101 день за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  2. Год назад в Беларусь пришел коронавирус. Рассказываем про эти 12 месяцев в цифрах и фактах
  3. «Ашчушчэнія не те». Все участники РСП вышли на свободу после 15 суток ареста
  4. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  5. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  6. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ
  7. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов
  8. В Беларуси создали собственную ракету для «Полонеза» (ее очень ждал Александр Лукашенко)
  9. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  10. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  11. Во всех районах Беларуси упали зарплаты, в некоторых — больше чем на 300 рублей
  12. «В киевской миграционке мне сказали, что я в первой десятке». Айтишник — о переезде в Украину
  13. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  14. Автозадачка с подвохом. Нарушает ли водитель, выезжая из ворот своего дома на дорогу?
  15. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  16. Акции солидарности и бойкот футбольных фанатов. Что происходило в Беларуси 28 февраля
  17. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  18. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  19. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  20. Пенсионерка из электрички рассказала подробности о задержании и Окрестина
  21. «Пышка не дороже жетона». Минчане делают бизнес на продукте, за которым в Питере стоят очереди
  22. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  23. Чиновники придумали, что сделать, чтобы белорусы покупали больше отечественных продуктов
  24. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
  25. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  26. Названы победители «Золотого глобуса» (почти без сюрпризов)
  27. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  28. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  29. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  30. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям


/ /

Строить завод по выпуску порошковых красок в деревне Избино под Вилейкой компания «Бел Пека Пэйнт» начала еще в 2012 году. Тогда «дочка» иранской компании заключила инвестдоговор с Миноблисполкомом на строительство производства под выпуск 8000 тонн красок в год и создание более сотни рабочих мест. Под завод инвестору отдали стены старого долгостроя площадью 9720 квадратных метров и землю — 30 608 гектаров.

В 2013 году в Избино прошли общественные обсуждения по поводу будущего завода. Местные жители выступили категорически против. Правда, строительство завода все равно велось, инвестор уверял, что все экологические нормы будут соблюдены. А в декабре прошлого года даже отчитался, что завод готов на 75% и уже в августе его запустят. Но среди местных жителей прошел слух, что завода по выпуску красок в деревне все-таки не будет.

Чтобы узнать, запустят ли производство и что о нем спустя два года думают местные, мы отправились в Избино.

«Завода, говорят, не будет — денег у них нет!»

Деревня Избино небольшая — около 200 жителей. И до Вилейки от нее рукой подать — вдоль трассы идет граница с городом. Прямо на въезде в деревню стоит магазин.

А слева от него, в 400 метрах, строится тот самый завод.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В магазине спрашиваем о нем продавца.

— Так строительство завода приостановлено же. Полностью, — тут же заверяет нас продавец Вера.

— А почему, не знаете?

— Денег у них нет, — говорит Вера. — Не работает, стоит просто. Да вы пройдите к администрации, они вон, в здании, где аист сидит.

— А люди как, до сих пор против завода?

— Против конечно. Возмущались тут долго очень. И сейчас возмущаются.

— Так на заводе ведь обещали рабочие места?

— Ага, обещали. Сначала обещали 350 долларов, потом — 175, — понижает тон Вера. — Потом говорили, что россиянам будут рабочие места давать. Не знаю, может, это сплетни просто. Но просто так же не рождаются слухи. Вы лучше у людей узнайте.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Выходим из магазина и встречаем местную жительницу Валентину Викентьевну.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Ой, завод этот нам не нравится. Люди тут возмущались, просили не открывать его. Мы тут так рядом с ним живем, не нужен он нам. Собрания какие-то нам проводили, мы списки подписывали, протестовали. Но будет завод или нет, не поняла я, — говорит женщина. — Я тоже чула, что остановили строительство там. Но точно не знаю, детки.

«Завод деревне нужен!»

В доме, который нам посоветовала посетить Вера, дверь нам открывает Александр. Он — директор фирмы, которая возит грузы из Германии и Польши. Предприниматель считает, что завод деревне необходим.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Я против завода не подписывался — он мне не мешает, — категорично настроен мужчина. — Это же в первую очередь работа будет в деревне — все-таки более 100 рабочих мест обещают. Мы же тут живем, работы ни у кого тут нет — все ездят в Вилейку, Молодечно, Минск. Все радуются и молятся, что будет здесь завод. А те, что писали свои протесты, уже сами уехали в Минск жить. Передачу по телевизору показывали, говорили, что в августе завод должен уже заработать. Наконец-то будет какое-то производство тут, а то ж все уже ушло под Молодечно: и молокозавод, и почта, и горгаз.

— А то, что на заводе будут делать порошковые краски, вас не пугает? Люди вот волнуются, что производство будет вредным.

— Да вы что, там же закрытый цикл, — отмахивается Александр. — Экологии ничто не помешает. Пусть будет завод, будет людям где работать.

Но не все в деревне разделяют оптимизм Александра. Местная жительница, которую мы встретили во время занятия скандинавской ходьбой, категорически против открытия завода.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Завод — это ужас, — тут же начинает возмущаться женщина. — Строят тут втихомолку, исподтишка. Вы же чувствуете запах медикаментов?

— Нет.

— Ну вот, а у меня аллергия сильная, и я чувствую все запахи остро, — объясняет женщина. — Вон, смотрите, один тут предприниматель открыл химчистку в доме. И вот когда он начинает мыть и сушить эти ковры и одеяла, тут такая вонь стоит от порошков, что нельзя на улицу выйти и форточки открыть. А если завод откроют, вы представляете, что здесь будет? У нас тут еще и пластик какой-то производят, черный дым прям по дороге стелется.

— Обещают, что завод будет чистым, выбросов не будет.

— Ой, они могут обещать что хотят, не верю им, — говорит женщина.

- А рабочие места для местных жителей — это разве плохо?

— Да какие рабочие места, если люди начнут умирать? — удивляется женщина. — У нас тут в одном доме у всех онкология. Это от чего? От воздуха загрязненного и плохой экологии. Не будет добра от этого завода. А то, что люди писали и жаловались, никого не волнует. Они, те, кто открывает, деньги же большие имеют, все купили.

Перспектива устроиться на завод у дома, чтобы не ездить на заработки в соседние города, похоже, действительно привлекает не многих из местных.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Мне лично все равно, будет завод или нет, — неохотно говорит нам мужчина, которого мы застали в гараже возле дома. — И вряд ли кто-то из местных пойдет туда работать: люди ездят в Вилейку, Сморгонь, Молодечно, Минск, получают там солидные деньги. Кто ж это бросит ради частного завода, где еще неизвестно сколько и часто ли будут платить? Да из того, что мы возмущались, толку нет. Говорят, все санитарные нормы соблюдены.

«Санитарную зону увеличили в три раза, чтобы гарантированно обеспечить безопасность людей»

Дом с аистом, на который нам показала продавец Вера, — Вилейский районный Дом ремесел. Именно в нем сейчас располагается администрация завода. В большом кабинете несколько столов: за одним сидит главный инженер завода Иван Котковец, за двумя другими — сотрудники, которые прямо здесь обсуждают чертежи завода. На самом заводе, говорят сотрудники, смотреть сейчас нечего — там сейчас все на стадии строительства, оборудование еще не завозили.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Ну, 75% готовности завода — это немного преувеличенная цифра, — сразу говорит нам Иван Михайлович. — Строительство завода на сегодня действительно приостановлено. Но не из-за отсутствия средств, а из-за замены оборудования: изначально планировали ставить китайское, а теперь заменили на итальянское. Плюс усовершенствовали технологию производства, поэтому сроки немного затянулись.

В Иране открывается уже второе аналогичное производство, и, учитывая, что они имеют европейские сертификаты по безопасности охраны окружающей среды, инвестор дал команду такое же предприятие, с соблюдением всех этих норм, открыть и у нас, — говорит инженер.

Прежде чем начать строительство, администрация и специалисты завода запросили информацию об экологии местности.

— С учетом того, что наш инвестор принес сюда свою технологию, у нас встал вопрос об оценке риска воздействия на здоровье человека и окружающую среду. Мы сразу занялись этим: собрали данные о выбросах, взяли в местном райисполкоме данные о количестве живущих людей в зоне завода и сделали проект санитарно-защитной зоны. Расчеты показали, что санитарно-защитная зона должна быть в районе 50 метров, а до первого забора было все 80 метров. Но мы отодвинули станки еще дальше, сделали запас, и у нас до первого участка сейчас санитарно-защитная зона 150 метров. Все исследования проводили специалисты центра гигиены и эпидемиологии Минздрава, Академии наук, областной инспекции охраны окружающей среды. И все дали заключения, что все в норме, никаких нарушений нет и производство будет абсолютно безопасным, — рассказывает Иван Михайлович. — Сразу же после запуска завода все исследования будут проводиться повторно. На производстве будет штатный инженер-эколог. Плюс мы заключим договор с местной санэпидемстанцией по поводу контроля за фоновыми концентрациями вредных частиц в воздухе.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Инженер говорит, что на общественных обсуждениях, которые проводили в деревне, были не только представители завода и райисполкома, но и специалисты из Института природопользования Академии наук. Последние подробно объяснили местным жителям, что завод опасности для них представлять не будет. Но недовольных все равно было много.

— Мы все понимаем, люди волнуются. Но у нас все нормы соблюдены, завод правда будет безопасен, — заверяет инженер. — Все циклы на заводе будут закрытые. Например, четыре года назад на иранском заводе максимальный выброс взвешенных частиц пыли был 30 кг в год. Сравнить это можно с проездом трех километров на автомобиле по полевой дороге. То есть совсем мизерный показатель. Правда, мы хотим еще уменьшить его.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Представитель завода говорит, что к августу, как планировали раньше, запуститься не успеют. Скорее всего, это случится к концу этого года.

— Мы планируем, что будет две смены. То есть у нас будет не 100, а около 220 рабочих мест, — говорит Иван Михайлович. — Местные уже приходят к нам, интересуются. Мы сейчас даем им заполнять анкеты, смотрим, кто что умеет и что из себя представляет, а потом уже будем набирать персонал. Каких-то опасений по поводу вредного производства никто нам не выказывает.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

-5%
-10%
-5%
-20%
-10%
-50%
-10%
-50%
-45%
-10%
реклама