Поддержать TUT.BY
69 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Конфликт в столичной маршрутке. Водитель хотел высадить пассажира из-за неприятного запаха
  2. Руководителей МЗКТ, МТЗ, БЕЛАЗа и других предприятий обвиняют в получении взяток от россиян
  3. «Меня завезли в отдел, стали избивать». По делу о «коктейлях Молотова» дал показания 16-летний обвиняемый
  4. Вынесли приговор минчанину, которого обвиняли в нападении на сотрудника ОМОНа, — 5 лет колонии
  5. Англия глазами белоруса: чем плоха и хороша британская жизнь
  6. В Беларуси повышают минимальные трудовые и социальные пенсии
  7. В Беларуси за сутки 1651 новый случай COVID-19 и десять смертей
  8. «Я одна здесь уже 10 лет». История Галины, которая живет в мертвой деревне. Почти
  9. Минчанина судят за протест 9−10 августа: бросил цветок в ОМОН, нанес ущерб «Минсктрансу» на 27 тысяч
  10. «Цепкало участвовать не планирует». Экс-представитель штаба Цепкало хочет зарегистрировать партию
  11. «Любимая пациентка» доктора Менгеле. Как белоруска выжила после опытов палача из Освенцима и написала письмо его сыну
  12. Последствия «Ларса»: более 2200 обесточенных пунктов, упавшие деревья, подтопленные дома и застрявшие машины
  13. Представитель власти — это кто? Разобрались с юристом, кого нельзя будет оскорблять по новому УК
  14. «Понял, что поменял шило на мыло». Три уехавших врача рассказывают, как изменилась их жизнь после выборов
  15. Расследование BYPOL о смерти Бондаренко, подорожание топлива, повышение пенсий. Что происходит в Беларуси 27 января
  16. Горный инженер из Могилева предлагает пешеходный туннель под Днепром — и это звучит круто. Он все рассчитал
  17. Бегуна из Новополоцка ждет суд за фото с забега Zombie Run. Соседи считают их «исключительно циничными»
  18. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  19. Тест по роману Короткевича. Его должен пройти на 10 из 10 каждый белорус
  20. «Он держится, и я держусь». Девушка одаренного студента, осужденного на 4 года, ищет ему работу и стажировки
  21. Минское «Динамо» проиграло дома нижегородскому «Торпедо»
  22. С 28 января снова дорожает автомобильное топливо
  23. Опознана одна из девушек, которая часто появляется в окружении Лукашенко. Она тоже срезала ленточки во дворах
  24. Генпрокуратура опровергла задержание прокурора Витебска. Он уволен
  25. Дмитрий Крук назвал сценарии для экономики в 2021 году и угрозы, способные их перечеркнуть
  26. На пациента, ударившего в «политическом конфликте» врача скорой в Бресте, завели уголовное дело
  27. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  28. Правозащитники опубликовали доклад о пытках в Беларуси
  29. «Нет, алкоголем не пахнет вообще». BYPOL опубликовал свое расследование по факту смерти Романа Бондаренко
  30. Министр по чрезвычайным ситуациям Ващенко освобожден от должности

опубликовано: 
обновлено: 
/

В рабочем поселке Костюковка под Гомелем люди сражаются за жилье. Не свое — но в нем многие прожили по 30−60 лет. Два кирпичных четырехэтажных дома 1933 года постройки, находящиеся на балансе Гомельского стеклозавода, предприятие хочет передать в коммунальную собственность города и уже сменило статус жилья на общежитие. Для многих жильцов это стало неприятной неожиданностью. Новый статус, уверены люди, может лишить их крыши над головой.

Фото: Елена Бычкова
Дом № 15 на улице Октябрьской находится в самом центре Костюковки. Рядом — местный ДК, магазины, остановка, через дорогу — проходная Гомельского стеклозавода, работниками которого и являются многие жильцы четырехэтажки. Но, как оказалось, удачное расположение — это единственный плюс для жителей этого дома. Минусов здесь куда больше: общие кухня, ванная, туалет и куча других коммунальных проблем.

Фото: Елена Бычкова

Фото: Елена Бычкова

Зинаида Кравцова проводит экскурсию по коридорам дома, в котором она родилась и прожила 40 лет :

— Мать приехала в Костюковку из Башкирии еще в 70-м году. Обещали молодым быстро квартиры дать, но дали это, якобы временное, жилье и попросили подождать. Строили медленно. К тому моменту, как подошла мамина очередь, бесплатно жилье уже не давали. Мама построила кооперативную квартиру, а я осталась в этом кильдыме.

— Где?..

— Ну так эти дома зовут в округе, не слышали разве? — улыбается Зинаида. — Это сейчас здесь более-менее навели порядок. Помню, когда еще мы маленькими были, тут настоящий проходной двор был. Все алкаши местные и неместные сюда толпами ходили, помню, как вот здесь на кухне прямо собирались и пили, в туалеты наши все кому не лень с улицы и с автобусной остановки ходили. Вечно какие-то пьяные разборки, драки, бьющиеся бутылки, — делится детскими воспоминаниями Зинаида.

Фото: Елена Бычкова

Впрочем, в печально известный американский «Прюит-Игоу» этот дом, как пророчили многие, не превратился — отстояли жильцы. Порядок навели в середине 90-х, когда многие из них поняли, что жилье никакое не временное. Посторонних выгнали. Чтобы те не возвращались, на входные двери повесили замки, коридоры украсили цветами.

Фото: Елена Бычкова

Фото: Елена Бычкова Фото: Елена Бычкова

Фото: Елена Бычкова

Фото: Елена Бычкова

И все-таки те, у кого появлялась хоть малейшая возможность, съезжали из неблагополучного квартала. Оставались люди, которым съезжать было не на что. Все они изо дня в день совместно преодолевали свои коммунальные трудности и ждали, что когда-нибудь подойдет очередь и они построят собственное жилье.

Фото: Елена Бычкова

Недавно в домах на Октябрьской стеклозавод неожиданно затеял ремонт — в душевых и санузлах поменяли сантехнику, кое-где подкрасили коридоры, побелили потолки, привели в порядок проводку. Неизбалованные вниманием к своим квадратным метрам жильцы заподозрили неладное. И были правы. Как оказалось, ремонт, который в документах почему-то назвали реконструкцией, приурочили к передаче дома городу. Все знали, что предприятие не первый год пыталось избавиться от проблемной постройки. Чтобы передать дома на городской баланс, их и приводили в более-менее надлежащее состояние. А дальше, «чтобы все было согласно закону», придали дому статус общежития.

Фото: Елена Бычкова

В городском ЖКХ говорят, что фактически два дома на Октябрьской всегда были общежитиями, просто когда-то кто-то что-то напутал: «Эти дома по своим конструктивным особенностям относятся к общежитиям коридорного типа. У них имеется общий коридор, ванная, туалет и кухня. Почему их в 1986 году зарегистрировали жилыми домами — неясно».

Фото: Елена Бычкова

Жители уверены — власти что-то недоговаривают.

— Все прозаичнее и проще — горисполком не хочет брать здание в виде жилого дома, так как дом очень старый, случись с ним что — жильцам придется давать квартиры, а это 150 семей. Конечно, проще присвоить статус общежития — и в случае чего потом расселить людей по другим общагам, — считает один из жильцов дома на Октябрьской.

Но больше всего людей расстраивает то, что теперь, когда дом стал общежитием, они не имеют возможности приватизировать жилье.

— Мы подали пакет документов и написали заявление на завод в октябре прошлого года. Объяснили, что хотим успеть приватизировать квартиру до июня 2016 года. Там не возражали. Но потом началось: то «у нас нет документов, то техпаспорта, то оценочной стоимости объекта». При этом нас очень просили в суд не обращаться и на словах уверяли, что все будет хорошо. А потом мы совершенно случайно узнаем, что наш дом — уже общежитие, — рассказывает Зинаида.

Фото: Елена Бычкова

Ее ситуацию радостной не назовешь — женщина проработала на Гомельском стеклозаводе 18 лет, но потом решила уволиться.

— Я знала, что если уволюсь, лишусь своей очереди на жилье, а к тому времени я уже была 25-я в очереди. Но терпеть было уже невозможно: после случившегося инсульта работать в таком темпе я не могла, поэтому в 2014 году и приняла решение уйти.

В поселковом совете, куда женщина обратилась с просьбой поставить ее на очередь по месту жительства, ей отказали, сославшись, что дом, в котором она проживает с двумя дочерьми, жилой и количества метров семье из трех человек хватает. Теперь же оказалось, что ее комнаты расположены не в жилом доме, а в общежитии. Зинаида осталась у разбитого корыта.

— Мы не понимаем, почему нам никто даже не сообщил, что мы стали общежитием. Мы все делали в своих квартирах ремонты, вкладывали в них силы, средства и душу, а теперь тех, кто проработал менее 10 лет на предприятии, могут спокойно выселить, а других, к примеру, уплотнить. Ведь в правилах владения и пользования общежитиями сказано: жилое помещение предоставляется в размере не менее 6 метров жилой площади на человека, а это значит, что меня и двух уже взрослых дочек могут на вполне законных основаниях заселить в одну комнату площадью 18 квадратных метров, — опасается женщина.

​Жители домов на Октябрьской готовят коллективный иск в суд с требованием отменить решение предприятия.

Фото: Елена Бычкова

Опасения жителей домов на Октябрьской опровергает заместитель генерального директора по идеологической работе и персоналу ОАО «Гомельстекло» Дмитрий Смотрицкий:

— Сегодня передача предприятиями объектов в коммунальную собственность — это нормальная практика. Передаются не только дома и общежития, но и такие объекты социальной сферы, как дома культуры, санатории, детские сады, стадионы, спортивные комплексы. При этом передаваемые объекты, инженерные сети и коммуникации поступают на обслуживание специализированных организаций, имеющих в своем распоряжении квалифицированных специалистов, необходимое оборудование и многолетний опыт работы по данному направлению. Граждане в результате получают более качественное обслуживание.

Опасения жильцов общежития напрасны. Передача объектов в коммунальную собственность города никоим образом не ухудшает их положение. Люди продолжат проживать в общежитии. В соответствии с законодательством Республики Беларусь выселение может быть произведено исключительно на основании судебного решения и никак иначе.​

-20%
-10%
-40%
-30%
-25%
-50%
-10%
-40%
реклама