• ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Офтоп


/

Игорь, купивший с государственного аукциона коттедж в Сенице, проиграл суд второй инстанции и вот-вот лишится и жилья, и денег. Год назад он заплатил рыночную стоимость дома и оформил право собственности. Суд второй инстанции — Минской области — рассматривает жалобы каждого покупателя коттеджа в Сенице на решение районного суда по очереди. И принимает одинаковые решения: аукцион по требованию Миноблисполкома признать недействительным, прав на дома покупателей лишить.

Фото: Минский областной центр инвестиций и приватизации
Фото: Минский областной центр инвестиций и приватизации

REALTY.TUT.BY побывал на открытом судебном заседании и изучил механизмы, которые позволили оставить добросовестных покупателей государственной собственности и без денег, и без домов.

Мы писали о судах по аукциону. В хронологическом порядке история выглядит так. В 2014 году учредители ОАО «Минский агросервис» (на 99,71% принадлежащий Миноблисполкому), чтобы поправить дела предприятия, решили выставить на открытый аукцион недостроенные законсервированные коттеджи в Сенице. Десяток коробок стояли семь лет и потихоньку ветшали, денег их достроить у предприятия не было. Продавали коттеджи через госпредприятие — КУП «Минский областной центр инвестиций и приватизации», было несколько аукционов.

Фото: Минский областной центр инвестиций и приватизации
Фото: Минский областной центр инвестиций и приватизации

Об этих аукционах REALTY.TUT.BY писал уже не раз. Купить коттеджи мог любой желающий, но желающих не находилось. После очередного валютного скачка несколько человек смогли потянуть покупку.

Еще через некоторое время покупатели узнали, что Миноблисполком требует аннулировать результаты аукциона. Часть покупателей отказались от покупки и успели вернуть деньги. Но три человека решили, что им нужны их дома.

Среди них были Елена (она проиграла в областном суде раньше, осталась без жилья и с большими долгами за суд) и Игорь. Игорь купил коробку под крышей в октябре 2015-го. Он не только заплатил, но и оформил все документы на дом к моменту, когда узнал, что облисполком решил с ним судиться.

Суд первой инстанции принял доводы Миноблисполкома.

По версии облисполкома, «ОАО «Минский агросервис» принимало решение о продаже коттеджей с нарушениями. Нарушили решение Миноблисполкома от 22.02.2010 года № 172 «Об утверждении Положения о представителе государства в органах управления хозяйственных обществ». По версии Миноблисполкома, до проведения ОАО «Минский Агросервис» общего собрания акционеров, на котором принималось решение о продаже жилых домов в Сенице, не было получено согласие Миноблисполкома. В решении № 172 есть пункт, что орган, осуществляющий владельческий надзор, вправе поручать представителю государства голосовать за совершение крупных сделок, влекущих отчуждение имущества общества, только после получения на это согласия Минского облисполкома.

Вся загвоздка - в словосочетании «крупных сделок».

Представитель Агросервиса в судах всех инстанций непреклонен: никакого разрешения облисполкома не требовалось, поскольку сделка не является крупной. Сопоставимых по величине сделок у предприятия было немало, физически нельзя каждый раз просить у облисполкома разрешение. Но почему-то именно к продаже коттеджей возникли вопросы?

Игорь не верил, что можно не обратить внимания на этот нюанс. Он заказал официальную лингвистическую экспертизу решения Миноблисполкома от 22.02.2010 года № 172 у специалиста Национальной академии наук.

Специалист подтвердил: речь в документе идет исключительно о крупных сделках. Именно на них нужно разрешение. По-другому документ не читается и не трактуется.

Когда результаты экспертизы были зачитаны в суде, представитель Миноблисполкома сделала ход конем. Заявила, что по действующему законодательству трактовать нормативные акты могут либо те, кто этот акт составил, либо вышестоящие инстанции. Читай, Миноблисполком составил — Миноблисполком трактует. А у Агросервиса достаточно средств, чтобы рассчитаться с покупателями.

Минский областной суд еще раз уточнил у представителя ОАО «Минский агросервис», есть ли у предприятия средства. Тот ответил четко: предприятие признает требования Игоря. Средства, полученные от продажи ему коттеджа, потрачены на нужды предприятия, денег нет и не предвидится.

Тем не менее суд Минской области решил: районный суд прав. Агросервис должен отдать Игорю 116.970 рублей и после этого забрать коттедж. Именно в таком порядке.

Так что же будет с домами?

Есть два варианта развития событий. Игорь и два других добросовестных покупателя собираются подавать кассационные жалобы в Верховный суд.

1. ВС может встать на защиту законопослушных граждан, которым уже год треплют нервы в судах, которые тратятся на юридическое сопровождение и которые вынуждены оплачивать в суде далеко не свои промахи.

2. ВС решит, что областной суд прав, люди, поучаствовавшие в государственном аукционе, останутся без домов и без денег. Ведь Агросервис говорит внятно: денег нет и не предвидится. Даже если Агросервис начнет процедуру банкротства, долги физлицам он будет отдавать в последнюю очередь. То есть на расчеты уйдут годы. За это время газосиликатные коробки, построенные восемь лет назад, превратятся в бесполезную труху.

Нужные услуги в нужный момент