Новости
Экспертиза
От застройщика
Строительство
Аренда
Деньги
Интерьер, дизайн, ремонт
Сервисы
Каталог компаний
Кредиты на жильё
Вопрос-ответ
Форумы
реклама
реклама
реклама

Офтоп


/ Фото: Дарья Бурякина /

О том, в каком жутком состоянии находилась дача Владимира Мулявина, что расположена в деревне Лапоровичи возле Минского моря, TUT.BY рассказывал три года назад. Тогда еще казалось, что резонанс вдохнет в эту историю какой-то позитив. Неравнодушные люди даже подписи начали собирать, но чуда не произошло. Вдова Светлана Пенкина дачу все же продала, а новый владелец ее уже практически снес.

REALTY.TUT.BY побывал на том месте, где была (!) дача Песняра.

Проезд в узком переулке Морской перегородил самосвал. С грохотом и мелкой пылью, которая заставляет прикрывать глаза и отворачиваться, сыплется память: доски, куски обоев, осколки кирпича. Обрывок серого рубероида медленно сползает и падает в грязь. Трактор разворачивается, едет на участок, затрагивает голые ветви яблонь, что ломаются с глухим треском, и загребает еще одну горсть памяти. А потом снова этот грохот и пыль…

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Дачу начали сносить в понедельник. Местные об этом прознали быстро — деревня же! — стали подходить, интересоваться, кто купил землю и не осталось ли чего в доме ненужного.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Рассказывали, что было много пластинок на чердаке, афиш, литературы, пианино стояло, была и мебель. Но когда мы приехали сносить дом, там все было пусто, остались два матраса и пластиковое кресло, — рассказал рабочий. Они, как сговорившись, не хотят называть своих имен, не признаются, кто купил дом.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Новому владельцу повезло: место красивейшее, на горочке. Участок у Владимира Георгиевича был большой — 60 соток. Начинался от дороги и заканчивался водоохранной зоной, а дальше — только море, пусть и Минское.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Из местных только Георгич и купался в нем, — говорят соседи. Как приедет, в доме не сидит — любил чай в саду пить из заварничка…

Говорят, третья супруга Светлана Пенкина дачу не жаловала и, соответственно, не ездила сюда. После трагической смерти Владимира Мулявина дом пустовал. Рассказывали, что в первое время на отцовскую дачу приезжал сын, но потом и он перестал. Дом постоянно обворовывали, сломанный замок в двери никто не менял и все оставалось открытым.

Фото: belapan.com

Фото: belapan.com

Фото: belapan.com

Три года назад, когда в СМИ прокатилась еще одна волна публикаций о заброшенной даче Песняра (писали об этом и раньше), стало известно, что участок вдова так и не оформила. Этот факт подтвердил в комментариях naviny.by председатель Папернянского сельсовета Николай Гильнич:

— Вдова Светлана Александровна Пенкина уверяет, что дачу ей продал Владимир Мулявин. Разумеется, еще при жизни. Обещала подъехать и привезти договор купли-продажи. Так что эта информация только с ее слов, документов я не видел. (…) Точно могу сказать, что не оформлен земельный участок. Он, кстати, очень большой. И если Светлана Александровна займется оформлением, то она сможет претендовать не более чем на 25 соток, которые мы теперь выделяем для домовладений. Но и это будет непросто: мы делали запрос, все годы после смерти Владимира Мулявина налоги не уплачивались. Чтобы все оформить законным образом, нужно выплатить и налоги, и пеню.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Минувшей осенью Светлана Александровна на дачу все же приехала. Говорят, что наводила порядок на участке, возможно, что-то забирала из личных вещей. Но тогда никто не догадался, что после этого дом сравняют с землей.

— Я даже теще не сказал, на каком объекте сейчас работаю, — признался один из строителей. — Она, такая верная поклонница Мулявина, мне бы этого не простила. Мне и самому жалко, что так все вышло. Но и вдову понять можно: если бы и собралась делать в доме музей, то на это нужны были серьезные затраты. Дом — деревянный, обложен кирпичом. За тринадцать лет несущая конструкция кровли пришла в аварийное состояние, в стены въелся грибок…

Поддерживают решение Светланы Пенкиной и другие.

— Этот дом оставался единственной материальной памятью о Георгиче, — говорит местная жительница. — Но уж лучше пусть здесь появится наконец-таки хозяин, чем это все окончательно зарастет травой. Как было при его (Мулявина. — Прим. TUT.BY) жизни, вспоминать одно удовольствие. Соседом Георгич был замечательным! Всю деревню угощал яблоками и сливами, а когда его не было, то местные и без спроса не стеснялись заходить (смеется). А потом было страшное. Тот майский день, когда он разбился, помнится до сих пор. Выезжал из дома взвинченный: кто-то ему позвонил, «накрутил». И ведь мог бы дома остаться: машина забуксовала, не двигалась с места, как будто предупреждение какое было. Но не обошлось: машину подтолкнули — и он умчался. Было 12.45. Манера езды у него была агрессивная. Мы еще испугались, что рванул так. Соседу говорю, что надо бы позвонить Георгичу потом, узнать, как добрался. А он ответил, что все будет в порядке, а если нет, то мы первыми об этом узнаем. Так оно и случилось…

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Так, стоя в грязи возле грохочущего трактора, в облаке пыли, что щипало до кашля горло, местные вспоминали Георгича — соседи только так, с душой и по-свойски называли Песняра. Тишину, которая зазвенела в ушах, как будто и не приняли. Кто-то продолжал кричащим голосом что-то говорить, пока не заметили, как самосвал с обломками памяти стал заворачивать за угол. Все замолчали. И в этой долгой паузе только было слышно, как шумит ветками доживающий последние мгновения мулявинский сад и как будто хочет дрожащими ветками стыдливо прикрыть кучу обломков, что остались от дома.


Другие новости