Новости
Экспертиза
От застройщика
Строительство
Аренда
Деньги
Интерьер, дизайн, ремонт
Сервисы
Каталог компаний
Кредиты на жильё
Вопрос-ответ
Форумы
реклама
реклама
реклама

Офтоп


Адарья Гуштын,

В Минске, в старой части Грушевки люди все еще живут в деревянных бараках. Более 40 лет их обещают снести, но сроки все время отодвигают, несмотря на то, что вокруг идет активная стройка. Большинство жителей с нетерпением ждут отселения. И только жительница барака на улице Папанина, 2а надеется, что ее дом в ближайшее время сносить не будут. Женщине просто некуда больше идти.



В Беларусь Сусанна Мкртчян приехала в начале 90-х. У себя на родине, в Армении, она познакомилась с белорусом, который восстанавливал разрушенные после землетрясения города.

"Землетрясение было в 1988 году, погибло около 150 тысяч человек. Конечно, это было страшно — вокруг одна разруха. Нас ведь ни о чем не предупредили, — вспоминает женщина. — Про Беларусь мы знали, что там болота, тихо и спокойно. Значит, землетрясения не будет, можно ехать".

Суд принял решение о выселении, а жители узнали об этом спустя полгода

В браке с Владимиром Шиманцом у Сусанны родился сын Валерий. Парню сейчас 22 года, он живет вместе с матерью, работает в аэропорту. С мужем женщина давно развелась.

"С 2004 года мы живем в бараке, в одной комнате, — говорит она. — Другого жилья у нас нет".

Комнату в 17,9 кв. метра с общей кухней Сусанна получила от ЖРЭО Московского района. До 2013 года она работала дворником в ЖЭСе.

"В конце 2013 года контракт закончился. И больше меня не хотят брать на работу, я все ЖЭСы в округе обошла".

Месяц назад к ней неожиданно пришли судебные исполнители и заявили, что по решению суда, который состоялся в январе, Сусанна Мкртчян и ее сын Валерий Шиманец должны покинуть квартиру, другое жилье им не предоставят.

"Я была просто в шоке, нам никто даже не сказал, что будет суд. На заседании ни я, ни сын не присутствовали", — объясняет она.

На данный момент заочное решение суда отменено, вопрос будет рассматриваться повторно.

В этом бараке, кстати, кроме Сусанны и ее сына, больше никто не живет. Соседям выдали другое жилье еще три года назад. УКС Мингорисполкома планирует снести дом до конца 2015 года. Деньги из бюджета уже выделены, сообщила замдиректора Людмила Пратько.



ЖРЭО: служебных квартир у нас больше нет

В 2004 году ЖРЭО Московского района заключило с Сусанной Мкртчян срочный договор найма жилого помещения. Договор действовал на время ее работы в организации. Отдельно в документе указывалось, что приватизировать комнату наниматель не имеет права. И хотя в договоре стоит подпись Сусанны Мкртчян, она считает, что ее обманули.

"Я спрашивала начальника, предоставят ли мне другое жилье, потому что эти дома давно обещают снести. Он говорил: не волнуйся, будет тебе однокомнатная квартира, — рассказывает женщина. — Ведь другим дворникам, которые начали работать в то же время, что и я, дали возможность приватизировать жилье. А со мной вот так обошлись. Посмотрели, что я по-русски плохо говорю, что плохо знаю законодательство, этим и воспользовались".

По закону Сусанна Мкртчян должна была освободить комнату в бараке через трое суток после окончания трудового договора. Однако ЖРЭО Московского района обратилось в суд спустя десять месяцев. Все это время женщина каждый месяц платила за коммунальные услуги.

"Договор, который был заключен с Сусанной Мкртчян, не предусматривает право на приватизацию, — заявил начальник юридического отдела Дмитрий Мухин. — Служебных квартир у нас теперь нет, работникам предоставляется только общежитие. Но поскольку Мкртчян у нас не работает, она не имеет права на него претендовать. Даже если бы с ней повторно был заключен контракт, на очереди в общежитие стоит около 60 человек. Ей бы пришлось лет 10 ждать, чтобы получить комнату".

В отделе кадров пояснили, что в первую очередь место в общежитии предоставляют начальникам, инженерам и мастерам.

Арендное жилье семье Мкртчян тоже вряд ли предоставят

С 2002 года Сусанна стоит на очереди на улучшение жилищных условий. Но ее позиция в очереди — далеко за девять тысяч имен. В ближайшие годы, говорят в отделе жилищной политики администрации Московского района, квартиру им не предоставят. Сейчас идут очередники 1988-1989 годов. Та же ситуация и с арендным жильем.

"Конечно, Сусанна Мкртчян может написать заявление на арендное жилье. Его будут рассматривать 15 дней. Однако дать ей квартиру или нет, будут решать с учетом других поступивших заявлений. Чем раньше человек стоит на очереди, тем вероятнее, что именно ему предоставят право на арендное жилье. У нас сейчас много заявлений от тех, кто стоит на очереди с конца 80-х — начала 90-х годов", — пояснил замначальника отдела Сергей Шакель.



После суда — на улицу?

Про семью Мкртчян в старой Грушевке все знают.

"Как это можно представить, чтобы такого честного и порядочного человека выселили на улицу? — говорит житель улицы Хмелевского. — Неужели у государства нет комнаты для двух человек? Они ведь граждане Беларуси!"

22 июля дело Сусанны Мкртчян повторно рассмотрят в суде Московского района. По предыдущему решению ее вместе с сыном должны были выселить без предоставления другого жилого помещения. Что будет делать женщина, если и во второй раз суд примет то же решение?

"Буду сражаться до конца, — говорит она. — У меня нет выхода: или бороться, или идти на улицу бомжевать. Но такой судьбы я для себя и сына представить не могу".

Сусанна Мкртчян обращалась в посольство Армении, но там только разводят руками — женщина получила гражданство Беларуси, дипломаты не могут помочь ей решить вопрос. А возвращаться на родину семье некуда.

Сын Сусанны несколько месяцев работает в аэропорту. Живут на его зарплату и пенсию матери, в месяц на двоих выходит около 7 млн рублей.

Валерий собирается по месту работы обратиться с просьбой выделить им комнату в общежитии. Однако начальник жилищного отдела РУП "Национальный аэропорт Минск" Лилия Кирильчик в комментарии Naviny.by отметила, что на очереди уже стоит 144 сотрудника. У аэропорта всего два общежития — в поселке Сокол под Минском и на улице Аэродромной.

"Я думала, самое страшное в моей жизни было землетрясение в Армении. Тогда погиб мой брат, и ничего уже не исправить, — говорит Сусанна Мкртчян. — А ошибку чиновников, начальников ЖРЭО, я считаю, исправить можно. Я не жду, что мне дадут просто так квартиру в центре города. Я готова работать дворником, чтобы мне дали комнату, чтобы меня оставили даже в этом бараке. Условия здесь, конечно, плохие. Но крыша над головой есть".

Другие новости