107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  2. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  3. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  4. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  5. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  6. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  7. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Сравниваем наши наблюдения с этим документом
  8. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  9. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  10. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  11. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  12. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  13. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  14. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  15. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  16. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  17. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 марта
  18. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  19. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  20. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  21. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  22. 211-й день после выборов. Что происходит в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  23. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  24. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  25. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  26. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  27. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  28. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  29. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  30. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara


Мария Сорока,

«Чистильщик» — так в народе прозвали Михаила Счастного, активиста, борющегося за права обманутых дольщиков. За плечами мужчины работа с проблемными ЖСПК, бесконечные суды и обращения в прокуратуру. Realt.by выяснял у народного борца: что же позволило бы изменить ситуацию на рынке и урегулировать отношения застройщиков и потребителей?

— Все проблемы наших граждан, реализующих свое конституционное право на жилье, от одного — ухудшения законодательной базы в области жилищного строительства. Если закон позволяет застройщикам в одностороннем порядке вносить изменения в озвученные проекты, менять сроки ввода в эксплуатацию, то какой со строительных компаний спрос? Они все делают согласно букве закона!

Сегодняшнее законодательство в области жилищного строительства нечеткое и размытое. Даже юристы, суды и министерства трактуют указы и законы неоднозначно, а порой и вовсе противоречиво. Дольщики же в большинстве своем некомпетентны, потому и позволяют на себе нажиться. А те единицы, которые вступают в неравную борьбу за свои права, упираются в бюрократическую стену и нежелание правоохранительных органов разбираться в проблеме.

— Затянутые сроки строительства, некачественные материалы, изменение проектов и пренебрежение требованиями санитарных норм в существующих условиях — цветочки. Страшно представить, какое количество семей осталось и без жилья, и без денег. Вспомним злополучную «Волынь», «Облик» Брестской области или нынешнее громкое уголовное дело с застройщиком «Футбольный клуб „Сквич“», а обманутых членов строительных кооперативов с их ничтожными договорами — это и злополучный «Лес-2010», и «Магистраль-2010», и «Айвенго плюс» и другие, их просто не сосчитать.

Если внимательно изучить типовой договор долевого строительства, становится ясно — сегодня человек является «самым слабым звеном» стройки. Он не имеет абсолютно никаких гарантий и прав, ответственен за инвестиционные и предпринимательские риски застройщика, лишен права вносить в договор свои разногласия. Учитывая, что долевой договор является договором присоединения, дольщик становится заложником условий, разработанных застройщиком исходя из удовлетворения только его собственных интересов с целью увеличения прибыли.

Однако и это не самое страшное. Согласно нынешнему законодательству, человек, вступивший в долевое строительство без господдержки (или член строительного кооператива), сам оказывается в качестве коммерсанта-заказчика, а, соответственно, во всех проблемах со стройкой виноват сам. На членов кооперативов и собственников жилищных облигаций, по мнению Министерства архитектуры и строительства, даже не распространяется Закон «О защите прав потребителей». Но какие же они коммерсанты? Это ведь простые граждане — участники жилищного строительства, всего лишь плательщики!

Честно заплатив за неудавшееся строительство квартиры и выиграв суды, дольщик превращается в «козла отпущения», становясь последним в очереди на получение компенсации. Это хорошо видно на примере скандальной стройки на Филимонова, где люди, оплатившие полную стоимость своих квартир, до сих пор так и не увидели компенсации.

Я устал повторять, что «долевка» на стадии котлована — это самый настоящий кот в мешке. Член ЖСПК знает только количество комнат строящейся квартиры. Этаж, планировка, характеристики квартиры — все решится посредством жеребьевки на последних этапах строительства. Так и получается, что цена квадратного метра у всех одинакова, а квартиры разные: у одних есть межкомнатные перегородки, у других нет; у одних 1-й этаж, у других пятый; у кого-то есть балкон, у кого-то нет. Да, люди шли на риск осознанно, но все потому, что выбора нет.

Хуже всего, если дом строит организация для сотрудников. В этом случае люди боятся даже пикнуть, чтобы не потерять ни квартиру, ни работу. Заставляют платить даже за то, что не относится к дому. Дольщики имеют право только платить, не задавая лишних вопросов.

Так, сейчас я защищаю права жильцов дома по адресу: 1-й переулок Фомина, 8, застройщиком которого выступило УП «Минское отделение Белорусской железной дороги». Выступать самостоятельно жильцы боятся. В суд обращаются лишь отчаянные и те, кто уже ушел из организации. А ведь нарушений на объекте полно: балконы не застеклены, как это предусматривалось проектом, витражи вот-вот кого-нибудь покалечат, пожарных шлангов нет, на участке было 17 тополей, а по документам вырубили еще и 98 плодовых деревьев (гектар сада), а ведь за все это дольщики заплатили сполна. По одной из квартир была проведена независимая экспертиза. Она показала — устранение брака составит Br120 млн (неденоминированными рублями).

Кроме того, большинство документов не несут никакой юридической силы: ни печатей, ни подписей, договоры дублированы, даты прописаны постфактум — перечислять и демонстрировать нарушения я могу бесконечно. Понятно одно: дом построен незаконно. Конечно, сейчас никто не будет его разрушать или выселять жильцов. Цель одна — вернуть дольщикам переплаченные деньги и чтобы виновные понесли заслуженное наказание.

Хоть немного сдвинуть ситуацию в положительную сторону помог бы закон, обязывающий застройщиков прилагать к договору пояснительную записку, где черным по белому прописывались бы все нюансы — от материала стен до цвета обоев. При разногласиях сторон этот документ помог бы дольщикам защищать свои права в суде, доказывая, что заплачено было за одно, а получено другое. Анализируя все вышесказанное, можно резюмировать: сегодня дольщики в тупике.

Однако, если смотреть глубже, то сама идея долевого строительства изначально проигрышная. Весь мир использует куда более надежный инструмент — ипотеку, приобретая за собственные или кредитные деньги уже готовое жилье. Важно видеть продукт, за который платишь, нельзя беззаботно доверяться, когда на кону такие серьезные деньги. Только вот у нас богатых, которые готовы построить дом и продавать его в кредит, нет. Отсюда имеем то, что имеем, а варианта два: не строиться совсем либо дать недобросовестному застройщику на себе нажиться.

Вывод один: до тех пор, пока законодательные власти не захотят навести порядок в сфере долевого строительства, мы с завидной регулярностью будем читать в СМИ о скандальных стройках.

-10%
-25%
-20%
-40%
-20%
-17%
-25%
-10%
реклама