй раз суд уже не идет навстречу нерадивым хозяевам.

Больше всего пустующих домов — на территории Скидельского, Сопоцкинского и Одельского сельсоветов. В общем, дальше от областного центра. В ближайших к городу сельсоветах заброшенных усадеб очень мало. Павел Иодковский замечает: в Гродненском районе нет таких деревень, в которых чуть ли не половина хат позабыты-позаброшены. Пустующие строения встречаются точечно.

В 2017 году в районе планируют снести 25 домов. В прошлом году цифра была почти в два раза выше. Количество неиспользуемых домов уменьшается. Каждый год специальная комиссия обследует населенные пункты.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY
Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY, носит иллюстративный характер

Иногда в регистр пустующих попадают участки с домами, в которые еще можно вдохнуть новую жизнь, но, к сожалению, собственникам они не нужны. Сегодня имеется шесть таких строений. Судом они переданы сельсоветам.

— Мы бы, конечно, их продали. И я уверен, что покупатели бы нашлись. Но на законодательном уровне, к сожалению, нет четкого механизма, как это сделать. Мы направили свои вопросы в вышестоящие инстанции. Знаю, с такой же проблемой столкнулись и в других районах. Ждем разъяснений. Пока эти дома не сносим, — отметил Павел Иодковский.

Желающие приобрести заброшенную усадьбу действительно есть, подтверждает председатель Одельского сельисполкома Владимир Трутнев. Например, на подведомственной ему территории два таких строения. Хоромами их, конечно, не назовешь, но и к развалюхам не причислишь. Проблема в том, что не продашь. Не определен порядок. Если с землей все понятно, то здесь нет. Например, как пояснил собеседник, выставить на аукцион или выделить нуждающимся земельный участок можно лишь в том случае, если сельский населенный пункт имеет схему землеустройства (для агрогородка — генеральный план застройки. — Прим. авт), то есть деревня разбита на участки, границы каждого утверждены. Но таких документов у большинства деревень нет. Для того чтобы их разработать, нужны немалые деньги, время. Счет идет на сотни миллионов рублей старыми. Был бы спрос, можно было бы вести предметный разговор. Но сколько сельисполком выручит от продажи надела в отдаленной деревне? Хорошо, если вообще продаст. Получается замкнутый круг: дом снести жалко, а продать нельзя.

Сельисполкомы прикладывают максимум усилий, чтобы разыскать владельцев пустующих домов и напомнить им об обязанностях. Если не удается, прибегают к помощи райисполкома, который направляет запросы в различные службы и ведомства, разыскивая собственников, в том числе и через СМИ. Последнее слово в этом деле за судом — признать или не признать строение бесхозным. Если да, то дальше разбираться с ним будет уже сельсовет. На снос тоже нужны деньги. Но зачастую помогают базовые хозяйства. Иногда, рассказывает Владимир Трутнев, соседи готовы на безвозмездной основе разобрать строение на дрова. В этом году, например, на территории Одельского сельсовета под снос пошли пять домов, однако исполком при этом не затратил ни копейки из бюджета.

Пустующий и ветхий дом. В чем разница?

Под категорию «пустующие» подпадают жилые дома (за исключением жилых домов, находящихся в государственной собственности), расположенные в сельской местности, в которых собственники или наследники проживают в совокупности менее одного месяца в календарном году в течение трех последних лет подряд и не представили в сельсовет письменное уведомление о намерении использовать строение для проживания.

Под «ветхими» понимаются дома (за исключением жилых домов, находящихся в государственной собственности), признанные не соответствующими санитарным и техническим требованиям или непригодными для проживания, в отношении которых на 1 января каждого календарного года имеются достоверные сведения о том, что данные дома содержатся бесхозяйственно. Лица, имеющие право пользования ими, в течение последнего года не проживают в них и не принимают мер к восстановлению их для использования по назначению.


Другие новости