109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  2. В суде по делу Бабарико продлен перерыв, заседаний 9 и 10 марта не будет
  3. Эту неделю еще померзнем, но весна все же придет
  4. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  5. Какие курсы доллара и евро установили обменники после больших выходных
  6. Три новых интересных здания, которые минчане вряд ли видели. Показываем, как они выглядят
  7. Посол РФ в Беларуси рассказал о предложении о встрече от оппозиции и сравнил ее с обществом книголюбов
  8. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  9. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  10. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  11. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  12. Что происходит в Беларуси 9 марта
  13. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  14. «Мысленно поддерживал митингующих». Тест: правда ли, что это звучало в белорусских судах?
  15. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  16. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  17. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  18. Глава КГБ рассказал о планах дестабилизации ситуации 25−27 марта
  19. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  20. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  21. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  22. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  23. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  24. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  25. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  26. Вариантов немного. Чего ждать в случае получения или отказа в российском кредите
  27. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  28. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  29. Максим Знак остается в СИЗО до 9 мая
  30. «Зарплата 350 рублей, медицины нет». Откровенный рассказ семьи минчан о переезде в деревню


/

Очередной жилищный конфликт разгорается в одном из общежитий Гомеля. Преподаватели Гомельского государственного технического университета им. Сухого, проживающие в доме № 48А на проспекте Октября, опасаются, что в будущем могут остаться без жилья. В ситуации разбирался TUT.BY.

Фото: Елена Бычкова

Ирина просит не снимать ее лицо, не указывать фамилию, а еще лучше — изменить имя.

— Вы понимаете, должности у нас избираемые, более того, с каждым заключается контракт, и мы боимся лишиться работы. Нам уже намекнули, что у тех, кто станет выступать, могут быть проблемы. Но как тут молчать, ведь мы прожили здесь столько лет, а теперь — неизвестно, что дальше.

В конце 90-х Гомельский государственный технический университет им. Сухого приступил к строительству большого современного общежития для студентов. Не обделили и профессорско-преподавательский состав. Для них тогдашний ректор вуза выбил в строящемся здании целое крыло на 50 квартир. Перед самым новым 1999 годом счастливым сотрудникам выдали ордеры и вручили ключи. Те, кому позволяли доходы, позже обзаводились собственным жильем и съезжали из общаги. Впрочем, таких, учитывая скромные зарплаты вузовских преподавателей, было немного.

Фото: Елена Бычкова

— Мы в то время как-то не задумывались о том, как называются наши квартиры, никто никогда не считал наш дом общежитием, мы жили в нем, как в своем, делали за свой счет ремонты. В те годы многие преподаватели приехали из других городов и даже стран именно из-за жилья, которое давал вуз. Но потом — тот случай с нашими коллегами из университета им. Ф. Скорины, когда людей выселяли и уплотняли, заставил по-другому взглянуть на ситуацию. Где гарантия, что мы на старости лет не попадем в такую же историю? — волнуются жильцы.

Сотрудники гомельского университета могут оказаться на улице: «Мы вселялись в жилой дом, теперь нам говорят, что это общежитие»

Шанс подстраховать себя появился у преподавателей университета в ноябре прошлого года, когда вышел указ № 460, разрешающий белорусам до 1 июля приватизировать общежития, если на то есть согласие собственника — в нашем случае университета.

Жители дома № 48А захлопотали. Написали заявление на имя ректора с просьбой перевести жилые помещения в статус коммерческого жилья с правом приватизации. В ответ получили категорическое «нет».

— В своем отказе ректор привел два аргумента: во-первых, если нам разрешат приватизировать жилье, то у университета не будет возможности в дальнейшем приглашать на работу новых квалифицированных специалистов, а во-вторых, приватизация невозможна технически, т. к. требует огромных затрат — 1,5 млрд рублей, — показывает документ из ректората Ирина. В нем — черным по белому: у университета заниматься приватизацией нет ни денег, ни времени.

«Для изменения назначения здания общежития необходим комплекс организационно-технических мероприятий с целью выделения и дальнейшего функционирования отдельной ячейки здания общежития жилого дома для малосемейных студентов, в том числе технической инвентаризации, технического обследования с выдачей технического заключения. Проведение строительно-монтажных и прочих работ по изменению схем инженерных сетей займет не менее 6 месяцев при общей ориентировочной стоимости вышеуказанных работ около 1,5 млрд рублей. Учитывая, что норма 2.31 пункта 2 указа № 563 вступает в силу с 1 марта 2016 года, у нанимателя остается 4 месяца для реализации права на приватизацию жилого помещения».

Фото: Елена Бычкова

Фото: Елена Бычкова

Обе причины отказа жильцам дома непонятны. На протяжении многих лет несколько квартир общежития просто пустуют. Еще больше вопросов к сумме 1,5 млрд рублей — нужна ли она, если изменение схем инженерных сетей, утверждают преподаватели, уже давно произведено: есть акты по внедрению теплообменника, в квартирах стоят счетчики, жировки приходят один в один как и другим гомельчанам, живущим в своих квартирах, в подъезде имеется даже домофон…

Не согласные с позицией руководства сотрудники вуза написали коллективное обращение в Министерство образования. Но и оттуда вскоре пришел отказ.

— Сказали, что приватизация невозможна, опираясь на заключение «Гомельгражданпроекта» о несоответствии нашего дома санитарно-гигиеническим нормам аж по 42 пунктам! Среди них — такие нелепицы, как кухни менее 5 метров квадратных, совместные санузлы, противопожарный выход, расположенный не на том расстоянии от квартир. Но, понимаете, дело в том, что «Гомельгражданпроект» обследовал весь дом целиком, в том числе и два крыла, где проживают студенты. Вот откуда эти 42 пункта несоответствия. А жилье преподавателей — это полноценные квартиры. Да что говорить, сами посмотрите, ну где здесь кухни по пять метров и совместные санузлы? У нас даже балконы есть, — проводят экскурсию по своим апартаментам преподаватели.

Фото: Елена Бычкова

Фото: Елена Бычкова

Прокомментировать ситуацию мы попросили проректора вуза по АХР Сергея Прищепова.

— Для того чтобы запустить процесс приватизации, необходимо, чтобы здание соответствовало требованиям нормативных технических документов. Было проведено обследование сотрудниками «Гомельгражданпроекта». Есть официальное заключение. Не понимаю, почему вокруг этой темы создается ажиотаж, ведь людей никто не выгоняет.

— А что, к примеру, будет с пенсионерами?

— У нас куча пенсионеров, которые работают…

— Я имею в виду тех, которые скоро не будут работать.

— Есть законодательство, нужно смотреть. Там не так все просто. Конечно, если человек проработал более 10 лет в университете и вышел на пенсию, никто его не будет выселять.

Фото: Елена Бычкова
В левом крыле — комнаты студентов. В правом — окна с балконами — квартиры преподавателей.

Но жильцы многоэтажки не верят обещаниям проректора и боятся остаться на старости лет без крыши над головой.

— Сейчас нам говорят, что мы сами виноваты — за столько лет не позаботились о собственном угле. Но, скажите, как можно построить квартиру на зарплату преподавателя? — искренне недоумевает Ирина. — Поверьте, те сотрудники, которые имели право на льготное кредитование жилья под 5%, его давно построили и переехали. Сегодня здесь проживают те, кто льготным кредитованием воспользоваться не смог.

Фото: Елена Бычкова

-10%
-10%
-50%
-10%
-20%
-40%
-20%
-15%
-20%
-10%
-50%
реклама