104 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  2. «После аварии никто не извинился и не помог». Уже два года 27-летняя мотоциклистка парализована
  3. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  4. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  5. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  6. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  7. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  8. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  9. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  10. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  11. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  12. Суд за надпись «3%» и пять лет колонии за «изготовление ежей». Что происходило в Беларуси 3 марта
  13. «Наш пессимизм не оправдался». Что сейчас происходит со стартап-сообществом в Беларуси
  14. Ловите весну. Как выглядит Минск в первые дни марта
  15. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  16. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  17. «Это карманы одних штанов». Финансовые проблемы госкомпаний обременяют банки и бюджет
  18. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  19. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет
  20. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  21. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  22. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  23. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  24. Эксперт назвал главные причины, почему семена помидоров могут не взойти
  25. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  26. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  27. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  28. Суд над физруком за удар школьника, закрывшиеся магазины и что с ценами на продукты — все за вчера
  29. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  30. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей


/ /

Новость о том, что деревянный Северный переулок отдадут инвесторам под объекты общепита, застала местных врасплох. «Рестораны в наших-то домах?» — недоумевал Георгий Иванович, глядя на рядок домов — там кружил первый снег, задерживался на оранжевых ягодах шиповника и быстро таял. — Ну не знаю. Чего тут только не планировали: и снос, и музей под открытым небом. Потом тишина. И вот — новая идея. А мы все отапливаем дом печью и носим воду из колонки».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
На пересечении проспекта Дзержинского и улицы К. Цеткин будет проходить третья линия метро. Здесь уже строится станция «Площадь Богушевича»

О легендарном Северном переулке (находится в границах улиц Либкнехта — Цеткин — просп. Дзержинского. — Прим. TUT.BY), в котором сохранилась аутентичная застройка начала ХХ века, TUT.BY писал в рамках проекта «Я TUT родился». Кто читал материал, тот помнит, что архитектура — не единственная ценность в этом переулке. Практически в каждом доме есть семейная история нескольких поколений, спрятанная в старых альбомах и далеких уголках памяти.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

С момента публикации прошло четыре года. За это время жизнь тут изменилась: в нескольких домах ставни закрылись навсегда, на месте садов строится метро. Из одиннадцати сохранившихся домов живут только в пяти.

— 24-й дом купили, но так и не поселились в нем. В 15-м, где квартировал когда-то Макаёнок, после пожара сделали ремонт, проводили там йогу и чаепития, но живут ли там постоянно, сказать трудно. В 11-м — офис, в 22-м — музей. Дом № 5 уже расселили и будут сносить, — рассказывают местные жители. — Им дали хорошие квартиры, где-то здесь, в районе проспекта Дзержинского. Если бы нам взамен наших домов тоже дали равноценное жилье где-нибудь в Грушевке, то и мы были бы не против. Да, уехали бы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Свои мысли и пожелания местные жители могли бы высказать в районной администрации, где сегодня пройдет презентация проекта детального планирования в границах ул. Московской — К. Цеткин — Кальварийской — ж/д Минск — Молодечно. Речь там будет и о судьбе переулка Северный, который может стать food-переулком.

— Не пойду на презентацию, — говорит местный житель Георгий Иванович. — За пятьдесят лет, что здесь живу, столько уже писем, просьб, обсуждений было, но ничего не менялось — все осталось, как и было: ни воды, ни газа. Уверен, что наше мнение не сильно повлияет на ситуацию. Город примет то решение, которое ему нужно.

Не собирается идти на обсуждение и Георгий Савватьевич, который «во всех этих переживаниях заработал инфаркт».

— Это раскіданае гняздо, — цитирует белорусского классика житель дома № 14 Георгий Савватьевич. — Трагедия. Маленькая, но трагедия. Понимаю, что в жизни есть неотвратимые вещи: в прошлом году вырубили мой сад. Если бы меня об этом предупредили бы за год-два, было бы не так обидно: буквально накануне посадил молодые деревца. Говорите, в наших домах будет общепит? А куда они помои выливать будут? Коммуникаций у нас нет, а те, что вроде недавно прокладывали — прошли мимо. А людей, значит, переселять будут? Пе-ре-се-лять (тянет по слогам задумчиво). Какие обидные слова! Это же не табуретку с места на место переставить…

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Дом Георгия Савватьевича был построен в 1911 году. Семья была большая, строились с размахом: общая площадь почти сто «квадратов», жилая — 70. Вот уже больше века дом отапливается печью, их там три. На зиму хозяева заказывают машину дров, которые город продает им со скидкой. Но, уверяет Людмила Павловна, — жена Георгия Савватьевича, — печка «кушает» в три раза больше. Правда, если докупать еще две машины, то уже цена будет намного выше.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Жизнь здесь хуже, чем в самой захудалой деревне, — признается Людмила Павловна, пока закрывает на ночь ставни. Так она делает каждый вечер, потому что «не хочет жить как на подиуме»: прохожие, не стесняясь, заглядывают в окна. — Когда-то здесь было хорошо: был сад, участок в 12 соток. Когда начали строить метро, от участка осталось всего три сотки. И так у всех, кто живет по нашей стороне. Туалеты раньше стояли в конце участков, а теперь их перенесли прямо к порогу дома. Разве это нормально? Дрова хранить негде, они свалены просто во дворе, хотя по технике безопасности так делать нельзя. Газ в баллонах заказываем. Воды в доме нет. Так что пусть, пусть наши дома сохранятся, станут точками общепита, но пусть взамен нам предложат что-то достойное и равноценное тому, что у нас было.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Туалеты «переехали» прямо к порогу дома

— Ха! Ресторан в моем доме? — не верил новостям сосед Людмилы Павловны, который живет в доме № 16. — Так ты толкни эту стену ногой — она же рассыпается! Дом 1896 года, дерево уже гнилое. Когда из-за метро сносили 12-й дом, мы ходили смотрели — там не венцы, а одна труха была.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

К слову, не все дома в переулке Северный «хилые». Есть и такие, где и дерево хорошо сохранилось, и фундамент. Местные говорят, что в 60-е годы некоторым повезло — дома ставили на капремонт. И, пожалуй, это единственный период, когда можно было что-то подновить.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Когда вся эта канитель пошла со сносом, а потом и с метро, переулок наш взял под опеку Музей деревянного зодчества, — рассказывает Людмила Павловна. — Дом № 22 - как раз их дом, но там постоянно закрыты ставни, даже не знаю, работает ли он, но точно охраняется. Тогда нам и выдали охранные грамоты, согласно которым переулок стал историко-культурной ценностью. Если нужно было людям сделать какой-то ремонт или что-то построить-пристроить, нужно было у директора музея получать на это разрешение. И разрешение давали, но с определенными условиями, например, не менять облик дома, чтобы он оставался деревянным. А что же это за ремонт такой? Тем более все нужно было делать за свои деньги. Вот все и осталось так, как было.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сосед Людмилы Павловны во время беседы листает фотографии в своем мобильном телефоне. Ищет тот снимок, где еще был сад, который заканчивался на склоне у проспекта Дзержинского.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Эх, не могу найти, — говорит сосед. — Зато розы нашел! Смотри, Люда, какие розы у нас шикарные были, куст — почти до крыши дома доставал. И флоксы были, и лилии. А у тебя так вообще весь участок в цветах был…

— Это мой Георгий Савватьевич в основном всем занимался. Он, хоть и математик, но очень любил сад. Что ни посадит — все хорошо росло.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Соседи перешли на хозяйственные вопросы, говорили о похолодании, дровах и отоплении, о том, как пережить эту зиму, которая началась так рано. Про новый проект, который сегодня представят в администрации Московского района, больше не вспоминали.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
-12%
-35%
-20%
-25%
-40%
-20%
-15%
-20%
-20%
-20%
реклама