Новости
Экспертиза
От застройщика
Строительство
Аренда
Деньги
Интерьер, дизайн, ремонт
Сервисы
Каталог компаний
Кредиты на жильё
Вопрос-ответ
Форумы
реклама
реклама
реклама

Офтоп


/ /

«В нашем доме Мингорисполком выделил двухкомнатную квартиру молодой матери с ребенком, бывшей сироте. Но вместо того чтобы радоваться долгожданным „квадратам“, Лера отдала дочь в детский дом, а в квартире устроила притон! Зачем нам навязали такую соседку?» — написали письмо в редакцию TUT.BY жильцы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

REALTY.TUT.BY попытался разобраться, почему жильцы высотки начали собирать подписи, чтобы выселить сироту из социальной квартиры.

«Зачем нам ее навязали?»

Высотку на улице Горецкого, 7 сдали два года назад. Строился этот дом за счет дольщиков, так что последние были уверены: заплатив немалые деньги за квадратные метры, будут жить в чистоте и порядке. В принципе, все так и было, говорят жильцы, пока в доме не появилась новая соседка.

— Шесть квартир на 18-м этаже застройщик отдал городу под социальное жилье. В одной из них, двухкомнатной, и поселилась Лера с маленькой дочкой. Было это где-то после Нового года, — первой начинает разговор Татьяна. У подъезда многоэтажки собрались жильцы, чтобы рассказать о своей «бедовой» соседке. — Был у нее и сожитель Андрей, но семьи нормальной у них не было. В квартире пили, шумели, из окон летели на головы жильцам бутылки. Возле дома, со стороны ее окон, боялись пройти. Лифты и подъезд загадили, почтовые ящики погнули. К ней в квартиру шли все неблагополучные подростки района…

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Жильцы уверяют, что пытались разговаривать с девушкой, помнили, что она сирота, одна воспитывает дочку. Но диалога не получилось.

— Тогда стали вызывать милицию, — говорит местный житель Андрей. — Но толку? Участковый придет, протокол составит, беседу с Лерой проведет — а она за старое. Как только на улице потеплело, Лера со своей компанией стала пить на детской площадке у дома. Как-то сосед сделал замечание ее друзьям, которые домофон ломали, и получил по ребрам…

Чтобы иметь доказательства того, какие друзья приходят к Лере и как себя ведут, товарищество собственников дома установило в подъезде камеру видеонаблюдения. Правда, и это не помогло.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Жильцы показывают, как Лера разворачивала видеокамеру, установленную в подъезде

— В тот день, когда у жильцов с 17-го этажа украли велосипед, Лера отвернула камеру в другую сторону — так что запечатлеть того, кто это сделал, не получилось. Милиция поднималась и к ней в квартиру, но велосипеда там не нашли. Зато ее друзей взяли в качестве понятых! — говорит местный житель Дмитрий.

К беседе присоединяется Людмила и говорит, что терпение жильцов уже лопнуло — решили собирать подписи на выселение сироты из социальной квартиры.

— Леру полгода назад лишили родительских прав, дочку ее забрали в дом малютки, — рассказывает Людмила. — А сама она исправляться, похоже, не собирается. Так зачем ей одной двухкомнатная квартира? Пусть район выделит ей «однушку», чтобы она от нас переехала. Мы же за детей своих боимся! Ее дружки в подъезде то детей зажимают и пугают, то мужикам нашим угрожают…

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Жильцы показывают, как друзья Леры испортили почтовые ящики. А дом-то еще совсем новый!

— Да-да, нам участковый даже советовал не делать этим подросткам замечания, не реагировать на них, — уточнил кто-то из мужчин. — Так что же это получается? Просто смотреть на то, как летят из ее окон бутылки, как ломают почтовые ящики, расписывают лифты, мусорят и гадят — и молчать?! Одно утешение, что ее сожителя посадили: недавно он машину угнал в соседнем дворе и уснул в ней пьяный. Но надолго ли это затишье? Все равно у нее пьянки эти продолжаются. Видите, вон паренек вышел из подъезда? Так это к ней же ходит! Вот спросите у него!

— От Леры, — не отпирался подросток. — Чего там делал? Да ничего!

«Лера, как ребенок: ей нужна постоянна поддержка, иначе пропадет»

Хотелось поговорить и с Лерой, но дома ее не оказалось. Дверь открыла подруга, представилась Дианой и сказала, что проживает в этой квартире вместе с парнем Геной, а Лера, мол, на работе.

— Лере только двадцать лет исполнилось, она еще девчонка совсем, — заступилась за подругу Диана. — Да, когда мы с Геной от нее съехали, здесь было шумно. Сколько раз мы приезжали к Лере, выгоняли этих людей (тех, кто приходил к Лере. — Прим. TUT.BY). Дело в том, что жильцы ни разу к ней не пришли и не попросили быть потише, не входили в ее ситуацию. Они пишут заявления участковому, он их накапливает и приходит к нам, проводит беседы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Вместе с Лерой в квартире проживают Диана и Гена

Разговариваем с Дианой на лестничной площадке. В квартиру она не приглашает, но и дверь не закрывает — в проеме видна аккуратная прихожая. На притон жилье не похоже. Через пару минут из комнаты выходит молодой человек, представляется парнем Дианы и эмоционально вступает в разговор.

— Не понимаю я этих людей! Двумя этажами ниже живут и якобы им шум мешает! Сейчас-то у нас вообще тихо, — недоумевает Гена.

— Да, у Леры был молодой человек Андрей, — перебивает Диана. — Она приезжает с работы, а он лежит бухущий (пьяный. — Прим. TUT.BY). Она вызвала наряд, приехала милиция, спросила: забирать его или просто вывести из квартиры? Лера его пожалела, собрала вещи и дала ему деньги на такси — свободен! Было, что Лера его пьяного с друзьями не пускала в квартиру. Они сидели под дверью, плевались, валялись… Представляете, как ей жилось? Постоянно сюда к этому Андрею ходила шпана малолетняя.

— А вот полчаса назад к вам подросток заходил, сказал, что был у Леры. Что он у вас делал?

— Это школьник, заходил к моему Гене. Он попросил пацана расклеить объявления о ремонтах. Гена — строитель, — вступается Диана.

Диана рассказала, что после скандалов Леры с сожителем она съехала с квартиры подруги. Тогда, мол, и был самый пик шума и пьянок. Но когда снова вернулась жить к подруге, та «стала на путь исправления».

— Мы с Геной оплачиваем Лере «коммуналку» и, соответственно, живем с ней в этой квартире. Ведь ей постоянно нужна помощь, а то пропадет. Она же сирота, привыкла, что в детдоме для нее все делали, даже шнурки завязывали. Да и мать она какая? Слишком молодая еще! Она поздно узнала о беременности, хотела отказаться от ребенка, как только родила. Но увидела дочку в роддоме и не смогла, забрала все же. Когда у нее на руках была дочка — Лера не пила. Лере давали деньги на ребенка, и мы брали ее за шкирку, вели покупать памперсы, продукты. Хватало этого, правда, на неделю. Когда к нам приходили из социальной службы, думали, что я мама ее ребенка. Потому что Лера с виду как маленькая. Когда у нее забрали дочку — мы съехали. Лера тогда и загуляла.

— Лера знает, что жильцы собирают подписи, чтобы ее выселить из квартиры?

— А она за правду! Она знает, что ничего не сделала. Она такой человек, что молча все выслушает и возражать не будет. Она неконфликтная. Рассказывала, как ехала в лифте, а сосед сказал ей: «Ну что, забрали ребенка?» А она не знает, что ему ответить, молчит, — вспоминает Диана и на последних словах начинает плакать. — Дочки ее нет уже с полгода. Лера к ней раза два съездила в дом малютки и перестала. По дочке скучает, но тему эту поднимать не любит, держит все в себе. Лера понимает, что дочку могут удочерить, и не хочет к ней сильно привязываться.

— Может, собирается восстанавливаться в родительских правах?

— Она еще молодая, возможно, не готова к этому, хотя стала исправляться: устроилась на работу, купила новый телефон. Сегодня вот принесли бумагу, где Леру приглашают к наркологу. Оказывается, она стоит в наркологическом диспансере на учете, а мы и не знали. Почему? Говорят, должна там раз в месяц отмечаться, если вдруг захочет забрать дочку.

Диана еще раз возвращается к жизни Леры. Говорит, что той еще нужна опека, даже, мол, готовить не может для себя.

— У нас всегда полный холодильник! — говорит Гена. — Но Лерка в еде совсем не привередливая. Ей дай кусок хлеба, сосиску с майонезом — вся ее еда. А форель запечешь, предложишь — есть не будет. То, что на Лерку собирают подписи — это людям заняться нечем. Есть такие гадкие люди, как в деревне: найдется тот, кому надо пообсуждать всех, вмешаться в каждую жизнь.

Официально: «Не соседям судить, забирать у нее жилье или нет»

На момент публикации материала жильцы дома по улице Горецкого, 7 собрали 50 подписей и написали заявление в администрацию Фрунзенского района. Там сообщили, что пока решением данного вопроса занимается не администрация района, а КУП «Жилищное коммунальное хозяйство № 1 Фрунзенского района г. Минска». Туда и позвонили.

— На протяжении этого года было всего два обращения от жильцов данного дома, — рассказала Наталья Борисенок, заместитель директора по социальным вопросам и работе с населением. — Одно заявление написал сосед, который жаловался на шумы. Шумы не подтвердились, и административное дело было прекращено. Второе заявление было от жильца, который живет двумя-тремя этажами ниже, но впоследствии и это было урегулировано мирным путем. Больше нам жалоб не поступало. Со слов юриста ЖЭСа, в квартире Валерии нет притона.

— Могут ли выселить Леру из социальной квартиры по желанию остальных жильцов?

— Только по их воле, как изгоя, нет, нельзя, — говорит Наталья Борисенок. — Но если Валерия нарушает правила пользования жилым помещением, то тогда можно рассматривать это в виде привлечения к административной ответственности, вплоть до выселения. Поводом может послужить, например, неоплата коммунальных услуг, шум в неположенное время. И нарушения эти должны быть систематическими, больше двух раз в год.

— Жильцы еще выразили надежду, чтобы сироту переселили из двухкомнатной квартиры в однокомнатную, поскольку она лишена родительских прав. Такое возможно?

— Квартира предоставлялась с учетом ребенка. Если ребенок временно изъят, то у матери есть шанс вернуть его в семью. Поэтому не соседям судить, забрать у Валерии жилье или нет. Для этого есть органы опеки и другие инстанции.

Участковый милиционер от комментариев отказался.


Другие новости