• Экспертиза
  • От застройщика
  • Строительство
  • Аренда
  • Офтоп
  • Деньги
  • Интерьер, дизайн, ремонт
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  • ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Офтоп


/

Сейчас минчанам дали возможность ознакомится с новым Генпланом Минска. В нем заложены и уплотнение, и снос.

«Мы тут собрались, потому что нам не все равно, что будут строить в нашем Минске и как он будет развиваться», — начали встречу представители инициативных групп, которые сражаются с решениями Мингорисполкома о сносе и уплотнении.

Об активных минчанах, которые в судах, на общественных обсуждениях и через бесконечные переписки с Мингорисполкомом отстаивают свои дома, REALTY.TUT.BY писал не раз. Это и жители частного сектора, и двухэтажек, и даже высоток, во дворе которых землю горисполком отдает под застройку. И если сначала владелец каждого дома в одиночку пытался вести переписку с чиновниками, то теперь люди стали объединяться в инициативные группы, чтобы делать это коллективно.

На сегодня в Минске образовалось семь таких групп. Рассказать о том, за что борются, представители инициативных групп собрались в редакции TUT.BY.

Грушевка

Частный сектор в Московском районе, который идет под снос, представляет Игорь Ласица, чья семья владеет домом в квартале более 150 лет.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Еще в 60-м году моей бабушке не давали провести в дом воду, коммуникации, газ. И эта политика сохраняется до сих пор. Нам запрещается или всячески осложняется проведение реконструкций, ремонтов и т. д. Например, недавно наша соседка попыталась провести в дом воду. Она сходила в администрацию района, и оказалось, что ей надо собрать огромное количество бумаг и обить огромное количество порогов, чтобы за свои деньги в свой дом она могла провести воду. Я сам уже три месяца не могу поменять старый газовый котел на новый — чиновники не согласовывают, — рассказывает Игорь Ласица. — Чиновники всеми силами стараются умертвить район. Но район сражается. Ведь в нем не только старые дома. У нас на улице стоят большие коттеджи, и до недавнего времени в одном жил посол Германии, и здесь же находится посольство Сербии. Район продолжает жить, несмотря на все усилия чиновников позволить псевдоинвестору извлечь максимальную прибыль из захвата территории. Все коммуникации, вплоть до дорог, мы делали сами, за свои деньги. Мы, жители частного сектора, являемся как раз теми самыми инвесторами, которых не хочет замечать чиновник. Нас противопоставляют людям, которые якобы хотят принести деньги. Так мы готовы вкладывать деньги! В свои дома, в свои участки. Люди и сейчас вкладывают, несмотря на угрозу сноса, потому что надо жить в нормальных, человеческих условиях. Кто-то, конечно, опасается вкладывать 10 тысяч долларов в воду или газ. И так, под угрозой сноса, люди живут с 60-го года — больше полувека! Представьте только! Но мы являемся инвесторами, на которых нажиться тяжело. Именно поэтому мы неугодны.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

В инициативную группу пока входит 55 домовладельцев. Именно столько подписалось под обращением к председателю Мингорисполкома, которое жители квартала передали ему недавно. Среди них жители улицы Разинской, Железнодорожной и нескольких домов у проспекта Дзержинского. Но Игорь подчеркивает, что присоединиться к инициативной группе может любой житель Грушевки.

Осмоловка

На встречу от микрорайона пришел Андрей Новик, который живет в доме № 26 по улице Коммунистической. Осмоловка — один из старейших районов столицы, и многие живут в нем более 50 лет. А вот Андрей — один из тех, кто переехал сюда сравнительно недавно, но отстаивает права района наравне с долгожителями.

Фото: Валентин Михальцов, TUT.BY
Фото: Валентин Михальцов, TUT.BY

— В этом районе я поселился осознанно, в 1997 году мы с женой купили в этом доме единственную там трехкомнатную квартиру. Район выбирали, потому что нам там понравилась аура, там очень тихо и спокойно. К тому же там трехметровые потолки и свое отопление — свои газовые котлы. То есть мы живем в центре города фактически в коттедже. Эти дома очень высокого уровня комфорта, — говорит Андрей.

Первый раз о сносе заговорили 12 лет назад, когда мужчине и его соседям пришел документ, в котором было сказано, что дом признали аварийным. На то, чтобы доказать обратное, мужчине понадобилось 4 года судебных разбирательств.

— Могу сказать точно, что Осмоловку, как и Грушевку, умышленно доводят до обветшания: за домами не ухаживают, не делают ремонты, а потом признают аварийными и выкидывают людей из центра города на окраины. Когда речь шла о моем выселении, вместо моей кирпичной квартиры мне предлагали панельный дом, первый этаж над подвалом, — говорит Андрей. — Сегодня в нашем районе появился застройщик, который под видом реконструкции соседнего дома, признанного аварийным и отселенным, ведет новое строительство (речь идет о строительстве продюсерского центра «Спамаш». — TUT.BY). Он не провел необходимое по закону общественное обсуждение, чтобы рассказать нам, что там будет. И он строит слишком близко к нашим домам — на расстоянии пяти метров. Но ответы на наши письма в адрес разнообразных инстанций говорят о том, что это все исключительно наши проблемы. Застройщик как строил, так и строит, и ничего ему не может помешать. Но такое уплотнение вызывает недоумение: рядом с нами находится несколько свободных площадок, которые могли застроить. Это и троллейбусное депо в границах улиц Киселева и Машерова, и территория 2-й больницы, музей ВОВ, который разобрали, а теперь чиновники спрашивают у горожан, что там построить. Выходит, что развалить памятник архитектуры смогли, а чего ради?

Инициативная группа в Осмоловке пока небольшая, в ней пять человек, которые представляют интересы района.

— Мы хотим, чтобы строительство велось по законам и соблюдались пожарные нормы и все нормы Конституции, которые не позволяют вредить одним гражданам во благо других, — говорит Андрей. — Также хотим, чтобы в тот проект генплана, который был представлен на общественное обсуждение на днях, внесли изменения, учитывая мнение живущих здесь людей.

Сельхозпоселок

О борьбе частного сектора в границах улиц Тиражной, Достоевского, Тургенева, Корш-Саблина, Гало, Комаровского кольца, Верхней, переулка Верхнего, который в народе называют Сельхозпоселок, мы писали не раз. Напомним, более 1 тысячи домов планируют снести, чтобы построить метро и жилой комплекс из многоэтажек. О сносе люди узнали давно. И вот уже не первый год ведут борьбу за свои дома.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— У нас в поселке очень много людей, и 80% жителей категорически против того, чтобы уезжать. Те 20%, которые согласны уехать, когда узнают о компенсации, которую им предоставляют, тут же отказываются. То есть можно считать, что 100% жителей поселка против сноса. Документально нас пока никто никуда не приглашал, и никаких договоров по компенсации мы не подписывали, — рассказывает представитель поселка Виктор Барташевич. — Существует закон о строительной деятельности, в котором гарантировано наше право на «благоприятные условия обитания». А сейчас происходит уничтожение домов и уплотнение застройки, что явно противоречит закону. После того как стало известно о сносе, я стал внимательно изучать законы, Конституцию, указы президента, кодексы, декреты и все правовые акты. И там все четко и понятно. Но когда я иду к чиновникам, складывается впечатление, что они либо не знают об этих законах, либо не хотят их выполнять. Я делаю письменные запросы, на которые получаю отписки.

По словам Виктора Барташевича, жители поселка не раз обращали внимание чиновников на то, что одним из вариантов компенсации для сносимых домов должна стать земля в Минске, а не за его пределами.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Есть указ президента № 58 2009 года, к которому есть дополнение № 231. Там есть пункт, которым предписано «Минскому горисполкому и Миноблисполкому в установленном законодательством порядке вносить президенту предложения о включении в черту города Минска земельных участков для предоставления их собственникам жилых домов, находящихся на земельных участках города, изымаемых для госнужд». То есть чиновники двух исполкомов должны были встретиться и обсудить, какие земли и как можно присоединить к Минску, и принять меры по реализации указа надо было в течение двух месяцев, — говорит Виктор. — Указу уже шесть лет, и никто ничего не сделал. И мне интересно, какой существует механизм, который заставит чиновников выполнять законы?

На вопрос, почему их планируют снести, владельцы домов в поселке получали один ответ: их земля представляет высокую ценность, потому что там будет строиться метро. Но жители микрорайона уверяют, что необходимости в новых станциях именно в этом квартале нет.

— У нас плотность населения очень низкая. Зачем нам здесь две или даже три станции метро? Но чиновники говорят нам, что они построят вместо наших домов многоэтажки, чтобы загрузить метро. То есть выходит, что не метро для людей, а люди для метро. Абсурд какой-то, — говорит Виктор. — Делается это все ради псевдоинвесторов, которые просто будут делать на этом деньги. Есть еще один момент: существует понятие нормативно-правового акта. Все решения Мингорисполкома считаются правовым актом. По постановлению правительства номер 1476 они должны быть опубликованы. Но чиновники горисполкома уверяют, что не обязаны свои решения публиковать в общем доступе. И о том, что вас сносят, вы узнаете постфактум, а не заранее.

— Все обращения в вышестоящие инстанции, будь то Администрация президента, Комитет госконтроля или прокуратура, спускаются обратно в Мингорисполком, — как один говорят представители инициативных групп. — Выходит, что он — единственный орган, решения которого не может отменить даже суд — для этого горисполком должен принять решение, отменяющее первое решение.

«Дом с растяжкой»

Борются за свои права владельцы не только частных домов, но и те, кто живет в квартирах. Так, дом № 109 на проспекте Независимости уже не первый год пытается «отбиться» от надстройки трех этажей, которую разрешили сделать застройщику.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— В нашем случае это тоже уплотнение, но уплотнение особенное — над головой. Многие в нашем доме 20 лет не могут сделать ремонт — все эти годы нам обещают капремонт. Ни одного общественного слушания за это время не было. Наши дома №№ 103−113 напротив киностудии «Беларусьфильм» — это единый архитектурный комплекс, созданный когда-то как рабочий поселок Минского электромеханического завода. И наш квартал, как и частный сектор, методично 20 лет доводят до разрухи: разобрали литой забор, уничтожили два фонтана, разобрали малые архитектурные формы. Это был очень красивый уголок, где раз в полгода менялись клумбы. Но людей поставили в дикие условия: либо соглашаетесь на надстройку трех этажей, либо не получите капремонт, — рассказывает жительница дома Наталья Ермолович. — Решение об этой надстройке было принято без общественных обсуждений и внесено в генплан. Но так нельзя. Соседние дома тоже уже внесли в генплан с надстройками, но жильцы об этом ничего не знают. Но согласно указу президента № 657, надстройка возможна лишь с согласия собственников квартир.

Жители дома боятся надстройки: в доме деревянные перекрытия, и возводить еще три этажа просто опасно. Отселять жильцов на время проведения работ застройщик категорически отказывается.

— Отселять нас не хотят, работы проводить мы не даем, а застройщик даже умудрился уже продать эти квартиры в надстройке и подал на нас в суд, чтобы мы пустили его в свои квартиры, — говорит Наталья.

— В какие бы инстанции мы ни обращались, отовсюду получали отписки, — продолжает Наталья. — А тем временем необдуманность решения о надстройке привела к межличностным конфликтам в нашем доме: соседи в доме разделились на два лагеря: за и против надстройки. Возведение надстройки объясняется необходимостью привлечения инвестиций в капремонт. Но в договоре между заказчиком и инвестором четко указано, что доля финансирования на проведение капремонта — 0,27%, но не более 10 миллионов рублей от стоимости капремонта. Это издевательство. Мы писали в Мингорисполком, что готовы компенсировать эти 10 миллионов инвестору. Только пусть сделают нам положенный капремонт. Мы не понимаем вообще, что это за инвестор такой. Обратились в «Белстройцентр», и он прислал нам бумагу, согласно которой «Терраинжениринг» не обращалась за выдачей аттестатов соответствия ни на один из видов строительной деятельности, работники данной организации не проходили аттестацию на строительную деятельность. К тому же эта компания не имеет сертификата соответствия на выполнение функций заказчика и застройщика!

Поселок авиаремонтного завода в границах улиц Вильямса — Аэродромная.

На месте частного сектора должны построить нашумевший проект «Минск-Мир». Территория, которую отдали иностранному инвестору, занимает 3 квадратных километра. Частный сектор — 2% от этой площадки.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— Под снос также пустят современное здание «Белаэронавигации» на улице Аэродромной, частную клинику, напичканную дорогущим оборудованием, и поликлинику. Суммарно все эти участки земли составляют около 2% этой гигантской территории. В указе президента о сносе ничего не говорится. Мингорисполком говорит, что снос — это инициатива инвестора, а инвестор нас клятвенно уверяет, что это решение городских властей, — рассказывает житель улицы Вильямса Михаил Малаш. — И теперь мы и от тех, и от других пытаемся добиться ответа на вопрос: зачем им вообще надо нас сносить, если мы занимаем такой крошечный пятачок с краю? Нас хотят снести, а на нашем месте построить другой коттеджный поселок. В чем смысл? Мы долго боремся, но получаем только отписки. Предлагали Мингорисполкому и такой вариант: мы сами свои дома приведем в порядок, сделаем ремонты и превратим частный сектор в хороший коттеджный поселок. Но пока ни ответа ни привета. Вообще, есть ощущение, что президент дает одни распоряжения, а чиновники Мингорисполкома — это некая отдельная непрошибаемая каста, которая заинтересована в том, чтобы в городе сохранялся дефицит строительных земель, дабы распределять их так, как им выгодно. А по плотности населения Минск уже перегнал все мировые столицы. И его продолжают дальше уплотнять.

Улица Тимирязева

За сложной историей с выселением семьи из частного дома на улице Тимирязева TUT.BY тоже следит давно. Началась она еще три года назад. Владельцам дома № 42 на Тимирязева, Нине Мигачевой и ее сыну Руслану Скрипченко, объявили: планируется снос частного сектора для государственных нужд. А если точнее — под реконструкцию улицы Тимирязева.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Позже оказалось, что под реконструкцией улицы имели в виду расширение дороги и строительство парковки. А в качестве компенсации за дом ГП «Гордорстрой» вынес решение о переселении владельцев в квартиру по улице Сухаревской.

Переезжать семья отказалась, и начались бесконечные суды. Пока шли заседания, государство свои нужды удовлетворило: улицу возле дома реконструировали, строительство стоянки завершили. Тем не менее свое намерение выселить семью из дома «Гордорстрой» не оставил. Но пока соседи соглашались на квартиры в качестве компенсаций и уезжали из своих домов, Нина Мигачева продолжала отстаивать свои права. И отстояла: Верховный суд вынес решение не выселять семью из дома.

— В Верховном суде надо мной смеялись и говорили, что я должна согласиться на ту компенсацию, что предлагают. Но я не хотела никуда уезжать. Этой мой дом, мой город, я хочу жить здесь. И в Верховном суде я доказала, что наш район не идет под снос для госнужд и все это было придумано Мингорисполкомом, чтобы забрать у людей земельный участок в центре города, — рассказывает Нина Викторовна. — «Гордорстрой» отказался от всех исковых требований ко мне о выселении и просто провел капремонт дороги. Все соседи уехали за МКАД и к МКАД, а я осталась одна, отстояла свой дом. Но как только я выиграла суд, нашли нового инвестора, который будет строить рядом с моим участком многоэтажки. Но и новый инвестор никак не может со мной совладать — нет такого нормативного акта, который сейчас может отдать мой дом под другое решение: от госнужд отказались и снова под них отдать землю не могут.

Действительно, всю частную застройку в пределах улиц Грибоедова — Панфилова — Тимирязева — Татарской, кроме дома № 42, все-таки отдали под застройку. На месте 67 домов застройщик ООО «Строминвест-Ратомка» планирует возвести 17-этажный дом, ряд 6−9-этажных домов и детский сад. Общественное обсуждение с жителями домов, идущих под снос, по этому вопросу проводили в начале сентября. Там часть владельцев домов высказалась против сноса, а часть потребовала разумную компенсацию в виде квартир в этом новом доме, а не в Каменной Горке.

— Новый инвестор хочет построить 17-этажный дом с 8 подъездами. Туда заселятся наши дети, внуки. Но ведь сколько мы здесь живем, столько наш частный сектор был санитарно-защитной зоной завода отопительного оборудования, и занимала она 1000 метров. Сначала власти уменьшили эту зону до 500 метров, а потом до 300 и объяснили это тем, что на заводе поставили очистительное оборудование и поэтому якобы можно строить. А мой дом все равно попадает в эти 300 метров, и снести его не имеют права. Но есть же и другие дома. А это какой-то псевдоинвестор, мелкая фирма. Как ему могли отдать такой участок на 7 лет строительства? Кто даст гарантию, что он все компенсирует людям и построит свои дома? — говорит Нина Мигачева.

От выбросов завода уже сегодня страдают жители комплекса «Каскад». А в ближайшее время, когда заселят еще несколько жилых комплексов в квартале, страдать от загрязнений начнет еще больше минчан.

— Зачем нужен этот новый дом? Чтобы и в нем люди задыхались? — задается вопросом Нина Викторовна. — Эти выбросы влияют на здоровье: у нас в частном секторе в каждом доме по раковому больному. И все молчат и раздают землю кому попало. В нашем квартале нарушена зона ветров, и когда построят новый дом, весь смог и выбросы от завода пойдут на него.

— Для некоторых чиновников Мингорисполкома ценностью являются проекты, на которых можно заработать, а не люди, — добавляет Андрей Новик. — Это похоже на геноцид. У людей отбирают их дома.

«Ворота Минска»

О попытке застройки площадки во дворе одного из домов на улице Кирова, который входит в комплекс «Ворота Минска», мы уже писали. Напомним, территорию на аукционе купил застройщик «10 УНР-инвест» и планировал построить там жилой дом с паркингом, офисами и кафе на первом этаже.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Но 450 жителей квартала собрали подписи против застройки и целый год доказывали Мингорисполкому нецелесообразность строительства дома во дворе. И даже внесли предложение по использованию земли: просили открыть там детскую школу олимпийского резерва. В итоге спустя год переписок и жалоб Мингорисполком принял решение «о нецелесообразности строительства многоквартирных жилых домов» на этом участке.

— Мы уже сходили и посмотрели на генплан. И хочу сказать, что все «горячие точки», о которых мы тут говорим, в нем есть: все идет под снос, все строят, никаких изменений в нем нет, — говорит представитель инициативной группы Дмитрий Балаш. — Люди протестуют против уплотнения, но результатов ноль. Более того, «Ворота Минска» мы тоже не отбили: в генплане указано, что в этом месте построят многоэтажные элитные дома. И когда президент подпишет этот генплан, чиновники скажут, что это уже закон.

«Бороться мы будем до конца»

Отстаивать свои права и дома инициативные группы планируют и дальше.

— Присоединиться к нам может любой горожанин, не только житель определенного частного сектора, — говорят собравшиеся.

Например, группам уже помогает архитектор, председатель общественной комиссии «Архпросвет» Белорусского союза архитекторов Виталий Кухаренко, который с 2012 года консультирует жителей частного сектора, идущего под снос, по строительным вопросам и помогает разобраться в проектно-сметной документации.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Сегодня нравственность нулевая. Вот я иду сегодня по поселку, все здороваются, все друг друга знают. А застроят эти «шанхаи» по 30 этажей, никто в глаза соседей видеть не будет и знать тем более, и не протянет руку помощи, — говорит Нина Мигачева. — Мы хотим сохранить нравственность общества.

— Мы хотим, чтобы нас оставили в покое. А тем, кого нельзя оставить на своей земле, дали участки в Минске, а не за МКАД. Городские власти хотят насильно нам поменять образ жизни, на который мы не соглашались, — считает Михаил Малаш. — Но бороться мы будем до конца.

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-20%
-30%
-20%
-20%
-90%
-20%
-30%
-10%
0058648