• Экспертиза
  • От застройщика
  • Строительство
  • Аренда
  • Офтоп
  • Деньги
  • Интерьер, дизайн, ремонт
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  • ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Офтоп


фото автора, /

В Ратомке на улице Речной компания «Драйрона» построила на деньги 146 семей будущих новоселов 10 четырехэтажек. Сдать весь комплекс должны были в прошлом году, но госорганы комплекс не приняли — построен самовольно. Один из исполкомовских начальников, как утверждают представители инициативной группы жильцов, пригрозил сносом новостроек. Генпрокуратура подтвердила: застройщик бесстрашно строил без документов. В пятницу вечером представитель застройщика встретился с жильцами.

Фото: Наталья Шарай

Встреча была назначена в центре комплекса, у детской площадки. Пока люди подтягивались, обсуждали: к домам подключены все коммуникации, часть будущих жильцов уже сделала ремонт, но после обострения скандала домам отрубили газ. Постройки из газосиликата нужно сушить — теперь только проветривают. И есть риск, что газ не включат, пока застройщик не разберется с проблемами. Только вот насколько быстро разберется?

— Мы признаем: строительство было самовольным, — сделал неожиданное заявление ведущий специалист по маркетингу и соучредитель ООО «Драйрона» Алексей Мирошниченко. — В ближайшее время с представителями Миноблисполкома и Генеральной прокуратуры будет определено, какие меры нужно принять для ввода домов в эксплуатацию. «Драйрона» признает все обязательства перед вами, и мы готовы сделать все возможное, чтобы их исполнить.

Фото: Наталья Шарай
Алексей Мирошниченко: Мы готовы выполнить все обязательства перед будущими жильцами.

— А откуда появилась информация о сносе? — интересовались люди.

— Эту позицию озвучила одна из специалистов исполкома. И эта позиция непонятна многим в облисполкоме. Решение о сносе не было принято, — уточнил Алексей.

— Какие шаги от вас требуют власти и сколько это займет времени?

— На сегодняшний момент разработана путевая карта, согласно которой в течение двух недель мы будем четко знать, когда состоится ввод в эксплуатацию. Как только наши специалисты передают после ввода в эксплуатацию документы мне, дальше мне нужен месяц на то, чтобы перевести статус земельного участка с «для строительства жилого комплекса» в «для обслуживания жилого комплекса», зарегистрировать все это в БРТИ и начать регистрировать право собственности на ООО «Драйрона». После этого мы начинаем заключать основные договоры. Договоры купли-продажи.

— Еще полтора месяца… — оптимистично посчитали люди.

— Давайте сегодня не будем опираться на сроки. Потому что я был уверен в мае, когда говорил вам — вот вы оплатили изменения в ПДП, сейчас введут — и у нас все будет хорошо… Не буду говорить о сроках. Важно, что есть договоренность с исполкомом о том, как разрешать ситуацию.

— Это значит, газ нам включат?

— Это говорит о том, что все мы тут будем жить. Учитывая все, что происходит в последние два дня, я думаю, что нам дадут газ. Наша власть позаботится о своих гражданах.

Будущих новоселов успокаивает мысль, что сами представители «Драйроны» строили в комплексе квартиры для себя и кровно заинтересованы в сдаче. Новоселы и рады были бы сразу успокоиться. Но люди видели документы. И сделали правильные выводы.

Фото: Наталья Шарай

— Я так понимаю, у вас проблемы с инвестдоговором, в мае 2016 года вы делаете техусловия на многоэтажную жилую застройку именно на участке под многоэтажную жилую застройку. После новых техусловий нужно сделать проект, пройти госстройэкспертизу, получить заключение экологов, — заметила одна из будущих новоселов Кристина.

— Это как вы понимаете? Я этого не могу комментировать. Вы лучше меня знаете порядок оформления технической документации.

—  Я это к чему веду: вы в какие сроки обязуетесь все это завершить?

— Мы обязуемся не спать ночами и предпринять все меры. Все, что от нас зависит.

— То есть сроков нет, — резюмировала девушка.

— В настоящий момент мы получаем заключение санэпидемстанции, где находятся все уже документы. Они находятся там уже давно. Сегодня от нас приняли документы на экологическую экспертизу. Это зависит от экологов, как быстро они дадут заключение. Экологи делают заключение, и мы фактически выходим на стройэкспертизу.

— Санстанция дает заключение, но вам еще нужно строить шумозащитный экран.

— ООО «Драйрона» взяла на себя обязательства поставить защитный экран со стороны железной дороги, — согласился соучредитель.

Будущие жильцы комплекса как один говорили, что железная дорога их вообще не беспокоит. За комплексом две ветки. Та, что ближе, — для грузовых поездов, поезд проходит раз в час, гремит несильно. Вторая ветка для пассажирских — в низине за железнодорожной насыпью и лесополосой — ее едва слышно. И без шумозащитного экрана можно жить. Хотя он и не повредит.

Любопытно, что «Драйроне» вменяется в вину то, что часть домов построена в 100-метровой санитарно-защитной зоне железной дороги. При этом рядом с комплексом, прямо под насыпью — и десяти метров не будет — стоит коттедж. Местные власти продали этот участок под жилую застройку с аукциона.

— Вы признали, что стройка самовольная. Что не так сделали?

— Наверное, наши строители строят быстрей, чем власти успевают готовить документы. Сегодня признать, что стройка самовольная, нам было тяжело. Но повторюсь, это было общее решение — нужно позволить нам сдать этот комплекс как можно быстрее. Да, мы виноваты. Но мы не украли никаких средств, мы не убежали с ними никуда. Мы построили здесь. Все деньги — здесь. Как в «Двенадцати стульях»: где бриллианты? Вот они, — Алексей показывает на дома.

— Только в отсутствии разрешения ваша вина или есть другие моменты, которые выплывут завтра?

— Я думаю, не стоит нам углубляться в технические вопросы — я не технический специалист. Главное — то, что выход из создавшейся ситуации найден, решение принято.

— В инвестдоговоре указаны объекты соцкультбыта, которые вы должны были построить. Зависит ли сдача наших домов от строительства этих объектов? — спрашивали будущие новоселы.

— Да, зависит. Нам или дадут их выполнить по обязательству, что мы их выполним, или обяжут выплатить компенсацию — я не знаю. Пока решения нет. Пока не прописано все четко.

— Суммы, которые мы уплатили, не вырастут?

— Никаких доплат не будет. Если кто-то откажется от квартиры и решит вернуть деньги — мы вернем. Единственное, что вы должны знать: это произойдет после сдачи объекта, после того как мы закроем все вопросы.

Фото: Наталья Шарай

Денег нет

С мая «Драйрона» не ведет хозяйственную деятельность.

— Есть деньги построить шумозащитный экран?

— На сегодняшний момент у «Драйроны» нет средств, чтобы это построить. Но мы рассматриваем вопрос привлечения заемных средств, чтобы максимально быстро это построить.

— У вас есть еще не проданные квартиры — чтобы продать после сдачи и заемные средства вернуть?

— Сегодня еще есть. Сколько — коммерческая тайна. Как писали на форуме — «сказали, что 146 договоров, подождите, а у меня 169-й»…

Люди рассмеялись.

Хотя в этом ничего смешного нет. У Генеральной прокуратуры есть сведения о 146 проплаченных на 50−100% договорах. Можно предположить, что есть договоры с кем-то, кто квартиру забронировал, но деньги не вносил. Повторимся, в комплексе есть квартиры, забронированные сотрудниками «Драйроны» и подрядчиками.

Кстати, не со всеми подрядчиками Драйрона рассчиталась.

— Я хочу сказать вам всем огромное спасибо, и огромное спасибо подрядчикам, они испытывали огромное моральное давление, — сказал представитель «Драйроны». —  Извините, если мы вас подвели. Но главный итог: мы вместе с вами построили то, что здесь есть, и мы здесь будем жить.

Фото: Наталья Шарай

Когда люди смогут оформить квартиры в собственность

Строительство без комплекта необходимых согласований — это общая практика, о которой предпочитают умалчивать. Даже в центре Минска есть такие стройки. Но по инвестдоговору «Драйрона» обязалась не только построить объекты соцкультбыта, но и создать 50 рабочих мест. Выполнить такое обязательство в принципе нереально — комплексу не нужно столько обслуживающего персонала. А исполкому будет сложно согласиться на существенные изменения в инвестдоговоре. Кроме того, компании нужно урегулировать вопрос не только с шумозащитным экраном, но и с четвертым этажом — дома разрешалось строить только трехэтажные. Все ключевые вопросы будут «регулироваться» даже не полгода. В подвешенном состоянии люди будут еще очень долго. А ведь некоторые уже сделали ремонт. Те, кому вообще негде жить, даже поселились.

Кстати, за полтора часа вечером мы увидели только один поезд на грузовой ветке.

— Если закрыть окна, его почти не слышно, — заверил новосел.

Фото: Наталья Шарай
Поезда идут на уровне окон третьего этажа.
Фото: Наталья Шарай
Детская площадка — отрада будущих новоселов. С безопасным покрытием, яркая. Застройщик обещал еще и садик на первом этаже — возможно, его обяжут все-таки открыть его в рамках строительства объектов соцкультбыта.
Нужные услуги в нужный момент
-20%
-20%
-40%
-20%
-40%
-30%
-20%
-35%
-42%
-20%
0058353