108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  2. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  3. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  4. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  5. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  6. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  7. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  8. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  9. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  10. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  11. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  12. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  13. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  14. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  15. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  16. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  17. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  18. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  19. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  20. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  21. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  22. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  23. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  24. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  25. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  26. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  27. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  28. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  29. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  30. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина


/ Фото: Игорь Ремзик,

Еще четыре года назад улица Старая Ольшанка была деревней на окраине Гродно, но потом частные дома включили в состав города. Совсем рядом раскинулся новый микрорайон Ольшанка, которому эта деревня и дала когда-то название. Яркие многоэтажки отсюда буквально в 50 метрах.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

— А толку, что мы сейчас находимся в черте города, если нам никто не может помочь? Ничего, кроме новых налогов, мы не получили, — говорят местные жители.

Месяц назад здесь, на водонапорной башне, которая обслуживала всю улицу, случилась авария, а когда специалисты попытались все починить, выяснилось, что трубы от долгого использования заилились. Чтобы устранить поломку и почистить канализацию, нужны средства. Но оказалось, что «водонапорка» до сих пор находится на балансе местного колхоза. Денег у СПК, по словам местных жителей, на починку нет. Да и деревня уже давно считается городом — значит, устранять неполадки должны в городском водоканале. Но там жителям Старой Ольшанки тоже отказали. В итоге уже месяц 40 домов, а это около 100 человек, выживают без воды.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

—  Никто ничего не может сделать. Водонапорная башня находится на балансе колхоза. Из-за этого городской водоканал нам помочь не может. А нам что делать? У нас уже почти месяц нет воды. Вообще никакой. Вы представляете, как это? В городе горячую воду на две недели отключают — все недовольны. А мы уже четыре недели сидим — ни постирать, ни помыться нормально, ни огороды полить, — Бронислав Михайлович показывает на свои грядки и добавляет, что в этом году, скорее всего, жители улицы останутся без традиционного урожая.

Водонапорная система сейчас бездействует

Воду местные жители возят из родника, который находится в 7 километрах отсюда и соседних деревень, что расположились в двух километрах. Поездки за водой здесь стали привычным делом, с которым местные жители мириться никак не хотят.

— На велосипедах, машинах ездим. Это же целая операция: загрузить все бидоны, пластиковые бутылки и ведра в багажник, поехать, набрать, осторожно привезти обратно. Ладно, мы молодые, а старики? Вон во втором доме живет 94-летний узник концлагерей. Жена его сильно болеет. Тоже старенькая. Куда им за водой два километра ходить? На себе таскать? Конечно, можно в Ольшанку к жителям многоэтажек за помощью обратиться, но много раз к ним походишь с просьбой: «Дайте воды»? Нас тут живет около 100 человек — не находимся, — местные жители даже не пытаются скрыть слез. — Мы просто очень устали. Каждую субботу звоним на горячие линии. Там нас выслушивают, конечно, но говорят: пишите заявление, мы в течение какого-то времени рассмотрим. У нас уже месяц воды нет! Мы уже даже собираем дождевую воду!

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY





Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY



Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY



Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

На первый взгляд, проблему можно было бы решить. Например, выкопать колодец, но и здесь все непросто.

Оказалось, в этом месте вода находится очень глубоко, а чтобы до нее добраться, надо копать вниз метров 60, да и почва вся каменистая. Городские фирмы просто не хотят здесь работать. А последний колодец в деревне засыпали еще в 60-х годах прошлого века. Воды в нем не было.

— Одни специалисты нам посчитали, что скважину прорубить будет стоить около трех тысяч долларов. И не факт, что вода там будет чистой и пригодной для питья. А для нас это большие деньги, чтобы взять и просто так отдать.

Местные жители говорят, что когда рядом была ферма, то водонапорную башню содержали в лучшем состоянии.

— Получается, что для коров вода была, а нам уже и не надо.

Очень быстро на проселочной дороге собирается целая толпа. Люди говорят, перебивая друг друга.

— Да что же это такое получается? Я прожила долгую жизнь, немцев видела, 40 лет работала, а в старости стакан воды для меня - роскошь, — бабушка выходит вперед. — Я не могу ездить за водой, как соседи, ведь хожу даже с трудом.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Люди говорят о том, что власти один раз им предложили собраться деньгами на перекладывание труб, а часть расходов на себя возьмет райисполком или горисполком, но для этого надо составлять проект и искать финансирование, а значит — воды не будет еще долгое время.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Жители не знают, что им делать дальше.

— В горисполкоме нам сказали: пишите в райисполком, ведь это сельская местность, в райисполкоме посоветовали обратиться в горисполком, ведь улица включена в границы города. Так куда нам обращаться, в конце концов?!

В городском водоканале о проблеме знают, но пока помочь жителям улицы Старая Ольшанка не могут.

— Мы только исполнители, как-то повлиять на ситуацию пока не можем — это не в нашей компетенции. Все жалобы перенаправили в горисполком, — рассказали TUT.BY в ГУКПП «Гродноводоканал».

В администрации Октябрьского района, к которому относится улица, о трудностях людей тоже знают. Сейчас ситуация на контроле у первого заместителя председателя горисполкома: специалисты, говорят, «решают проблему».

-50%
-10%
-40%
-10%
-10%
-10%
-20%
-20%
-40%
-20%
-80%
реклама