• ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Офтоп


/

Советская эпоха — это время грандиозных проектов и «строек века». Особенно увлекались архитектурным пафосом в годы первых пятилеток — 1920-е, 1930-е — когда в Советском Союзе практически с нуля создавались новые отрасли промышленности и строились целые города.

Вдохновленные успехами индустриализации советские архитекторы порой предлагали к реализации самые фантастические и грандиозные проекты, причем некоторые из них на полном серьезе принимались советским правительством в разработку. Известен пример Дворца Советов в Москве, это здание, будь оно построено, стало бы самым высоким в мире на то время. Не обошла мода на грандиозность и БССР, правительство которой поставило цель за десятилетие превратить аграрную страну в индустриальный центр. Строились заводы и фабрики, возводились электростанции, создавались жилые дома нового типа. Многое из запланированного удалось воплотить в жизнь, но некоторые проекты так и осталось на бумаге.

TUT.BY нашел нереализованные проекты белорусских архитекторов 1920-1930 годов, а также изучил альтернативные варианты известных межвоенных зданий Минска.

Минск: от губернского захолустья до пролетарской столицы

Советские архитекторы 1920-х годов с пренебрежением относились к Минску, называя его захудалым, мелкобуржуазным городком, в котором не было ничего ценного. По их мнению, нужно было быстро и решительно превратить это бывшее губернское захолустье в цветущую пролетарскую столицу. Как это сделать? Конечно же, построить что-нибудь грандиозное! И первым претендентом на «стройку века» столичного масштаба стал студгородок БГУ. Открытый в 1921 году, белорусский университет первоначально размещался в нескольких старых зданиях, разбросанных по всему городу. В 1926 году был объявлен всесоюзный архитектурный конкурс на проект университетского городка в центре Минска. Одними из первых представили свое видение современного пролетарского университета московские архитекторы из объединения ОСА.

Работа архитекторов Владимирова и Красильникова выполнена в ногу со временем — на университетском корпусе установлена радиомачта. Интересно, что первая широковещательная радиостанция появилась в Минске в 1925 году незадолго до объявления архитектурного конкурса
Работа архитекторов Владимирова и Красильникова выполнена в ногу со временем — на университетском корпусе установлена радиомачта. Интересно, что первая широковещательная радиостанция появилась в Минске в 1925 году незадолго до объявления архитектурного конкурса
Стекло и бетон. Такой проект и сегодня бы смотрелся современно. Кстати, эта работа московского архитектора Гинзбурга (уроженца Минска) получила одну из премий в рамках конкурса
Стекло и бетон. Такой проект и сегодня бы смотрелся современно. Кстати, эта работа московского архитектора Гинзбурга (уроженца Минска) получила одну из премий в рамках конкурса
Проект Вегмана больше похож на железнодорожный вокзал, чем на университет, хотя, возможно, благодаря этим огромным часам на фасаде здания студенты бы реже опаздывали на пары
Проект Вегмана больше похож на железнодорожный вокзал, чем на университет, хотя, возможно, благодаря этим огромным часам на фасаде здания студенты бы реже опаздывали на пары

Москвичи подошли к делу серьезно и представили проекты, выполненные по последнему слову архитектурной науки и техники того времени. Здания на бумаге выглядели современными, оригинальными и масштабными, но, тем не менее, конкурсная комиссия в итоге отдала главный приз гораздо более скромному проекту за авторством архитекторов И. Запорожца и Г. Лаврова. Видимо правительство Советской Беларуси посчитало московские проекты слишком дорогими для еще не окрепшей экономики молодой республики.

Главный корпус БГУ — проект архитектора Георгия Лаврова. Строительство здания было завершено в 1930 году. Постройка сохранилось до наших дней в измененном виде, бывший корпус БГУ находится во внутреннем дворе Педагогического университета на площади Независимости
Главный корпус БГУ — проект архитектора Георгия Лаврова. Строительство здания было завершено в 1930 году. Постройка сохранилась до наших дней в измененном виде, бывший корпус БГУ находится во внутреннем дворе педагогического университета на площади Независимости
Главный корпус БГУ. Вид со стороны Дома правительства, 1930-е годы. В перестроенном виде это здание сегодня находится "внутри" педагогического университета.

Возможно, комиссия впоследствии пожалела о своем выборе. Уже во время строительства университетского городка начали раздаваться критические отзывы о его архитектуре. Новые корпуса БГУ называли безликими и серыми, сравнивали их с казармами, критиковали непродуманное внутреннее устройство университетского квартала и его размещение в стороне от центральной улицы Минска — главный корпус БГУ в то время выходил на Советскую улицу (будущий проспект Независимости) только боковым фасадом. Тем не менее университетский городок был возведен согласно проекту, хотя и в усеченном виде — от постройки нескольких корпусов, располагавшихся ближе к железной дороге, отказались.

Макет университетского городка БГУ. Здания в правой части снимка не были построены. От осуществленного к 1931 году комплекса построек до нашего времени частично сохранилось всего три корпуса
Макет университетского городка БГУ. Здания в правой части снимка не были построены. От осуществленного к 1931 году комплекса построек до нашего времени частично сохранилось всего три корпуса

Повлияла критика или просто стало больше денег в казне, но на следующем масштабном градостроительном проекте правительство БССР экономить не стало. В 1929 году был объявлен всесоюзный конкурс на проект Дома правительства. На этот раз в борьбе за первое место схлестнулись представители ленинградской архитектурной школы.

Проект, представленный на конкурс архитектором Ноем Троцким
Проект, представленный на конкурс архитектором Ноем Троцким
Работа коллектива архитекторов И. Вакса, Я. Гервица и В. Давыдовой-Стелькер
Работа коллектива архитекторов И. Вакса, Я. Гервица и В. Давыдовой-Стелькер
Проект архитекторов Л. Руднева и И. Фомина. Их работа взяла второе место
Проект архитекторов Л. Руднева и И. Фомина. Их работа взяла второе место
Проект тех же мастеров. Вид на проектируемый Дом правительства со стороны современной площади Мясникова
Проект тех же мастеров. Вид на проектируемый Дом правительства со стороны современной площади Мясникова

В итоге в конкурсе на проект Дома правительства одержал победу Иосиф Лангбард, также ленинградец. Уроженец Гродненской губернии, он к началу строительства перебрался на постоянное место жительства в Минск. Архитектор принимал непосредственное участие в процессе возведения здания, вносил правки в рабочую документацию, изменял спецификацию строительных материалов, поэтому построенный Дом правительства несколько отличается от первоначального конкурсного проекта.

Один из ранних эскизов Дома правительства, выполненных Лангбардом. На нем еще присутствует пешеходная галерея, поддерживаемая рядом колонн и соединяющая боковые крылья здания. Планировалось, что она станет своеобразной трибуной, с которой члены правительства смогут приветствовать торжественные колонны трудящихся, проходящие по Советской улице. От этого архитектурного элемента в последствие отказались. Лангбард приберег колоннаду для другого своего объекта — здания Белорусской академии наук, но об этом позднее
Один из ранних эскизов Дома правительства, выполненных Лангбардом. На нем еще присутствует пешеходная галерея, поддерживаемая рядом колонн и соединяющая боковые крылья здания. Планировалось, что она станет своеобразной трибуной, с которой члены правительства смогут приветствовать торжественные колонны трудящихся, проходящие по Советской улице. От этого архитектурного элемента впоследствии отказались. Лангбард приберег колоннаду для другого своего объекта — здания Белорусской академии наук, но об этом позднее
Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Кроме самого здания Дома правительства архитектор проработал и организацию площади перед ним, а также обустройство окружающего ландшафта — планировалось снести деревянную застройку за зданием со стороны улицы Мясникова и на склонах холма, на котором стоит Дом правительства, организовать парк, обнесенный чугунной оградой. Впрочем, этим планам не суждено было сбыться, долгое время Дом правительства белоснежной горой возвышался над рядовой застройкой улиц Советской (ныне проспект Независимости), Мясникова и Берсона.

Вариант обустройства площади перед Домом правительства, предложенный Лангбардом в конкурсном проекте 1929 года. Осуществлению этого проекта помешал, в том числе и тот факт, что на месте предполагаемой площади уже начали возводиться строения университетского городка БГУ
Вариант обустройства площади перед Домом правительства, предложенный Лангбардом в конкурсном проекте 1929 года. Осуществлению этого проекта помешал в числе прочего и тот факт, что на месте предполагаемой площади уже начали возводиться строения университетского городка БГУ

Противостояние архитекторов

С приездом Лангбарда в Минск в белорусской столице развернулось своеобразное архитектурное соперничество. С 1928 года в Минске работал упомянутый в связи с проектом главного корпуса БГУ архитектор Георгий Лавров, его авторству также принадлежит проект здания Государственной библиотеки БССР (старый корпус Национальной библиотеки Беларуси). Здание было открыто на улице Красноармейской в 1932 году.

Проект Государственной библиотеки им. Ленина — яркий образец советского конструктивизма. Архитектор Лавров для библиотечного комплекса спроектировал также девятиэтажное книгохранилище (высокий обьем на заднем плане рисунка), но его задумка не была реализована. Хотя в случае постройки, книгохранилище могло на десятилетия стать самым высоким зданием Минска
Проект Государственной библиотеки им. Ленина — яркий образец советского конструктивизма. Архитектор Лавров для библиотечного комплекса спроектировал также девятиэтажное книгохранилище (высокий объем на заднем плане рисунка), но его задумка не была реализована. Хотя в случае постройки книгохранилище могло на десятилетия стать самым высоким зданием Минска
Фото: Павел Добровольский
Фото: Павел Добровольский

Кроме того, по проектам Лаврова в начале 1930-х были построены Клинический городок (ныне территория больницы № 1) и Дом печати в Минске, ряд корпусов Сельскохозяйственной академии в Горках. Внезапно у архитектора начинаются проблемы. Спроектированный Лавровым и принятый к исполнению в 1930 году проект Белорусского государственного (оперного) театра позднее был отвергнут. После чего в 1932 году был организован новый всесоюзный конкурс, в котором принял участие Лангбард. Намечалось очередное грандиозное строительство, которое должно было положить конец остаткам мещанско-буржуазного Минска — площадкой для строительства театра была выбрана Троицкая гора (район площади Парижской Коммуны), на которой до начала 1930-х годов размещался городской рынок.

Проект Белорусского государственного театра выполнен Лавровым в конструктивистком ключе. По задумке архитектора центральный зал театра рассчитывался на размещение 3400 зрителей. Будь этот проект реализован — в Минске мог бы появиться самый большой в мире театр в стиле конструктивизма. Для сравнения, построенный по проекту Лангбарда, Национальный театр оперы и балета вмещает 1137 зрителей
Проект Белорусского государственного театра выполнен Лавровым в конструктивистском ключе. По задумке архитектора центральный зал театра рассчитывался на размещение 3400 зрителей. Будь этот проект реализован — в Минске мог бы появиться самый большой в мире театр в стиле конструктивизма. Для сравнения: построенный по проекту Лангбарда Национальный театр оперы и балета вмещает 1137 зрителей

Впрочем, у Лангбарда в новом конкурсе на проект театра в Минске были сильные соперники со всего СССР, в том числе старые знакомые со времен проектирования Дома правительства Лев Руднев и Ной Троцкий.

Проект Белорусского государственного театра за авторством Ноя Троцкого. В 1932 году в советской архитектуре развернулась компания по освоению классического наследия, конструктивизм был отброшен и забыт, в ход пошли архитектурные приемы характерные скорее для Древнего Рима или Греции, чем для ХХ столетия. Победи Троцкий в конкурсе, в Минске появился бы свой Колизей
Проект Белорусского государственного театра за авторством Ноя Троцкого. В 1932 году в советской архитектуре развернулась компания по освоению классического наследия, конструктивизм был отброшен и забыт, в ход пошли архитектурные приемы, характерные скорее для Древнего Рима или Греции, чем для ХХ столетия. Победи Троцкий в конкурсе, в Минске появился бы свой Колизей

Еще одним пунктом негласного противостояния архитекторов Лаврова и Лангбарда стало здание Белорусской академии наук. И вновь принятый к исполнению в 1930 году проект Лаврова был впоследствии отдан Лангбарду на переработку. Правда, строительство здания уже началось и новому архитектору оставалось только переработать фасады и добавить некоторые детали.

Первоначальный проект академии наук с ярко выраженными чертами конструктивизма — сплошным ленточным остеклением и минимумом наружной отделки
Первоначальный проект академии наук с ярко выраженными чертами конструктивизма — сплошным ленточным остеклением и минимумом наружной отделки
Переработанный Лангбардом проект — у здания появилась колоннада отдаленно похожая на исчезнувшую колоннаду Дома правительства
Переработанный Лангбардом проект — у здания появилась колоннада, отдаленно похожая на исчезнувшую колоннаду Дома правительства
Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Впрочем, не всегда взаимодействие архитекторов сводилось к переработке проектов одного другим. В начале 1930-х годов Лаврову и Лангбарду поручили проектировать застройку двух соседствующих друг с другом кварталов. Лангбард разрабатывал проект жилой застройки участка, ограниченного улицами Советской (ныне проспект Независимости), Карла Маркса и Пролетарской набережной (сейчас улица Янки Купалы), а Лавров проектировал жилой «Дом писателей», который должен был разместиться на той же Пролетарской набережной, но только между улицами Карла Маркса и Университетской (сейчас улица Кирова). К сожалению, ни один из проектов не был реализован.

Жилой квартал по проекту Иосифа Лангбарда, 1930 год. Вид со стороны современной улицы Янки Купалы
Жилой квартал по проекту Иосифа Лангбарда, 1930 год. Вид со стороны современной улицы Янки Купалы
Спуск к Свислочи по улице Карла Маркса с видом на планируемую застройку. Позднее Лангбарду доведется поработать в этом районе над возведением дома Красной Армии (ныне Центральный Дом офицеров) в 1934—1939 годы
Спуск к Свислочи по улице Карла Маркса с видом на планируемую застройку. Позднее Лангбарду доведется поработать в этом районе над возведением дома Красной Армии (ныне Центральный дом офицеров) в 1934—1939 годы
«Дом писателей» спроектирован Георгием Лавровым в 1933 году. Здание относится к так называемым домам-коммунам — новому типу жилья, имевшему широкое распространение на территории СССР. В одном объеме должны были размещаться жилые квартиры, столовые, прачечные, ясли и другие общественные учреждения. Что помешало реализации этого проекта неизвестно, интересно, что уже после войны в этом же квартале, где планировался разместиться «Дом писателей», будут возведены жилые дома для советской номенклатуры
«Дом писателей» спроектирован Георгием Лавровым в 1933 году. Здание относится к так называемым домам-коммунам — новому типу жилья, имевшему широкое распространение на территории СССР. В одном объеме должны были размещаться жилые квартиры, столовые, прачечные, ясли и другие общественные учреждения. Что помешало реализации этого проекта, неизвестно, интересно, что уже после войны в этом же квартале, где планировали разместить «Дом писателей», будут возведены жилые дома для советской номенклатуры

Впрочем, не только Лангбарду доставались объекты Лаврова. Начатое в 1932 году строительство главного корпуса Политехнического института (теперь БНТУ) было остановлено, проект Лаврова отдан на переработку молодому архитектору Наталье Маклецовой. Такое положение дел не могло долго устраивать архитектора, и в 1934 году Георгий Лавров покидает Минск.

Первоначальный проект главного корпуса Политехнического института, выполненный Лавровым, 1932 год
Первоначальный проект главного корпуса Политехнического института, выполненный Лавровым, 1932 год
Достроенное по переработанному Маклецовой проекту здание института (фото из личного архива Тихона Чернякевича). Постройка сильно пострадала от бомбежек, и после войны здание было перестроена в неоклассическом ключе. Главный корпус политеха обрел знакомые современным студентам БНТУ черты
Достроенное по переработанному Маклецовой проекту здание института (фото из личного архива Тихона Чернякевича). Постройка сильно пострадала от бомбежек, и после войны здание было перестроено в неоклассическом ключе. Главный корпус политеха обрел знакомые современным студентам БНТУ черты

Эволюция образов

В 1930-е годы архитекторов, работающих в Минске, становилось все больше, в Беларусь возвращались студенты, окончившие архитектурные институты Москвы и Ленинграда. Молодые и амбициозные, они старались в своих работах превзойти зодчих «старой гвардии». Часто вольный полет архитектурной фантазии сталкивался с суровой действительностью — многие проекты ждало упрощение и удешевление. Так стало с проектом геофизической обсерватории, которая должна была появиться на далекой окраине Минска. Проект был поручен молодому выпускнику ВХУТЕМАСа Ивану Володько. От первоначальной задумки до реализации внешний вид здания поменялся несколько раз.

Белорусская геофизическая обсерватория, проект 1930 года. Стильное здание с декором, исполненным в контрастных тонах, сразу привлекает внимание. Многие читатели, глядя на этот проект, вероятно, не сразу догадаются, о каком объекте Минска идет речь
Белорусская геофизическая обсерватория, проект 1930 года. Стильное здание с декором, исполненным в контрастных тонах, сразу привлекает внимание. Многие читатели, глядя на этот проект, вероятно, не сразу догадаются, о каком объекте Минска идет речь
Макет здания, выполненный по проекту 1932 года. Черно белый декор остался, но от сплошного остекления главного фасада пришлось отказаться, как и от полукруглой крытой галереи на крыше. Пристройка с надземным переходом тоже канула в Лету
Макет здания, выполненный по проекту 1932 года. Черно-белый декор остался, но от сплошного остекления главного фасада пришлось отказаться, как и от полукруглой крытой галереи на крыше. Пристройка с надземным переходом тоже канула в Лету
Так выглядит Геофизическая обсерватория сегодня. Здание, построенное в 1933 году, мало изменилось в последующие годы. Отличия от проекта 1932 года есть, но незначительные и касаются в основном упрощения отделки
Так выглядит геофизическая обсерватория сегодня. Здание, построенное в 1933 году, мало изменилось в последующие годы. Отличия от проекта 1932 года есть, но незначительные и касаются в основном упрощения отделки

Многие знаковые здания города изменились за период строительства. Например, минская фабрика-кухня, располагающаяся на площади Независимости, на стадии проектирования имела несколько иной вид, нежели построенное в 1936 году здание.

Проект фабрики-кухни в Минске, 1930 год. Архитектор неизвестен
Проект фабрики-кухни в Минске, 1930 год. Архитектор Георгий Лавров
Вид сверху на здание фабрики-кухни (середина 1950-х гг.). Из книги Виталия Кириченко "Минск. Исторический портрет города. 1953-1959".

Некоторые здания меняли не только внешний вид, но и назначение. Коллектив молодых архитекторов в составе Володько, Воинова, Крылова и Гилярова спроектировал в начале 1930-х годов здание клуба строителей на улице Энгельса в Минске. Возведение здания началось, но вскоре стройка была заморожена. Несколько лет фундаменты клуба строителей стояли, открытые всем ветрам. В 1936 году жизнь вернулась к «недострою», на основе клуба вырос минский Дворец пионеров. Безусловно, от первоначального проекта клуба осталось очень мало — здание сменило архитектурный стиль с конструктивизма на неоклассицизм.

Проект клуба строителей в Минске, 1932 год
Проект клуба строителей в Минске, 1932 год
Дворец пионеров, конец 1930-х годов. Несмотря на кардинальное различие в стиле некоторые общие черты у старого проекта и нового здания вполне угадываются
Дворец пионеров, конец 1930-х годов. Несмотря на кардинальное различие в стиле, некоторые общие черты у старого проекта и нового здания вполне угадываются

Проекты, отвергнутые войной

К середине 1930-х годов стало наблюдаться некоторое затишье на архитектурном фронте Минска. Впрочем, во второй половине десятилетия архитектурная жизнь забурлила вновь. В столице советской Беларуси стали появляться проекты один грандиознее другого. Правда, большинству из этих построек не суждено было появиться на улицах Минска — в 1941 году в город пришла война.

Проект оранжереи ботанического сада Белорусской академии наук, 1936 год. Величественная колоннада, огромная остекленная арка, пилястры и портики — работа архитектора Вараскина полностью следовала новым веяниям в советской архитектуре тех лет
Проект оранжереи ботанического сада Белорусской академии наук, 1936 год. Величественная колоннада, огромная остекленная арка, пилястры и портики — работа архитектора Вараксина полностью следовала новым веяниям в советской архитектуре тех лет
Проект корпуса Минского партийно-учебного городка, 1936 год. Устанавливая на крыше здания статую Ленина, авторы проекта архитекторы Воинов и Столлер, осознанно или нет, подражали аналогичному решению для здания Дворца Советов в Москве
Проект корпуса Минского партийно-учебного городка, 1936 год. Устанавливая на крыше здания статую Ленина, авторы проекта архитекторы Воинов и Столлер, осознанно или нет, подражали аналогичному решению для здания Дворца Советов в Москве
Еще одна довоенная пирамидальная высотка — минский Дом радио, 1935 год (иллюстрация citydog.by). Работа молодых архитекторов Воинова и Маклецовой должна была размещаться на улице Красной, там, где после войны был построен аналогичный объект, правда, в гораздо более скромном виде
Еще одна довоенная пирамидальная высотка — минский Дом радио, 1935 год. Работа молодых архитекторов Воинова и Маклецовой должна была размещаться на улице Красной, там, где после войны был построен аналогичный объект, правда, в гораздо более скромном виде. Иллюстрация: Citydog.by
Проект Третьего дома советов — жилья для советской номенклатуры. Авторы: Воинов, Враскин, Столлер и Малахов. Сегодня под таким же названием в Минске известно другое довоенное здание, находящееся на улице Максима Богдановича недалеко от Троицкого предместья. Но в 1936 году Третьим домом советов должен стать дом в другой части Минска. Кстати, это здание все-таки начали возводить на улице Свердловской (теперь улица Свердлова), но достроить к началу войны не успели. Не будь бомбежек и пожаров, восьмиэтажный гигант мог на долгое время стать самым высоким жилым домом Минска
Проект Третьего дома Советов — жилья для советской номенклатуры. Авторы: Воинов, Вараксин, Столлер и Малахов. Сегодня под таким же названием в Минске известно другое довоенное здание, находящееся на улице Максима Богдановича недалеко от Троицкого предместья. Но в 1936 году Третьим домом Советов должен был стать дом в другой части Минска. Кстати, это здание все-таки начали возводить на улице Свердловской (теперь улица Свердлова), но достроить к началу войны не успели. Не будь бомбежек и пожаров, восьмиэтажный гигант мог на долгое время стать самым высоким жилым домом Минска

Не только в столице

Минск, безусловно, был в центре архитектурной жизни советской Беларуси, но строительство велось не только в столице. Минские архитекторы работали над проектами в других городах БССР. Активно застраивался Могилев, в который в конце 1930-х годов планировалось перенести столицу советской Беларуси, так как Минск находился слишком близко к границе. События сентября 1939 года и поход Красной Армии в Западную Беларусь перенесли границу республики на сотни километров от Минска, и нужда в переносе столицы отпала. Росли Гомель, Витебск, Бобруйск и Орша — крупные промышленные и транспортные центры Беларуси. Как и в случае с Минском, многие проекты для этих городов впоследствии были упрощены или вовсе не реализованы.

Проект клуба швейников в Витебске, 1932 год. Авторы группа архитекторов: Володько, Воинов, Крылов и Гиляров. В ходе подготовки к строительству проект был существенно упрощен, объем здания уменьшен в несколько раз
Проект клуба швейников в Витебске, 1932 год. Авторы - группа архитекторов: Володько, Воинов, Крылов и Гиляров. В ходе подготовки к строительству проект был существенно упрощен, объем здания уменьшен в несколько раз
Кинотеатр в Орше, проект Георгия Лаврова от 1932 года. Как и в предыдущем случае, оршанский кинотеатр был построен в сильно измененном виде и, учитывая череду архитектурных неудач Лаврова, скорее всего по проекту другого архитектора
Кинотеатр в Орше, проект Георгия Лаврова от 1932 года. Как и в предыдущем случае, оршанский кинотеатр был построен в сильно измененном виде и, учитывая череду архитектурных неудач Лаврова, скорее всего, по проекту другого архитектора
Театр в Орше — еще один нереализованный проект Лаврова
Театр в Орше — еще один нереализованный проект Лаврова
Проект драматического театра в Могилеве, автор Иосиф Лангбард. Проект датируется 1939 годом, скорее всего постройке здания помешала война
Проект драматического театра в Могилеве, автор Иосиф Лангбард. Проект датируется 1939 годом, скорее всего, постройке здания помешала война

Источники: журналы «Чырвоная Беларусь», «Наш край», «Современная архитектура», «Архитектура СССР»; книги — А.А. Воинов «И.Г.Лангбард: Творческий путь», А.А. Воинов «Дом Правительства Белорусской ССР: Краткий очерк», «Изобразительное искусство БССР. 1932 год», буклет «Першамайская выстаўка архітэктуры. 1936 год».

Нужные услуги в нужный момент
-35%
-10%
-35%
-15%
-30%