Новости
Экспертиза
От застройщика
Строительство
Аренда
Деньги
Интерьер, дизайн, ремонт
Сервисы
Каталог компаний
Кредиты на жильё
Вопрос-ответ
Форумы
реклама
реклама

Офтоп


/

В первые послевоенные годы Минск строился одним из самых красивых городов Восточной Европы, но со временем появилось много зданий, которые не вписываются в архитектурный ансамбль и портят его своим неказистым видом. С помощью известных краеведов Сергея Хоревского, Виктора Корбута и Вадима Зеленкова TUT.BY выбрал восемь сооружений, от сноса или кардинальной перестройки которых город лишь выиграет.

Отстраивая Минск после войны, архитекторы вдохновлялись античным миром и строили здания с колоннами, статуями и лепниной. В имперском стиле успели возвести множество кварталов — вышел целостный архитектурный ансамбль. Но успели реализовать не все из задуманного, а многое пришлось упростить.

Кампания по борьбе с архитектурными излишествами началась после смерти Иосифа Сталина. В 1955 году было принято Постановление ЦК КПСС и СМ СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Те здания, которые были запроектированы до его введения, которые не успели построить — так и остались «на бумаге». Те, которые уже возводились, лишились помпезного декора.

«Прекрасный пример этому — застройка площади Победы, — уточнил Вадим Зеленков. — По четной стороне проспекта Независимости построили шикарный вход во двор с колоннами и лепниной, а по нечетной, которая строилась позже — банальные ворота».

С конца 1950-х до конца 1980-х в Минске были построены тысячи типовых зданий. Те же проекты, которые планировалось реализовать в единственном образце, часто представляли собой торжество примитивизма. Городу досталось множество невзрачных зданий, которые строили без учета гармоничного соседства с окружающей застройкой. Их возведение велось и в историческом центре, возле (а то и вместо) старинных памятников архитектуры. Будь то фабрика, институт или даже административное здание — они не радовали оригинальностью форм.

Такие здания разбросаны по всему городу, TUT.BY выбрал те, которые не только имеют не лучший вид, но и не вписываются в окружающую застройку. Больше всего это бросается в глаза в центре города.

«В исторической части Минска после прекрасной эпохи сталинского неоклассицизма (не прошедшей, однако, без потерь — например, уничтожения костела доминиканцев на углу улиц Энгельса и Интернациональной) наступила эпоха безликой архитектуры, — говорит Виктор Корбут. — У градостроителей нет понимания, что город большой, места хватит на любые проекты, и чтобы Минск выглядел прекрасно, надо его застраивать не там, где уже существует ансамбль в стиле барокко или классицизма, а там, где в поле гуляет ветер».

Республиканский музыкальный колледж

Фото: Павел Добровольский, TUT.BY

С первого взгляда трудно поверить, что это здание долгое время было самым главным в городе — здесь располагался первый белорусский Дом правительства. Оно пережило Вторую мировую войну, но было перестроено в 1968 году, когда и получило современный вид.

Каменное здание появилось здесь в 1699 году. Его построил орден иезуитов для обучения прихожан. В 1773 году школа была преобразована в светскую. Обучение велось в ней 6 классов. В конце 18 века, уже после присоединения к Российской империи, здесь расположилась резиденция губернатора. Во время кампании 1812 года в здании оборудовали французский военный госпиталь.

В прошлом веке здание стало резиденцией властей БНР и БССР. В 1918 году здесь располагалась Рада и Народный секретариат первой белорусской республики. На смену пришла советская власть: временное правительство Жилуновича, мэрия, Центральное бюро компартии, Наркомат иностранных дел, Совнарком БССР, ЦИК. В послевоенное время здание утратило административные функции.

Открытка начала 20 века. Изображение с сайта: whereminsk.by
Открытка начала 20 века. Изображение с сайта: whereminsk.by
Вид на бывший коллегиум иезуитов. Фото Чайко И.Г., 1985 г.
Вид на бывший коллегиум иезуитов. Фото Чайко И.Г., 1985 г.

Сергей Хоревский: «Здание расположено на главной площади Старого города, и, безусловно, ему необходимо вернуть исторический вид. От этого выиграет как оно само, так и близлежащая застройка. Благо мы знаем, как здание выглядело раньше. Дискуссии требует его функционал. Один из вариантов — выставочная галерея либо музей».

Гостиница Круковского

Фото: Павел Добровольский, TUT.BY

Бывший отель на 13 номеров перестроили во времена БССР. В послевоенное время два 3-этажных здания 19 века объединили в одно и нарастили. Теперь здесь расположено Управление бытового обслуживания населения Мингорисполкома.

Гостиница располагалась в так называемом «гостевом районе» Минска. В радиусе пяти минут пешком приезжим свои услуги предлагали несколько десятков отелей. Ни один из них не сохранился. В последние годы восстановлены лишь два — «Европа» и «Гарни».

Сергей Хоревский: «Очевидно, что после перестройки здание стало дисгармонировать с окружающей исторической застройкой. Как и в случае с музыкальным колледжем, реально вернуть старый облик — сохранились фотографии. Здание снова станет ниже и дополнит сохранившийся ансамбль в этой части города».

Дом Мусинского

Фото: Павел Добровольский, TUT.BY

Архитектор Сергей Мусинский, уроженец Вологодской области РСФСР, отучился в Ленинграде и приехал в нашу страну, где стал соавтором ряда зданий. Некоторые из них удачно вписались в городской ландшафт. Больше же всего споров вызывает его длинный, почти на полкилометра, жилой дом на главной исторической улице, Немиге. Он разделил Старый город надвое.

Реализована лишь часть задуманного Мусинским. Через дорогу планировалось возвести ряд высоток. Разумеется, жертвой сей задумки стали бы десятки старинных зданий, а Мариинский костел стал бы скромной тенью этих новостроек. Впрочем, он мог навсегда остаться спортивным залом, роль которого и выполнял в те годы.

Вид на Петропавловскую церковь и Раковское предместье. Фото: Зенон Позняк (изд-во "Беларусь", 1968)
Вид на Петропавловскую церковь и Раковское предместье. Фото: Зенон Позняк (изд-во «Беларусь», 1968)

Сам архитектор не имеет никакой вины в сносе целых кварталов Раковского предместья и Верхнего города. Расширение Немиги за счет уничтожения старых построек и строительство на их месте современного градостроительного ансамбля было заложено в генплан Минска еще до проектирования дома Мусинского.

Сергей Хоревский: «При строительстве этого здания были не только уничтожены десятки исторических памятников, но и нарушена визуальная связь между Верхним городом и Раковским предместьем. Ранее в этой части Минска доминировал Петропавловский собор — сейчас он очутился в бетонном гетто. Здание могло бы получить другую оценку, если бы было построено в другом месте, дальше от исторического центра».

«Белпромпроект»

Фото: Павел Добровольский, TUT.BY

Очередной чужеродный элемент из нашего списка был обновлен несколько лет назад, правда, запланированную изначально смотровую площадку так и не сделали. Здание уже нельзя назвать депрессивным. Сожаление вызывает лишь место — главная историческая площадь города, в непосредственной близости к Мариинскому костелу и Ратуше.

Сооружение было построено в 1960-е годы и стало прорывом в белорусской архитектуре своего времени. Спустя два десятка лет его внешний облик испортили во время реставрации — оно стало выглядеть удручающе.

Пересечение улиц Немига и Комсомольская (ранее – Фелициановская). Фото: Зенон Позняк (изд-во "Беларусь", 1968)
Пересечение улиц Немига и Комсомольская (ранее – Фелициановская). Фото: Зенон Позняк (изд-во "Беларусь", 1968)

В прошлые века в этом месте располагался Нижний рынок и Холодная синагога. Последняя пережила Вторую мировую войну, но была снесена во время данного строительства.

Сергей Хоревский: «Это здание, как и Дом Мусинского, разделило Старый город, создав так называемые мертвые точки — участки, которые полностью перекрыты для обзора с разных сторон. Ранее уже вынашивались планы о его демонтаже, но пока власти оказались к этому не готовы».

Центр моды

Фото: Павел Добровольский, TUT.BY

Серое здание на Немиге имеет лишь одну ценность — барельеф «Солидарность» 1979 года. Вместе с примыкающими жилыми домами по нечетной стороне проспекта Победителей (до бизнес-центра Royal Plaza) оно отрезало от Верхнего города Раковское предместье. Часть из них отреставрировали к мировому хоккейному первенству.

Ранее, на протяжении столетий, в этой части города располагались малоэтажные строения Нижнего рынка. Во время регуляции стока Немиги в 1928 году он был ликвидирован. Часть построек сохранилась после Второй мировой войны, однако была снесена в мирное советское время. В 2013 году Белорусским добровольным обществом охраны памятников истории и культуры был разработан эскизный проект восстановления данной застройки.

Сергей Хоревский: «Снос Центра моды позволит воссоздать целостность исторического ансамбля. При его строительстве Раковское предместье утратило визуальную связь между Троицким предместьем и Верхним городом».

Экспертно-криминалистический центр МВД

Фото: Павел Добровольский, TUT.BY

Серая высотка 1996 года постройки у стен Пищаловского замка — одно из самых закрытых зданий страны. В нем расположен Государственный экспертно-криминалистический центр МВД.

Недалеко от этого места в 1988 году при прокладке теплотрассы был найден клад. Он состоял из 547 предметов, самый древний из которых датировался 1693 годом.

«На эти деньги была куплена 4-комнатная квартира и 24-я черная «Волга». Как экскаваторщик из Минска нашел последний крупный клад в СССР

Столетие назад, когда он был зарыт, эта территория соединялась с центром города Преображенской улицей. Она была застроена с двух сторон каменными зданиями, но они не сохранились. В них располагались типография Нахумова, фабрика Элиасберга, каретная мастерская Лейбмана, лечебница Обезерского, гостиница «Новая Рига» Кругера и другие. Самым известным зданием на этой улице была правительственная женская гимназия.

Виктор Корбут: «Доминантой в этой части города был тюремный замок, построенный в 1825 году. Несмотря на суровый вид, он является прекрасным произведением архитектуры в неороманском стиле. Здание всегда смотрелось эффектно на холме, если идти вверх по Интернациональной. Со строительством высотки ГЭКЦ оно оказалось как бы в ее тени. Экскурсанты все время спрашивают, зачем было портить старинный пейзаж высоткой, построенной в конце ХХ века. Ответа у меня на этот вопрос нет. Но абсурдность сооружения этого здания очевидна: ведь мало того что его построили на возвышенности, так еще такой этажности, что оно давит собой на окружающую архитектуру и будет доминировать в этой местности впредь. Ведь ставить вопрос о сносе этого ''небоскреба'' никто не будет. А исторический ландшафт испорчен».

Обувная фабрика «Луч»

Фото: Павел Добровольский, TUT.BY

Эта фабрика была создана в 1963 году. Тогда же и появились новые массивные корпуса на фоне расположенной в непосредственной близости исторической застройки.

Ранее на этом месте также находилась фабрика. Однако в то время это место еще не было частью Минска. Улица, на которой она располагалась, так и называлась — Загородная.

Обойная фабрика Конторовича (ранее — Хаютина) переехала в новый 3-этажный корпус в 1901 году. В обувную она была реорганизована спустя 23 года.

Виктор Корбут: «Нужно сказать, что здания фабрики у красной линии улиц Короля и Немиги частично сохранились с довоенных времен, некоторые построены в 1950-е годы. Поэтому нужно отделять зерна от плевел, рассуждая о будущем этого комплекса. Считаю, что необходимо сохранять промышленную архитектуру советского времени, если она обладает эстетическими и мемориальными свойствами. Насколько мне известно, в здании фабрики действовали подпольщики в годы Великой Отечественной войны. Это тоже важный фактор, который нужно учитывать при реконструкции этого района в будущем».

Гостиница «Экспресс»

Фото: Павел Добровольский, TUT.BY

Серая 13-этажная высотка, построенная в советские годы между авто- и ж/д вокзалами, не вписывается в окружающую застройку. Нет гармонии как с современными зданиями южной стороны, так и с послевоенными с северной.

История здания началась в 1975 году, когда был проведен конкурс на проект нового вокзального комплекса. Спустя 10 лет было начато строительство. Работы вел Стройтрест № 7. Здание нынешней гостиницы изначально несло служебно-техническую функцию. Первая очередь строительства была завершена в 1990 году. Два этажа заняла зона матери и ребенка, четыре — гостиница, остальные — помещения для работников объединенного дорожного бюро, группы учета и отчетности, справочного бюро и других служб.

Своих первых посетителей гостиница «Экспресс» приняла в ноябре 1990 года. В 48 номерах могли размещаться 163 человека. Помимо транзитных пассажиров, она обслуживала прибывших в командировку железнодорожников.

В свое время это было одним из самых высоких зданий центра Минска, и именно из-за своей высоты, оно попало в наш перечень, ведь просто остеклением фасада ситуацию не исправить. Зрительный акцент на Привокзальной площади задумывался архитекторами на ворота Минска.

Виктор Корбут: «Гостиница ''Экспресс'' чем-то напоминает высотку МВД у Пищаловского тюремного замка. Но после того как были построены новые железнодорожный, автобусный вокзалы, здание факультета МО БГУ, эта высотка уже не выглядит чем-то несуразным, несмотря на свой серый фасад. Новостройки преобразили площадь. Конечно, как отель данное здание даже внешне выглядит не очень гостеприимно. Возможно, ему нужно придать хотя бы другой цвет стен. Но теперь, когда вокруг из стекла и бетона сооружено много зданий, которые затмили собой бывшую архитектурную доминанту — т.н. ''ворота города'' - дома с башнями в стиле сталинского неоклассицизма, рассуждать о сохранении какого-то аутентичного облика Привокзальной площади нет смысла. ''Экспресс'' тут уже не один давит на ''ворота города''. Остается надеяться, что в процессе модернизации этой части города не будут построены новые здания во дворах, что непоправимо нарушит архитектурный ландшафт».

Наши собеседники отметили, что список зданий, которые необходимо либо снести, либо кардинально перестроить — огромен. И, к сожалению, он состоит не только из зданий советской эпохи — те же ошибки продолжают совершать и нынешние власти.

«Множество аналогичных ошибок сделано в Лондоне, Москве, Варшаве»

«Это все печально, — отметил Вадим Зеленков. — Но много печальнее то, что в постсоветское время архитектурный облик города принялись ломать гораздо решительнее и, боюсь, гораздо необратимее. Но это уже тема другого разговора».

«Свежий пример — две высотки в районе Замчища (бизнес-центр Royal Plaza и торгово-развлекательный центр Galleria. — TUT.BY), — добавил Сергей Хоревский. — Они разорвали визуальную связь между Троицким и Раковским предместьями. Одно нелепое сооружение может уродовать целый квартал, снижать эстетическую ценность соседних зданий, историко-культурную ценность района».

«Мы видим, что законодательство не работает, — резюмировал он. — Факт, что какой-либо объект входит в список историко-культурного наследия, любой категории, как оказалось, ни к чему никого не обязывает. Появились деньги — можно и сносить, без ведома общественности. Гарантией могут стать лишь публичность и изменения в законодательстве — иначе ошибки будут повторяться. Необходимо выработать концепцию — каким мы хотим видеть наш Минск через, к примеру, 25 лет. И следовать поэтапно».

Однако, как подчеркнул Виктор Корбут, Минск не стоит особняком, такая удручающая ситуация не только у нас: «Множество аналогичных ошибок сделано в Лондоне, Москве, Варшаве, Вильнюсе, Риге и т. д. Это общемировая тенденция. Мы шагаем в ногу с этим ''трендом''. А нужно было бы не оглядываться на мировые тенденции, а познать историю своей национальной архитектуры и сохранять ее, дополняя зданиями в созвучном уже существующим стилям направлении».

«Если посмотреть проекты многих молодых архитекторов, то они не радуют, — продолжил собеседник. — Потому что новое поколение зодчих учится не на примерах белорусского классического зодчества (от времен прекрасной средневековой архитектуры до строгого и величественного сталинского неоклассицизма), а на тех самых современных ''общемировых'' образцах и местных ''подражаниях''. В процессе реализации своих проектов каждый современный зодчий движим одним: славой и деньгами. Если ему улыбнется удача что-то воздвигнуть в центре и при этом затмить даже старинный храм или снести дом XIX века, то его ничто не остановит. А если еще такой амбициозный творец заручится поддержкой богатых спонсоров и власть имущих, то будет иметь все карты на руках, чтобы осуществлять все свои, даже самые абсурдные идеи. И мы видим такие примеры в историческом центре Минска».

Как же изменить эту практику, которую мы наблюдаем уже не одно десятилетие? По мнению Виктора Корбута, необходимо постепенно воспитывать вкус и поднимать общую культуру нации — просвещением, информированием, «чем занимаются сегодня некоторые СМИ, краеведы, экскурсоводы, но очевидно, что их усилий недостаточно». «Наверное, к процессу воспитания чувства прекрасного должна подключаться школа — хотя бы с обязательными курсами краеведения (в каждом населенном пункте, регионе — о его особенностях, в том числе архитектурных)», — подытожил собеседник TUT.BY.


Другие новости