• ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Офтоп


Стефания Бадура,

Недавно сайт РБК написал, что спрос на элитные дома в Подмосковье упал: «Дома по Новорижскому и Рублевскому шоссе стоят в большинстве своем пустые, детям, оставшимся в поселке, негде играть, а у жителей пропадает возможность общения в своем круге. Это порождает цепную реакцию: хозяева возвращаются из опустевших элитных поселков в московские квартиры, поближе к бизнесу, инфраструктуре». Мы вспомнили: у нас же есть своя «Рублевка». И решили посмотреть, живут ли там люди. Для объективности отправились в Веснинку и Дрозды поздним вечером в будний день: если окна горят — значит, все дома.

Сразу за Веснинкой идет строительство делового комплекса

Над новостройками, что идут вдоль проспекта Победителей, яркими огнями распускался фейерверк — кто-то что-то празднует. Через дорогу, в Веснинке, тоже шумно: впритык к элитному поселку китайцы строят деловой комплекс.
Шел девятый час вечера, а на стройплощадке под светом мощных прожекторов еще работали люди. Напомним, здесь (в границах пр. Победителей — пер. Веснинка)
строится гостинично-деловой комплекс с теннисным центром, заказчиком которого выступает компания «Интерсервис» бизнесмена Александра Шакутина и Николая Воробья. Генподрядчиком выступает китайская CITIC Construction.

Строительство гостинично-делового комплекса

Впрочем, и сам Александр Шакутин живет неподалеку — на улице Семковской, которая идет по первой береговой линии водохранилища Дрозды. Там же, по соседству построились теннисистка Виктория Азаренко, теннисный тренер и бизнесмен Сергей Тетерин, экс-глава Нацбанка Надежда Ермакова.

Улица Семковская. Окна горят в каждом втором доме.

Вот-вот справит новоселье и Сергей Румас — его дом уже выведен под крышу.

На этой улице свет горит в пяти домах из десяти. Но сказать, что те дома, что стоят без света, пустые — нельзя.

Крупные чиновники работают вне обычных графиков — могут на работе задерживаться и до 22.00, и до полуночи.

Темнота в окнах Виктории Азаренко — вообще частое явление, поскольку теннисистка всегда в разъездах. Но дом ее ухожен и выглядит жилым.

Из-за того, что соседнюю улицу Веснинку перекопали, единственный автобус, который заезжает в это поселок, теперь идет по улице Семковской, прямо под окнами тех, кто живет на первой береговой линии. В этом есть и плюс — здесь наконец-таки положили асфальт. А то какая подвеска выдержит!

На улице Веснинка, что идет параллельно Семковской, жилых особняков больше, но многие еще достраиваются. Рабочие и тут задерживаются допоздна. В одном из домов горит свет, через панорамное остекление видно, как ребята возятся с отделкой. Низенькие дома местных жителей, которых с каждым годом становится все меньше, в темноте почти незаметны. По дыму из труб можно понять, кто из хозяев еще отапливает дома печами.

Меньше всего заселенных домов на улице Вербной, где, например, получили участки бывший министр, а теперь сенатор Марианна Щеткина и артист Анатолий Ярмоленко. Дом Марианны Акиндиновны уже достроен, там ведутся внутренние работы — в окнах горит свет. Особняк Анатолия Ярмоленко вот-вот достроится.

Дом Марианны Щеткиной уже достроен.

Что касается «старых» Дроздов, то там жизни намного больше. В переулках Агатовом, Изумрудном, Озерном, Покровском, улицах Речной и Тихой — где сконцентрирована большая часть домов известных чиновников — все выглядит жилым. Окна горят, у ворот припаркованы машины, на любой звук, как в деревне, лают собаки.

Переулок Изумрудный.
Первый дом Надежды Ермаковой в Дроздах.

Получается, наши элитные поселки не постигла участь подмосковной Рублевки. И здесь люди остаются жить. Конечно, бывало, когда чиновники все же продавали свои дома или хотя бы пытались сдать их в аренду. Но это единичные случаи. Вот и сейчас на улице Тихой продается на realt.by особняк за 3,5 миллиона долларов. В этом квадрате живут Юрий Чиж, Лидия Ермошина, Владимир Макей, Наталья Петкевич.

Кстати, фасад дома, который продается, нигде не представлен. Можно предположить — потому что многим известно, чей это дом.

Нужные услуги в нужный момент