Новости
Экспертиза
От застройщика
Строительство
Аренда
Деньги
Интерьер, дизайн, ремонт
Сервисы
Каталог компаний
Кредиты на жильё
Вопрос-ответ
Форумы
реклама
реклама

Офтоп


Виктор Федорович,

Уголовный процесс по делу бывшего председателя ЖСПК «Лес-2010» Елены Вербицкой, начавшийся 11 февраля в Минском районном суде, грозит затянуться на неопределенное время. А судья уже была готова удалиться в совещательную комнату для вынесения приговора…

Фото: belapan.com
Тот самый дом, который стал фигурантом уголовного дела. Фото: belapan.com

Тот дом или не тот. В суде решают «законность» построенной в водоохранной зоне Дрозды многоэтажки

 

Дело бывшего председателя ЖСПК «Лес-2010» Вербицкой. Чем дольше суд, тем больше дров

Как президенту пыль в глаза пустили. Главу ЖСПК судят за то, что построила «не тот» дом

итать полностью:За полтора года расследования следователь УСК по Минской области пришел к выводу, что Вербицкая своими преступными действиями причинила «существенный вред правам и законным интересам граждан, государственным и общественным интересам».

Кто конкретно из граждан пострадал, в тексте первоначального обвинения вообще не упоминалось. Для составления нового обвинения прокурору потребовалось два месяца. За это время были найдены две женщины, стоящие на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий при Ждановичском сельском Совете, которым обвиняемая «не предложила распределение жилых помещений на первом этаже».

Здесь, на первый взгляд, логика простая. Главный пункт обвинения, вокруг него и идет битва между обвинителем и защитой, выстроен без особых изысков.

По версии обвинения, Елена Вербицкая в сентябре 2011 года написала письмо проектировщикам, ввела в заблуждение членов ЖСПК и разных руководителей и убедила всех якобы в невозможности строительства на первом этаже дома жилых помещений. В результате в члены ЖСПК были незаконно приняты СООО «РентЛидер» и ЧУП «ЛесЭлектроСервис», которые за счет собственных средств строили административные помещения и гараж-стоянку. А нужно было строить квартиры, убеждены следователь и прокурор. В итоге, резюмируется в обвинении, ЖСПК передал меньшее количество квартир Минскому райисполкому: по действующей квоте положено передавать 10% от общего количества квартир в доме (всего их 64).

Именно из-за преступных действий Вербицкой граждане, состоящие на учете, не смогли улучшить свои жилищные условия. Сколько этих граждан, доподлинно неизвестно, в обвинении сообщается о двоих — «в том числе Мешкова В. Н. и Нефедова О. А.».

С подачи гособвинителя Татьяны Гракун судья Анжелика Козлова признала Мешкову и Нефедову потерпевшими.

Допрошенная 18 августа в суде в качестве потерпевшей Вероника Мешкова, которая, между прочим, работает следователем, так и не смогла пояснить, почему выбор прокуратуры пал на нее.

Женщина стала в очередь на улучшение жилищных условий при Ждановичском сельском Совете в 2009 году. На тот момент ее очередь была № 2700. В июне 2012 года у нее родился ребенок. На 2015 год очередь ее продвинулась до № 1201. Логично предположить, что среди сотен очередников, желающих улучшить свои жилищные условия, обязательно должны найтись те, у кого было больше оснований претендовать на членство в ЖСПК «Лес-2010», чем у Мешковой и Нефедовой (на 2015 год она состояла в очереди под № 1309).

По какому критерию прокурор этих свидетелей отбирала, есть тайна большая прокурорская. Прокурорам вопросов не задают.

Со слов потерпевшей Мешковой, у нее тоже нет ответа на этот вопрос. О том, что ЖСПК «Лес-2010» вообще существует, женщина узнала весной, когда ей позвонили и пригласили прийти в прокуратуру. Там Мешковой сообщили, что ЖСПК передал Минскому райисполкому всего пять квартир, а должны были больше, а потому ее права нарушены.

На самом же деле, и в суде это было установлено, ЖСПК передал исполкому 9 квартир, что больше 10% положенной в таких случаях квоты. И, что особо примечательно, никто из девятерых счастливчиков, получивших эти квартиры, не имел отношения к Ждановичскому сельсовету.

Один гражданин состоял на учете в Папернянском сельсовете, в остальных случаях речь шла об организациях. В их числе ДФР КГК, пограничная, налоговая и таможенная службы. То бишь получается, что Минский райисполком предложил строиться представителям этих структур, а что касается потерпевшей Мешковой, то она должна была получить персональное приглашение стать членом ЖСПК от Вербицкой. Так считает обвинение.

По словам Мешковой, сейчас строятся люди, которые встали в очередь в 2000 году. Она же, напомним, в очереди с 2009 года. Почему именно ее права посчитала нарушенными прокуратура, когда сотни людей стоят в очереди перед ней, Мешкова не знает.

В то же время на вопрос гособвинителя, ущемлены ли ее права или не ущемлены в связи с тем, что на первом этаже дома вместо квартир были построены административные помещения, потерпевшая ответила: «Да, если мне обязаны были предложить такой вариант».

Сама же она никуда не обращалась и не интересовалась, где и какое жилье строится на территории Минского района. При этом на вопрос судьи Мешкова пояснила, что по месту работы в управлении Следственного комитета не состоит в очереди на улучшение жилищных условий. Она собрала необходимые документы, но ей отказали на том основании, что она проживает в Минском районе. Надо заметить, ответ удивил судью.

Вторая потерпевшая медсестра Нефедова находится в отпуске, ее допрос ожидается на следующей неделе.

Практически все судебное следствие было посвящено разбору ситуации на тему «Какой дом разрешил возводить в ландшафтно-рекреационной зоне, входящей в водоохранную зону „Дрозды“, президент Беларуси?».

У прокурора жесткая позиция, полностью совпадающая с позицией следствия: президент разрешил строить жилой дом в агрогородке Ждановичи по адресу ул. Парковая, 26а на условиях, изложенных в письме, подписанном заместителем премьер-министра и министром лесного хозяйства, «которые не предусматривали возможность строительства в составе указанного дома административных помещений коммерческими организациями». Глава государства дал согласие на строительство «девятиэтажного жилого дома типовых потребительских качеств».

Позиция защиты — дом проектировался и строился с учетом рельефа местности и технических возможностей, которые не позволяли размещать на первом этаже жилые помещения.

Чтобы разрешить этот спор, адвокат Ольга Стэчман предложила провести судебно-строительную экспертизу, которая даст ответ о возможности или невозможности строительства квартир на первом этаже дома типовых потребительских качеств.

Если судья удовлетворит ходатайство адвоката, то судебное разбирательство будет отложено на срок проведения экспертизы. А это может занять месяцы. В противном случае роль эксперта придется на себя брать судье, которая уже не раз настраивала участников процесса на готовность к прениям сторон.


Другие новости