170 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  2. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
  3. Участвовавший в испытании «Спутника V» минчанин спустя полгода проверил, что ему вкололи
  4. 76 лет назад закончилась Великая Отечественная война. В Беларуси празднуют День Победы
  5. Лукашенко подписал декрет о переходе власти в случае его гибели
  6. За сутки в стране 1214 новых случая COVID-19, десять скончавшихся
  7. Инфекционист — о поставках в Беларусь вакцины от Pfizer и BioNTech и реакциях на прививку от COVID-19
  8. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  9. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  10. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине
  11. Белгидромет предупредил о заморозках в ночь на 10 мая
  12. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  13. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  14. Властям в апреле удалось пополнить резервы валютой. Белорусы отвернулись от доллара?
  15. «1700 рублей, СМС о зачислении пришло ночью». Какие выплаты в этом году к 9 Мая получают ветераны
  16. В Минске все-таки запустили в небо тысячи красных и зеленых шариков, против которых подписывали петицию
  17. Автозадачка на выходные. Загадка про легендарный автомобиль эпохи 70-х
  18. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  19. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  20. Нарколог рассказала, почему стоит обращать внимание на состав алкоголя
  21. «Ці баяўся? Канешне, баяўся». Дзесяць цытат Васіля Быкава пра Вялікую Айчынную вайну
  22. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  23. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю
  24. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  25. Как белорусские сигареты оказываются в опломбированных вагонах с удобрениями? Попытались найти ответ
  26. Позывной «Птица». Удивительная история разведчицы Базановой, которая создала в оккупированном Бресте свою резидентуру
  27. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  28. Арина Соболенко выиграла турнир в Мадриде, одолев первую ракетку мира
  29. Лукашенко: «Мы несколько перенапрягли наше общество»
  30. «Жена разбудила и говорит: «Слушай, ты уже не подполковник». Поговорили с лишенными званий экс-силовиками


/ /

Строить завод по выпуску порошковых красок в деревне Избино под Вилейкой компания «Бел Пека Пэйнт» начала еще в 2012 году. Тогда «дочка» иранской компании заключила инвестдоговор с Миноблисполкомом на строительство производства под выпуск 8000 тонн красок в год и создание более сотни рабочих мест. Под завод инвестору отдали стены старого долгостроя площадью 9720 квадратных метров и землю — 30 608 гектаров.

В 2013 году в Избино прошли общественные обсуждения по поводу будущего завода. Местные жители выступили категорически против. Правда, строительство завода все равно велось, инвестор уверял, что все экологические нормы будут соблюдены. А в декабре прошлого года даже отчитался, что завод готов на 75% и уже в августе его запустят. Но среди местных жителей прошел слух, что завода по выпуску красок в деревне все-таки не будет.

Чтобы узнать, запустят ли производство и что о нем спустя два года думают местные, мы отправились в Избино.

«Завода, говорят, не будет — денег у них нет!»

Деревня Избино небольшая — около 200 жителей. И до Вилейки от нее рукой подать — вдоль трассы идет граница с городом. Прямо на въезде в деревню стоит магазин.

А слева от него, в 400 метрах, строится тот самый завод.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В магазине спрашиваем о нем продавца.

— Так строительство завода приостановлено же. Полностью, — тут же заверяет нас продавец Вера.

— А почему, не знаете?

— Денег у них нет, — говорит Вера. — Не работает, стоит просто. Да вы пройдите к администрации, они вон, в здании, где аист сидит.

— А люди как, до сих пор против завода?

— Против конечно. Возмущались тут долго очень. И сейчас возмущаются.

— Так на заводе ведь обещали рабочие места?

— Ага, обещали. Сначала обещали 350 долларов, потом — 175, — понижает тон Вера. — Потом говорили, что россиянам будут рабочие места давать. Не знаю, может, это сплетни просто. Но просто так же не рождаются слухи. Вы лучше у людей узнайте.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Выходим из магазина и встречаем местную жительницу Валентину Викентьевну.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Ой, завод этот нам не нравится. Люди тут возмущались, просили не открывать его. Мы тут так рядом с ним живем, не нужен он нам. Собрания какие-то нам проводили, мы списки подписывали, протестовали. Но будет завод или нет, не поняла я, — говорит женщина. — Я тоже чула, что остановили строительство там. Но точно не знаю, детки.

«Завод деревне нужен!»

В доме, который нам посоветовала посетить Вера, дверь нам открывает Александр. Он — директор фирмы, которая возит грузы из Германии и Польши. Предприниматель считает, что завод деревне необходим.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Я против завода не подписывался — он мне не мешает, — категорично настроен мужчина. — Это же в первую очередь работа будет в деревне — все-таки более 100 рабочих мест обещают. Мы же тут живем, работы ни у кого тут нет — все ездят в Вилейку, Молодечно, Минск. Все радуются и молятся, что будет здесь завод. А те, что писали свои протесты, уже сами уехали в Минск жить. Передачу по телевизору показывали, говорили, что в августе завод должен уже заработать. Наконец-то будет какое-то производство тут, а то ж все уже ушло под Молодечно: и молокозавод, и почта, и горгаз.

— А то, что на заводе будут делать порошковые краски, вас не пугает? Люди вот волнуются, что производство будет вредным.

— Да вы что, там же закрытый цикл, — отмахивается Александр. — Экологии ничто не помешает. Пусть будет завод, будет людям где работать.

Но не все в деревне разделяют оптимизм Александра. Местная жительница, которую мы встретили во время занятия скандинавской ходьбой, категорически против открытия завода.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Завод — это ужас, — тут же начинает возмущаться женщина. — Строят тут втихомолку, исподтишка. Вы же чувствуете запах медикаментов?

— Нет.

— Ну вот, а у меня аллергия сильная, и я чувствую все запахи остро, — объясняет женщина. — Вон, смотрите, один тут предприниматель открыл химчистку в доме. И вот когда он начинает мыть и сушить эти ковры и одеяла, тут такая вонь стоит от порошков, что нельзя на улицу выйти и форточки открыть. А если завод откроют, вы представляете, что здесь будет? У нас тут еще и пластик какой-то производят, черный дым прям по дороге стелется.

— Обещают, что завод будет чистым, выбросов не будет.

— Ой, они могут обещать что хотят, не верю им, — говорит женщина.

- А рабочие места для местных жителей — это разве плохо?

— Да какие рабочие места, если люди начнут умирать? — удивляется женщина. — У нас тут в одном доме у всех онкология. Это от чего? От воздуха загрязненного и плохой экологии. Не будет добра от этого завода. А то, что люди писали и жаловались, никого не волнует. Они, те, кто открывает, деньги же большие имеют, все купили.

Перспектива устроиться на завод у дома, чтобы не ездить на заработки в соседние города, похоже, действительно привлекает не многих из местных.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Мне лично все равно, будет завод или нет, — неохотно говорит нам мужчина, которого мы застали в гараже возле дома. — И вряд ли кто-то из местных пойдет туда работать: люди ездят в Вилейку, Сморгонь, Молодечно, Минск, получают там солидные деньги. Кто ж это бросит ради частного завода, где еще неизвестно сколько и часто ли будут платить? Да из того, что мы возмущались, толку нет. Говорят, все санитарные нормы соблюдены.

«Санитарную зону увеличили в три раза, чтобы гарантированно обеспечить безопасность людей»

Дом с аистом, на который нам показала продавец Вера, — Вилейский районный Дом ремесел. Именно в нем сейчас располагается администрация завода. В большом кабинете несколько столов: за одним сидит главный инженер завода Иван Котковец, за двумя другими — сотрудники, которые прямо здесь обсуждают чертежи завода. На самом заводе, говорят сотрудники, смотреть сейчас нечего — там сейчас все на стадии строительства, оборудование еще не завозили.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Ну, 75% готовности завода — это немного преувеличенная цифра, — сразу говорит нам Иван Михайлович. — Строительство завода на сегодня действительно приостановлено. Но не из-за отсутствия средств, а из-за замены оборудования: изначально планировали ставить китайское, а теперь заменили на итальянское. Плюс усовершенствовали технологию производства, поэтому сроки немного затянулись.

В Иране открывается уже второе аналогичное производство, и, учитывая, что они имеют европейские сертификаты по безопасности охраны окружающей среды, инвестор дал команду такое же предприятие, с соблюдением всех этих норм, открыть и у нас, — говорит инженер.

Прежде чем начать строительство, администрация и специалисты завода запросили информацию об экологии местности.

— С учетом того, что наш инвестор принес сюда свою технологию, у нас встал вопрос об оценке риска воздействия на здоровье человека и окружающую среду. Мы сразу занялись этим: собрали данные о выбросах, взяли в местном райисполкоме данные о количестве живущих людей в зоне завода и сделали проект санитарно-защитной зоны. Расчеты показали, что санитарно-защитная зона должна быть в районе 50 метров, а до первого забора было все 80 метров. Но мы отодвинули станки еще дальше, сделали запас, и у нас до первого участка сейчас санитарно-защитная зона 150 метров. Все исследования проводили специалисты центра гигиены и эпидемиологии Минздрава, Академии наук, областной инспекции охраны окружающей среды. И все дали заключения, что все в норме, никаких нарушений нет и производство будет абсолютно безопасным, — рассказывает Иван Михайлович. — Сразу же после запуска завода все исследования будут проводиться повторно. На производстве будет штатный инженер-эколог. Плюс мы заключим договор с местной санэпидемстанцией по поводу контроля за фоновыми концентрациями вредных частиц в воздухе.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Инженер говорит, что на общественных обсуждениях, которые проводили в деревне, были не только представители завода и райисполкома, но и специалисты из Института природопользования Академии наук. Последние подробно объяснили местным жителям, что завод опасности для них представлять не будет. Но недовольных все равно было много.

— Мы все понимаем, люди волнуются. Но у нас все нормы соблюдены, завод правда будет безопасен, — заверяет инженер. — Все циклы на заводе будут закрытые. Например, четыре года назад на иранском заводе максимальный выброс взвешенных частиц пыли был 30 кг в год. Сравнить это можно с проездом трех километров на автомобиле по полевой дороге. То есть совсем мизерный показатель. Правда, мы хотим еще уменьшить его.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Представитель завода говорит, что к августу, как планировали раньше, запуститься не успеют. Скорее всего, это случится к концу этого года.

— Мы планируем, что будет две смены. То есть у нас будет не 100, а около 220 рабочих мест, — говорит Иван Михайлович. — Местные уже приходят к нам, интересуются. Мы сейчас даем им заполнять анкеты, смотрим, кто что умеет и что из себя представляет, а потом уже будем набирать персонал. Каких-то опасений по поводу вредного производства никто нам не выказывает.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

-10%
-5%
-30%
-12%
-20%
-35%
-17%
-11%
-20%
реклама