Новости
Экспертиза
От застройщика
Строительство
Аренда
Деньги
Интерьер, дизайн, ремонт
Сервисы
Каталог компаний
Кредиты на жильё
Вопрос-ответ
Форумы
реклама
реклама
реклама

Офтоп


«Всякий более-менее крупный коттеджный поселок, особенно вблизи Минска или любого областного центра, в глазах злопыхателей — пристанище исключительно нуворишей или госчиновников. Правдорубы захлебываются от собственных разоблачений: понастроили, дескать, дворцов на народные деньги. Чушь!» — пишет «СБ. Беларусь Сегодня». Приводим текст целиком.

Легенды о местных «Рублевках» — пристоличных деревнях Цнянка, Боровляны, Дроздово и иже с ними — как об элитных территориях только для тех, кто при деньгах и должностях, на поверку оказываются враньем. Корреспонденты «СБ» прогулялись по коттеджным окраинам Минска, Бреста и Гомеля и выяснили, кто на самом деле хозяева тех самых хором. Иной раз даже посмеяться пришлось, когда, например, побывали в «элитной» Цнянке.

Цнянка. Как есть

Пейзажи по обе стороны Минской кольцевой автомобильной дороги в районе Новинок не радуют разнообразием. Обходная трасса, по сути, разрезает на две части цепочку коттеджных микрорайонов. Их ежедневная жизнь на виду у десятков тысяч автомобилистов. От всевидящего ока не уберегает даже массивный забор.

«В автобусе еду и постоянно слышу: во, грошай накрали! А мне иногда хочется встать и громко сказать: „Ничего мы не крали, просто ели кильку и бульбу, держали по четверо свиней, садили по гектару картошки, продавали все и так строились“. Хотя я благодарна государству за то, что ссуды в то время были доступными», — эмоциональна жительница Цнянки Мария Марковна Козина.

Ее отнюдь не маленький двухэтажный дом из силикатного кирпича спрятался среди череды многочисленных особняков, которые молва частенько причисляет к «рублевским» дворцам. Кто-кто в теремочках живет?

В автобусе 131-го маршрута, везущего нас по цнянской улице Дзержинского, всего четыре человека. Впрочем, такая малолюдность, даже несмотря на часовой интервал, отнюдь не показательна и совсем не означает, что в каждой семье по три машины. Просто еще не время. Здешние жители — сотрудники РНПЦ психического здоровья, 1-й Минской птицефабрики, ОАО «Вишневка-2010» и иже с ними — пока на работе.

С улицы Дзержинского, к слову, нынешняя Цнянка и начиналась. Еще в семидесятых. Чем восточнее, тем дома новее. Мария Марковна, по сути, живет в центре. Участок для строительства бывшая председатель здешнего сельсовета получила в 1989 году.

— Возводить этот дом начали три года спустя. А построились только в 2001-м. Хотя, если честно, строительство продолжается и по сей день: то окна меняем, то дорожки, то забор. Я человек деревенский, зоотехник по образованию. И сейчас, уже будучи на пенсии, не могу жить без кур. Вон, посмотрите — их у меня двадцать, еще и петух. В квартире мне тесно.

Просторно же по меркам Марии Марковны — это 250 квадратных метров жилой площади, где нынче проживают три поколения ее семьи.

— Вот вы небось думаете, что дома тут такие громадные, потому что там внутри бильярдные да бассейны? — вопрошает хозяйка. — Совсем не поэтому. Здесь многие молодые даже после свадьбы остаются жить в одном доме с родителями. Площади позволяют. Зачем в таком случае искать съемную квартиру?

— Соседи, видать, побогаче вас будут… Кто они, Мария Марковна? Руководители предприятий? Директора фирм? — интересуюсь у пенсионерки, окидывая взором более современные особняки. Мой вопрос вызывает у нее улыбку.

— Да многие простыми рабочими на птицефабрике начинали. Соседский сайдинг приглянулся? Этот дом хоть и выглядит современно и стильно, первоначально строился как деревянный. Лишь недавно его обшили, обложили и достроили. Дети и внуки подсобили.

«Тутэйшыя» рассказывают: в Цнянке хватает дачников, зато тяжело найти алкоголиков, тунеядцев и хулиганов. Все дело в стоимости земли. Асоциальные элементы смекнули: близость к столице — тот самый фактор, который позволит нажиться. А чтобы не остаться без жилья, можно купить по дешевке участочек километров на двадцать-тридцать дальше от столицы.

Очередная местная жительница Елена Свиридова, которую мы застали на летней кухне за жаркой оладий, вспоминает: предыдущий хозяин был из таковых…

— Нашу деревню «Рублевкой» считают те, кто сам только и умеет, что ковырять в носу да пенять на маленькую зарплату. Так пускай не завидуют. Чтобы купить этот участок и переехать пусть и в ближайшую к городу, но все же деревню, мы продали квартиру в центре Минска. После этого забыли о том, что такое праздники и выходные. Я и на пенсию на три года позже пошла, чтобы только лишняя копейка была. Получили, скажем, отпускные — поставили ворота. Муж в свои 65 не стесняется подрабатывать сторожем. А представьте, какую территорию нужно поддерживать в порядке!

Отдельная тема — коммунальные расходы. Именно цифры в жировках заставляют признать даже скептиков: время, когда соседи мерялись особняками, ушло безвозвратно. Уютный домик Елены Свиридовой и ее мужа Гарика теряется на фоне соседских особняков.

— Хотя, помню, соседа-пенсионера все волновало, сколько этажей мы возводить планируем. Узнал, что один, и аж скривился: мол, домик наш среди других потеряется. Ответила: а зачем нам убирать, мыть и отапливать лишнюю площадь? Здесь и так меньше 250 киловатт в месяц в домах не нагорает. Газ подвели, а централизованного водоснабжения нет, у каждого своя скважина, которая тянет электричество. У меня как-то спросили, почему в доме температура всего 22 градуса? Чтобы не разориться. Да, я хожу в носках и безрукавке, закрываю батареи, когда ложусь спать, и прячусь под одеяло. Но сам дом у нас теплый. Всего 10 сантиметров пенопласта — и стены медленно остывают после зимы и так же медленно нагреваются летом.

На прощание задаю Елене Вячеславовне традиционный вопрос: кто соседи?

— Пенсионеры в основном. Там — вузовский преподаватель, там — женщина в банке работает, в том розовом доме ветеринар живет, там азербайджанцы поселились, отличные люди. Может, конечно, кто-то со звучными именами есть, только такие могут быть и вашими соседями, но об этом вы вряд ли знаете…

Нынче Елена Вячеславовна пытается решить для деревни благую задачу: отремонтировать дорогу. Готовы, к слову, скинуться и сами сельчане. ДРСУ при этом насчитало баснословную сумму. Новый асфальт инициаторам должен обойтись в тысячу долларов на брата… Дороговато для большинства местных. Грейдером, кстати, готов бесплатно посодействовать сельсовет.

— С инфраструктурой здесь тоже не все так привлекательно, — рассказывают цнянские. — Был у старой мядельской трассы поселковый магазин, так нет, переделали под офисы. Одно время даже в Минск за продуктами пришлось ездить. Небольшая «крама» в деревне вроде бы и есть, но она по другую сторону трассы Минск — Мядель, попробуй доберись. Да и выбор там невелик, а цены выше. Разве что хлеб и батон всегда горячие. Слава богу, неподалеку гипермаркет открыли. Вся округа там отоваривается. И скидки есть. Районная поликлиника — в десяти остановках на автобусе. Примерно в те же края ездят и в школу. Хотя в агрогородке Большевик она, считаем, не хуже. Учителя — фанаты своего дела. Одно время процент поступивших в вузы у них доходил до 70.

Компетентно

Сергей Шаблыко, председатель Минского районного Совета депутатов:

— Облик деревень Минского района был в основном сформирован до 2012 года. В 1990-х участки для строительства активно выделяли предприятия. В 2000-х их по общей очереди получали нуждающиеся. Скажем, многодетные, сироты. Место расположения, близость к столице или отдаленность от нее особой роли не играли. Подобная картина в Дроздово, Боровлянах, Цнянке, где большую часть жителей к нуворишам не причислишь. Последние четыре года другая ситуация. Земля в нашем районе продается только через аукцион, и купить ее может любой желающий. Другое дело, что сумму придется заплатить немаленькую и строительство начать оперативно. Очередникам же предлагаем строиться у соседей. Например, в Узденском районе.

Плоска. Дом с видом на Варшаву

Пятнадцать лет назад Плоска была обычной деревенькой на окраине Бреста. Нынче это — элитный микрорайон в северной части города, переживший эпоху возрождения в середине 1990-х.

Землю под строительство здесь получали жильцы общежитий электролампового завода совершенно бесплатно. Такие, как здешний старожил Сергей, хозяин двухэтажного коттеджа.

— Родилась дочка, и пришло время думать о своем жилье. Согласился строиться, хотя трудно было даже представить, что справлюсь, — вспоминает он. — Однажды завод выделил автобус, и нас привезли в поле, где колышками были обозначены участки. И сегодня закрою глаза и вижу пустырь, заросший полынью. Трудно было поверить, что здесь встанет поселок. Теперь вот мы с семьей живем в хорошем доме. А многие заводчане, бесплатно получив землю, потом ее продали.

На центральной улице Вересковой и в переулках можно увидеть разные особняки. От вычурных, с башнями, до скромных одноэтажных. Там проживают бывший чиновник горисполкома и таможенник, предприниматель и врач, сотрудник туристической компании и художница, партийная активистка и сантехник, строитель и рабочий… В общем, типичный портрет местного жителя составить едва ли возможно. Некоторые дома выросли за пару лет, другие строились годами. Сергей говорит, что когда-то были проблемы с проектами:

— Это сейчас заплатил архитектурному бюро и получил то, что тебе надо. Тогда же везли из Польши чертежи, фотографии, сами что-то придумывали. По телевизору шли мексиканские сериалы…

Дома сделали владельцев жилья на Плоске обеспеченными людьми. На вторичном рынке недвижимости немало предложений в этом микрорайоне. Цена особняка — от 75 тысяч до 350 тысяч долларов. Позвонила по одному из объявлений. Оказалось, с момента регистрации на сайте (а прошло уже полгода) я первая интересуюсь. Хозяин считает, что его предложение скорее для россиян, скупающих в Бресте недвижимость. Ко всему прочему, большие дома сегодня не в почете — дорогие в обслуживании. Многие хозяева и вовсе уехали жить в квартиры, а особняки сдают для вечеринок и свадеб.

При этом желающих строиться в областном центре по-прежнему много. По словам исполняющей обязанности начальника землеустроительной службы Брестского горисполкома Татьяны Добродей, свои заветные десять соток сегодня ждут около 5.000 горожан, нуждающихся в улучшении жилищных условий:

— За 20 лет бум индивидуального строительства в Бресте так и не утратил градус накала. Только с 2008 по 2012-й было выделено больше пяти тысяч земельных наделов. А это почти в два раза больше, чем во всех остальных областных центрах, вместе взятых. Город уже исчерпал резерв свободных земель под индивидуальную застройку.

Компетентно

Николай Власюк, начальник управления архитектуры и градостроительства Брестского горисполкома:

— Уверен, что бесплатной земли больше не будет. Уже сегодня минимум 30 процентов земельных наделов в 50 деревнях пригородной зоны нашего областного центра могут быть предоставлены желающим только по результатам аукционов. В самом же Бресте на аукционах будет продаваться и вовсе вся земля. Очередники смогут ее получить лишь в Брестском районе и Жабинке.

Березки. Коттеджное тихое счастье

Одним из самых популярных массивов для усадебной застройки за чертой Гомеля считается добрушское направление. Агрогородок Улуковье, деревня Березки и поселок Победа, расположенные буквально в нескольких километрах от областного центра, активно расширяются вот уже несколько последних лет. Именно здесь один за другим вырастают коттеджные кварталы разного уровня и размаха.

Еще несколько лет назад генеральный план областного центра связывал стратегическое направление для своего развития именно с Березками. Но грандиозные замыслы потребовали не менее грандиозных вложений. Поэтому их оставили на дальнюю перспективу. Областной центр тем временем решил уплотняться, а вот Березки и ближайшие деревни, получив импульс, начали расширяться.

Огромный плюс — сложившаяся инфраструктура и готовые коммуникации. Это и привлекает. Так что типичные микрорайоны многоэтажек здесь соседствуют с разнообразием усадебной застройки. В поселке Победа, что ближе к городу, это, например, целые улицы.

Большинство из них закладывались в 80-х. Однако нынешний вид поселок начал обретать в наше время. Оно и видно. Крепкие особняки за монументальной оградой чередуются с массивными двухэтажными коттеджами. Понимаю: дом построить — не поле перейти. Нужна хорошая финансовая подпитка. Интересно, кому это по карману? Меня привлек аккуратный, стройный и без излишеств двухэтажный дом. Конечно, не типичный для классической деревни, но ни башенок, ни замковых стен с зубцами, которые повсеместно встречались в 90-х. Сквозь проемы ограды просматриваются дизайнерские пристрастия хозяев: альпийская горка, фонтан, аллея из можжевельника.

Жму на звонок. Но в ответ — тишина. На мое протяжное «хо-зя-ева» появляется соседка:

— Да нет их дома. Хозяйка на работе в больнице, муж в рейсе. Он дальнобойщик. Девочка в школе.

Надо же. Дом увидишь — подумаешь: владельцы с капиталом… На другой улице меняю тактику. Иду туда, где вижу людей. Средь бела дня их здесь по пальцам пересчитать. А вот и живая душа. Слово за слово. Людмила Мурашко работает в аптеке, супруг — экскаваторщик. Дом в два этажа поставили в 80-х. Все делали своими силами. Нынче вот в ремонтах. Обновляют фасад. Приглашает к себе:

 — Знаете, сейчас у нас многие строятся, дома покупают. Но задерживаются только те, кто любит землю, чувствует ее. А давайте к соседям! У них такая красота.

Соседи — Вера и Александр Сучковы, переселенцы из деревни Бартоломеевка Ветковского района. Здесь с 90-х. Оба работают на Новобелицком комбинате хлебопродуктов. Обычный с виду дом, который перестроили своими руками, впечатляет изнутри. Витиеватые клумбы и клумбочки, фонтан, скульптуры со смыслом и для радости. Хозяин, обнимая супругу за плечи, всем моим вопросам улыбается:

— Вот в городе суета, беготня. А здесь — покой, равновесие. Прямо силу черпаешь.

Мой добровольный экскурсовод Людмила Людвиговна ведет по очередному адресу. Коттедж в «бабочках» на улице Полевой считается одним из самых респектабельных. Хозяйка Людмила Лизунова, учитель музыки, гостей не ждала. Но если надо, значит, надо. Секатор в сторону, перчатки на лавку — добро пожаловать.

Двор — чисто картинка из глянцевого журнала. Все к месту. Диковинные цветы, увитая зеленью беседка, садовые милые штучки. Хочется взглянуть на абсолютный новострой. Людмила Людвиговна опять приходит на помощь. В Березках строится сын Дмитрий. Молодая семья. Оба работают в городе. Подрастает 7-летняя дочь… К дому ведет обычная грунтовая дорога. Но коттеджи здесь уже другого порядка. В формате архитектуры последнего поколения. Разноцветные крыши, зеленые газоны, «прозрачные» ограды. К моей удаче, у Дмитрия — выходной. Встречает нас при полной «рабочей» форме:

— Начинал строиться в 2003 году. Родители очень помогали. Делали все вместе и своими руками. Кредит брал только на кровлю. Сейчас вот близимся к завершению. Смеется, мол, старшее поколение настаивало, что перед домом обязательно должен быть палисадник, а лучше грядки с луком и чесноком. Но сделал газон. И только в этом году трава поднялась именно такая, как хотел.

Говорит, молодых семей, подобных его, в округе немало. Построить дом — непросто и недешево. Но это, уверяет Дмитрий, того стоит.

Компетентно

Жанна Бизня, председатель Улуковского сельисполкома Гомельского района:

— Жилищное строительство, как многоэтажное, так и индивидуальное, у нас ведется активно. Что касается последнего, то получить право аренды земельного участка могут нуждающиеся в улучшении жилищных условий в порядке очереди. Сейчас таких желающих у нас чуть больше 40. Также можно приобрести право аренды на аукционе. Так что возможности абсолютно равные.

Читайте также:

Дроздам и не снилось. Закрытый коттеджный поселок на Цнянке: шикарные виллы, охрана и свой водоем

Почти Минск: Дроздово. Жители коттеджного поселка: Потратили два миллиарда на проект, а дорог не увидели

Почти Минск: Сёмково. «Олигархи ездят в сельскую библиотеку за книгами»


Другие новости