175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  2. «Многое будет зависеть от элиты белорусского общества». Лукашенко встретился с членами Конституционной комиссии
  3. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  4. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  5. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  6. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  7. На МТЗ реконструкция, в основном — за кредитные займы
  8. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  9. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  10. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  11. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  12. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  13. Какие симптомы указывают на пограничное расстройство личности. Объясняет психотерапевт
  14. В Беларуси — сильная геомагнитная буря
  15. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  16. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  17. 14 мая будут судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Рассказываем про обвиняемых
  18. Авиакомпании отменяют рейсы в Тель-Авив из-за боевых действий. «Белавиа» планирует завтра лететь
  19. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  20. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  21. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  22. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы
  23. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  24. Лукашенко принял верительные грамоты послов шести стран
  25. Ozon зарегистрировал в Беларуси юрлицо. Что обещает белорусам российский маркетплейс
  26. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  27. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации
  28. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  29. Трехкратный восходитель на Эверест — о рисках, очередях к вершине и коронавирусе на такой высоте
  30. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов


/ /

Новость о том, что деревянный Северный переулок отдадут инвесторам под объекты общепита, застала местных врасплох. «Рестораны в наших-то домах?» — недоумевал Георгий Иванович, глядя на рядок домов — там кружил первый снег, задерживался на оранжевых ягодах шиповника и быстро таял. — Ну не знаю. Чего тут только не планировали: и снос, и музей под открытым небом. Потом тишина. И вот — новая идея. А мы все отапливаем дом печью и носим воду из колонки».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
На пересечении проспекта Дзержинского и улицы К. Цеткин будет проходить третья линия метро. Здесь уже строится станция «Площадь Богушевича»

О легендарном Северном переулке (находится в границах улиц Либкнехта — Цеткин — просп. Дзержинского. — Прим. TUT.BY), в котором сохранилась аутентичная застройка начала ХХ века, TUT.BY писал в рамках проекта «Я TUT родился». Кто читал материал, тот помнит, что архитектура — не единственная ценность в этом переулке. Практически в каждом доме есть семейная история нескольких поколений, спрятанная в старых альбомах и далеких уголках памяти.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

С момента публикации прошло четыре года. За это время жизнь тут изменилась: в нескольких домах ставни закрылись навсегда, на месте садов строится метро. Из одиннадцати сохранившихся домов живут только в пяти.

— 24-й дом купили, но так и не поселились в нем. В 15-м, где квартировал когда-то Макаёнок, после пожара сделали ремонт, проводили там йогу и чаепития, но живут ли там постоянно, сказать трудно. В 11-м — офис, в 22-м — музей. Дом № 5 уже расселили и будут сносить, — рассказывают местные жители. — Им дали хорошие квартиры, где-то здесь, в районе проспекта Дзержинского. Если бы нам взамен наших домов тоже дали равноценное жилье где-нибудь в Грушевке, то и мы были бы не против. Да, уехали бы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Свои мысли и пожелания местные жители могли бы высказать в районной администрации, где сегодня пройдет презентация проекта детального планирования в границах ул. Московской — К. Цеткин — Кальварийской — ж/д Минск — Молодечно. Речь там будет и о судьбе переулка Северный, который может стать food-переулком.

— Не пойду на презентацию, — говорит местный житель Георгий Иванович. — За пятьдесят лет, что здесь живу, столько уже писем, просьб, обсуждений было, но ничего не менялось — все осталось, как и было: ни воды, ни газа. Уверен, что наше мнение не сильно повлияет на ситуацию. Город примет то решение, которое ему нужно.

Не собирается идти на обсуждение и Георгий Савватьевич, который «во всех этих переживаниях заработал инфаркт».

— Это раскіданае гняздо, — цитирует белорусского классика житель дома № 14 Георгий Савватьевич. — Трагедия. Маленькая, но трагедия. Понимаю, что в жизни есть неотвратимые вещи: в прошлом году вырубили мой сад. Если бы меня об этом предупредили бы за год-два, было бы не так обидно: буквально накануне посадил молодые деревца. Говорите, в наших домах будет общепит? А куда они помои выливать будут? Коммуникаций у нас нет, а те, что вроде недавно прокладывали — прошли мимо. А людей, значит, переселять будут? Пе-ре-се-лять (тянет по слогам задумчиво). Какие обидные слова! Это же не табуретку с места на место переставить…

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Дом Георгия Савватьевича был построен в 1911 году. Семья была большая, строились с размахом: общая площадь почти сто «квадратов», жилая — 70. Вот уже больше века дом отапливается печью, их там три. На зиму хозяева заказывают машину дров, которые город продает им со скидкой. Но, уверяет Людмила Павловна, — жена Георгия Савватьевича, — печка «кушает» в три раза больше. Правда, если докупать еще две машины, то уже цена будет намного выше.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Жизнь здесь хуже, чем в самой захудалой деревне, — признается Людмила Павловна, пока закрывает на ночь ставни. Так она делает каждый вечер, потому что «не хочет жить как на подиуме»: прохожие, не стесняясь, заглядывают в окна. — Когда-то здесь было хорошо: был сад, участок в 12 соток. Когда начали строить метро, от участка осталось всего три сотки. И так у всех, кто живет по нашей стороне. Туалеты раньше стояли в конце участков, а теперь их перенесли прямо к порогу дома. Разве это нормально? Дрова хранить негде, они свалены просто во дворе, хотя по технике безопасности так делать нельзя. Газ в баллонах заказываем. Воды в доме нет. Так что пусть, пусть наши дома сохранятся, станут точками общепита, но пусть взамен нам предложат что-то достойное и равноценное тому, что у нас было.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Туалеты «переехали» прямо к порогу дома

— Ха! Ресторан в моем доме? — не верил новостям сосед Людмилы Павловны, который живет в доме № 16. — Так ты толкни эту стену ногой — она же рассыпается! Дом 1896 года, дерево уже гнилое. Когда из-за метро сносили 12-й дом, мы ходили смотрели — там не венцы, а одна труха была.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

К слову, не все дома в переулке Северный «хилые». Есть и такие, где и дерево хорошо сохранилось, и фундамент. Местные говорят, что в 60-е годы некоторым повезло — дома ставили на капремонт. И, пожалуй, это единственный период, когда можно было что-то подновить.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Когда вся эта канитель пошла со сносом, а потом и с метро, переулок наш взял под опеку Музей деревянного зодчества, — рассказывает Людмила Павловна. — Дом № 22 - как раз их дом, но там постоянно закрыты ставни, даже не знаю, работает ли он, но точно охраняется. Тогда нам и выдали охранные грамоты, согласно которым переулок стал историко-культурной ценностью. Если нужно было людям сделать какой-то ремонт или что-то построить-пристроить, нужно было у директора музея получать на это разрешение. И разрешение давали, но с определенными условиями, например, не менять облик дома, чтобы он оставался деревянным. А что же это за ремонт такой? Тем более все нужно было делать за свои деньги. Вот все и осталось так, как было.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сосед Людмилы Павловны во время беседы листает фотографии в своем мобильном телефоне. Ищет тот снимок, где еще был сад, который заканчивался на склоне у проспекта Дзержинского.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Эх, не могу найти, — говорит сосед. — Зато розы нашел! Смотри, Люда, какие розы у нас шикарные были, куст — почти до крыши дома доставал. И флоксы были, и лилии. А у тебя так вообще весь участок в цветах был…

— Это мой Георгий Савватьевич в основном всем занимался. Он, хоть и математик, но очень любил сад. Что ни посадит — все хорошо росло.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Соседи перешли на хозяйственные вопросы, говорили о похолодании, дровах и отоплении, о том, как пережить эту зиму, которая началась так рано. Про новый проект, который сегодня представят в администрации Московского района, больше не вспоминали.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
-25%
-12%
-50%
-15%
-30%
-10%
-15%
-10%
-20%
-50%
-5%
реклама