Новости
Экспертиза
От застройщика
Строительство
Аренда
Деньги
Интерьер, дизайн, ремонт
Сервисы
Каталог компаний
Кредиты на жильё
Вопрос-ответ
Форумы
реклама
реклама
реклама

Офтоп


Адарья Гуштын,

В апреле 2015 года в центре Ивенца (Воложинский район Минской области) произошел страшный пожар. За считаные минуты сгорело два дома. Однако восстановить жилье пострадавшие не могут до сих пор.

Почти год семья Моложавых пытается доказать, что причина возгорания — неправильная эксплуатация центральной котельной, которая расположена примерно в 40 метрах от жилых зданий. Следствие по делу приостановлено, а руководство ЖКХ отрицает все обвинения.

Первым пожар почувствовал кот

Наталья Моложавая фактически по минутам помнит день пожара.

«Это произошло год назад, — говорит она. — 23 апреля мы все были дома. На улице тогда был страшный ветер, чуть ли не штормовое предупреждение. Я обратила внимание, что из трубы рядом стоящей котельной идет дым странного желтого цвета. Ничего подобного раньше я не видела. Первым пожар заметил наш кот, кстати. Он почувствовал запах гари. Потом начала кричать невестка — она вместе с моим сыном и свекровью жила во второй половине дома. „Пожар! Горим!“ — услышала я».

Наталья успела выхватить из дома сумку с документами и несколько музыкальных инструментов. Вместе с мужем она основала музыкальный коллектив «Дядя Саша и семья».

Наталья и Александр Моложавые и их сын Тарас

«Горела крыша, поэтому у нас было всего пару минут, чтобы собраться и выбежать на улицу, — вспоминает собеседница. — Внутри осталось много музыкальной аппаратуры, у нас ведь была своя студия, а также скрипка, саксофон, фортепиано 19-го века и другие инструменты. Я уже не говорю о мебели и бытовой технике!»

Спасатели, по воспоминаниям очевидцев, приехали буквально через три минуты после вызова.

«Хотя нам на тот момент казалось, что прошла целая вечность, — говорит Наталья. — До приезда пожарных мы пытались своими силами тушить пожар. У нас было несколько бочек с водой на дворе. Но спасти дом не удалось, особенно старую часть из бруса».

Ее супруг говорит: хорошо еще, что все произошло днем. «Если бы пожар начался ночью, здесь бы была братская могила, — считает Александр Моложавый. — Это был последний день отопительного сезона. Но ветер такой был, что мог разнести огонь и на другие соседние дома».

В результате пожара пострадали два дома — семьи Моложавых и их соседки, которая работает учителем в местной школе.

«На место прибыли не только пожарные, но милиция, Следственный комитет, — вспоминает Наталья. — Нам тогда казалось, что они разберутся, накажут виновных, а нам выплатят компенсацию, ведь другого дома у нас нет. Но сейчас я понимаю, какими наивными мы тогда были».

Искрогаситель на трубу обещали установить за пять лет до пожара

Жители улицы Советской уверены, что причина пожара — неправильная работа котельной, которая расположена всего в 40 метрах от жилых домов.

На фоне обгоревшего дома видны дымовые трубы котельной

«Котельную построили примерно в 1980-м году рядом с больницей, которую она и отапливала. Позже мощности увеличили, сейчас эта котельная обеспечивает теплом полпоселка, — рассказывает Наталья Моложавая. — В 90-х котельная была газифицирована. Но приблизительно в 2008 году в целях экономии власти приняли решение перейти на местные виды топлива. С этого и начались наши проблемы».

По словам собеседницы, жители близлежащих домов то и дело наблюдали, как из дымовой трубы вылетают искры.

«Иногда это было похоже на фейерверк! — говорит Наталья. — Мы неоднократно обращались к властям с просьбой решить вопрос, но в ответ получали только отписки».

У жителей улицы Советской сохранился ответ за 2010 год за подписью директора Ивенецкого ЖКХ Владимира Рудого о том, что «искроулавливатель закуплен, однако для его установки необходимо остановить котельную, что невозможно в отопительный период».

Однако по факту искрогаситель установили только в 2016 году, уже после того как в центре поселка сгорело два дома.

Искрогаситель установили «по просьбам трудящихся»?

Сегодня Владимир Рудый говорит, что никакого искроулавливателя в 2010 году не было.

«Проектом не предусматривалась установка искрогасителя, — заявил он в комментарии БелаПАН. — Когда я давал ответ в 2010 году, думал, что будем устанавливать искроулавливатель, но поскольку проектом он тогда не был предусмотрен, его и не установили. Над этим вопросом работали эксперты, специалисты. Никто из них не высказывал такое требование, соответственно, с нашей стороны нарушений не было».

Его слова опровергает главный инженер «Белгипрогаза» Богдан Койро.

«Искрогаситель по проекту там должен быть, — заявил он. — И когда в Ивенце случился пожар, по телевизору был сюжет, где отмечалось, что у заказчика есть искрогаситель, однако он не был вовремя установлен. Причину пожара должны установить специалисты. Но искрогаситель там точно должен был стоять».

По словам местных жителей, последний раз искры летели из трубы 23 февраля 2016 года, то есть уже после того, как в поселке сгорело два дома.

Представитель ЖКХ эти сведения отрицает. «Я сам лично выезжал на место котельной 23 февраля, ничего подобного там не было», — заявил Рудый.

Но искрогаситель на трубе все-таки установили — 17 марта 2016 года. И произошло это в разгар отопительного сезона, хотя в 2010-м Рудый заявлял местным жителям, что это невозможно.

Еще один важный момент — на разработку проектной документации, установку и изготовление искрогасителя было потрачено более 45 млн рублей. Если, как говорит представитель Ивенецкого ЖКХ, искры из трубы не вылетали и по проекту искрогаситель не нужен, зачем потратили средства? А если искрогаситель все-таки был приобретен в далеком 2010 году, как писал Рудый местным жителям, то почему его не установили и для чего в 2016-м снова потратили деньги на изготовление оборудования?

Эти вопросы пока интересуют местных жителей, но не исключено, что вскоре заинтересуют и Комитет госконтроля. Потерпевшие от пожара уже готовят обращения.

«Искрогаситель установили по просьбам трудящихся, можно так сказать», — заявил Владимир Рудый.

Чтобы «просьбы трудящихся» услышали, должно было сгореть два дома и пройти шесть лет. Ведь люди обращались в местное ЖКХ по поводу искр из дымовой трубы еще в 2010-м.

«Гостиницу нам не дали, полгода ходили в туалет под кусты»

Дом семьи Моложавых состоял из двух частей. В новой жили супруги Наталья и Александр, в старой части — их сын с невесткой и бабушка.

После пожара потерпевшие обратились к властям с просьбой предоставить им место в гостинице, так как другого жилья у них не было.

«Но нам отказали, несмотря на то, что мы погорельцы, — говорит Наталья. — И полгода мы жили в стареньком доме, который до этого использовали как сарай. Это постройка 40-х годов, без удобств. В туалет, можно сказать, ходили под кусты».

От государства погорельцы получили 1,8 млн рублей материальной помощи, еще 4,5 млн рублей собрали предприятия Воложинского района. Страховая компания выплатила потерпевшим около 5 тысяч долларов: семья заключала обязательный страховой договор, по добровольному страхованию сумма могла бы быть гораздо выше.

«Мы оцениваем само строение в 90 тысяч долларов, имущество — 40 тысяч долларов, — говорит Наталья. — У нас был современный дом, больше 120 квадратных метров. Может быть, сейчас цены на недвижимость ниже. Но тогда в Ивенце были такие цены на дома».

Проблема в том, что кирпичную пристройку — ту самую «новую часть дома» — Александр в свое время не оформил должным образом. Поэтому семье Моложавых еще предстоит доказать ущерб в полном объеме.

Сейчас погорельцы живут на окраине Ивенца. Им выделили 4-комнатную арендную квартиру.

«На пять лет с нами заключили договор, — рассказывает Наталья. — Мы сначала были не очень довольны такими условиями. Представьте: мы потерпевшие, остались без дома, а с нас еще каждый месяц берут под 2 млн рублей за квартиру. Но другого выхода нет, переехали сюда».

Александр надеется, что семья все-таки вернется в свой дом на Советской. Где взять деньги на его восстановление, сейчас главный вопрос.

Уголовное дело завели, но виновного так и не нашли

Сразу после пожара специалисты принялись изучать, что стало причиной возгорания.

«Перед экспертами поставили вопрос: возможно ли возгорание от искры котельной, — рассказывает Наталья. — И по домам 6 и 8 на улице Советской эксперт дал ответ, что да, возможно. По сараю, который загорелся через дорогу, ответ „маловероятно“. Думаю, он мог загореться уже в результате пожара в наших домах, ведь ветер в тот день был очень сильный».

Заместитель прокурора Воложинского района Сергей Габрукович через месяц после пожара заявлял в СМИ, что «основная версия случившегося — неправильная эксплуатация котельного оборудования, а именно — использование ненадлежащих видов топлива».

«Насколько нам известно, последняя экспертиза показала, что искрогаситель не должен был стоять на дымовой трубе, так как в этой котельной для топки не используются дровяные отходы, — говорит Наталья Моложавая. — Но дело в том, что у нас есть ответ из Воложинского ЖКХ, где черным по белому написано, что местная котельная работает, в том числе, и на дровяных отходах. Получается, центральная котельная в Ивенце восемь лет работала без искрогасителя. Возникает вопрос, как контролирующие органы это допустили? Кто давал добро на ее эксплуатацию каждый отопительный сезон?»

По факту пожара в Ивенце возбуждено уголовное дело — уничтожение либо повреждение имущества по неосторожности (ст. 219 УК). В Следственном комитете потерпевшим говорят, что изучены все экспертизы, проведены оперативно-разыскные мероприятия, направленные на выявление виновных. Но пока они не установлены.

«Нам прямо говорят: юрлицу, то есть ЖКХ, мы обвинения предъявить не можем, — говорит Наталья Моложавая. — Но ведь на предприятии есть ответственные лица, которые обязаны были отвечать за безопасность. Почему обвинения не предъявлены им? Сейчас следствие приостановлено, но мы намерены добиваться справедливости. Мы не требуем, чтобы кого-то судили или даже посадили. Мы просим только одного: верните нам жилье. У нас вместе с домом сгорела вся жизнь».


Другие новости