Новости
Экспертиза
От застройщика
Строительство
Аренда
Деньги
Интерьер, дизайн, ремонт
Сервисы
Каталог компаний
Кредиты на жильё
Вопрос-ответ
Форумы
реклама
реклама
реклама

Офтоп


Марина Зубович,

Фото: Марина Зубович
Фото: Марина Зубович
Уникальность этого сюжета в том, что если добиться справедливости... лучше не станет. На мой взгляд. Хотя бабушку очень жалко. Впрочем, судите сами. В редакцию написала 80-летняя Мария Шинкарова: "У моего сына мошенники за ящик водки забрали квартиру. Уже второй год я хожу по инстанциям, но никому до меня нет дела... А ведь это жилье построили мы с мужем! Ничего родной кровиночке не жалели, а Гена только пил и бездельничал..." А еще Мария Владимировна уверена, что новые собственники квартиры вот-вот отправят ее сына на тот свет. Почему? Потому что в основе сделки лежит... договор пожизненной ренты! Корреспондент "СБ" отправилась на Брестчину.

Увидеть всех героев истории сразу не представлялось возможным. Мария Владимировна проживает в городе Коссово вместе с младшим сыном Владимиром. Звоню в дверь. Маленькая худенькая бабушка разволновалась до слез:

- Ой-ой, i хата мая няпрыбраная, i хлеба няма... i Вова мой што свет сыйшоў...

- Ушел на работу?

- Якая там работа! Ён ужо гадоў 15, а то i больш, нiчога не робiць! Такi ж, як i Гена, непуцёвы! - бабуля всплеснула руками и опустилась на диван.

- У абоiх маiх сыночкаў даўно адзiн клопат - гулянка ды бутылка!

Неожиданно на мобильный Марии Владимировны позвонили. Резкий мужской голос особо не выбирал выражений. У бабули снова потекли слезы:

- Гэта Гена званiў. Крэпка абiдзiўся, што я яго з 23 февраля не паздравiла. А я забыла... Забегалася...

Глаза моей собеседницы часто загорались стыдом. Но не потому, что окончила лишь 5 классов сельской школы, отчего с грамотой не в ладах и рассуждает наивно. Мария Владимировна понимает: так сыновья с матерями разговаривать не должны в принципе. А уж она такого отношения от "кровинушек" точно не заслужила. Ведь, собственно, откуда у запойного тунеядца со стажем, 53-летнего Гены, взялась благоустроенная двухкомнатная квартира аж в областном центре? В отличие от драгоценных своих сыновей Мария Шинкарова всю жизнь честно трудилась рабочей на Коссовской мебельной фабрике и оттуда еще при Советском Союзе ушла на пенсию. 33 года прожила с мужем в деревянном доме без особых удобств, который принадлежал местному костелу: когда-то по ходатайству руководства фабрики ксендз разрешил занять часть площади молодой семье. В этом полубараке родились и Гена с Вовой. Шинкаровы держали свиней, кур, работали на участке...

Жили хорошо, денег хватало, вспоминает Мария Владимировна те "золотые времена". Поэтому когда Гена вычитал в газете объявление, что строительное управление набирает рабочих и одновременно предлагает на выгодных условиях стать дольщиками в брестском жилищно–потребительском кооперативе "Яшма", родители его поддержали. Надеялись: сын завяжет с выпивкой, возьмется за ум, заведет семью. Гарантом должны были стать обязательства перед банком по солидной денежной ссуде на строительство - это означало, что работой в СУ нужно дорожить. Увы. Гена хотя осилил все 10 классов и шоферское дело, но профессионалом стал лишь в одном деле - разгульном. С работы в очередной раз вылетел. Ссуду банку стали возвращать родители. Скоро инфляция превратила долг в мизер и Гена бурно отметил новоселье...

К этому времени от рака умер муж Марии Владимировны. Глядя на брата, покатился по наклонной и младший Вова. А ведь несколько лет работал в поездах электриком, вспоминает Мария Владимировна:

- Тады вельмi цяжка было з бiлетамi. I ўсе беглi да Вовы! Дзякавалi, як водзiцца, хто рублём, хто бутылкай... Так i стаў п'янiцай! А каму такiя патрэбны? З таго часу i другi сынок ездзiць на маёй шыi...

Двухкомнатную благоустроенную квартиру в Коссово Марии Шинкаровой как добросовестной труженице дало государство... Когда бабушка рассказывала мне, как много лет подряд она в электричках преодолевала 200 километров до Бреста, а потом еще столько же обратно, чтобы оплатить сыну "коммуналку" (средства, высылаемые по почте, Гена тут же пропивал с дружками), на пороге нарисовался "младшенький". 50-летний Вова. Вида весьма непрезентабельного. Матери непрерывно хамил, а пару раз бросался и с кулаками:

- Ишь, нашлась труженица! Да такой, как ты, одно место в жизни - в привокзальном сортире билетами торговать! Мало тебе денег? На, подавись! У меня их миллионы, - и выбросил из грязной куртки пожеванные купюры немелкого достоинства.

Но едва Мария Владимировна потянулась к деньгам, как сынок, хохоча, загреб их обратно. Интересно, откуда деньги у давно нигде не работающего? Как объяснила позже мама, она пару лет назад купила Вове квартиру неподалеку за 6 тысяч долларов:

- А ён яе два месяцы, як прадаў! Грошы цяпер прапiвае...

Пенсия у бабушки - 3 миллиона. Доллары она исправно покупает с продажи картошки - каждый год не разгибая спины 80-летняя пенсионерка одна обрабатывает большой участок земли. Чтобы сыночкам жилось лучше... Провожая меня, Мария Владимировна, зашла на почту, чтобы... положить денег на мобильный Гены. Сказала, что делает это всегда.

А теперь о Гениной квартире. Итак, на кону 60 тысяч долларов. По словам председателя ЖПК "Яшма" Александра Лукши, примерно столько выручит новая собственница благоустроенной двушки площадью 47,6 кв. м Татьяна Никон, если вдруг появится возможность ее продать. Если получатель ренты Геннадий Шинкаров отойдет в мир иной... Сама Татьяна не без угла - живет в доме по соседству. Обеспечен жильем и ее бывший супруг, который тоже замешан в этой ситуации. Соседи дружно Марию Владимировну жалеют, мол, всю жизнь честно работала, а сынок-пьяница отдал квартиру за несколько пузырей водки!

А вообще, разве законна сделка, заключенная с человеком, страдающим алкоголизмом? Этот вопрос меня тоже принципиально волновал. Особенно в связи с любопытным нюансом: договор ренты был заключен 6 февраля 2013 года - через пару дней после того, как Геннадий Шинкаров был... снят с учета в наркологическом диспансере, на котором стоял с июля 2007 года с диагнозом синдром алкогольной зависимости средней стадии (когда потребление алкоголя начинает занимать первое место в системе ценностей. - Прим. авт.). Не правда ли, удачное стечение обстоятельств?

Еду в наркодиспансер. Заместитель главврача Игорь Чесноков объясняет:

- С пациентом Шинкаровым потеряли связь...

Остальное - врачебная тайна. Кстати, процитирую интересное место из самого договора ренты: "Ввиду болезни Шинкарова Геннадия Александровича договор полностью прочитан вслух нотариусом". И как венец всему установленный сторонами размер пожизненной ренты - 2 базовые величины в месяц! Плюс оплата ритуальных услуг. Что могло помешать сомнительной сделке? По закону лишь признание собственника квартиры полностью недееспособным. И только через суд по заявлению, например, матери. А откуда ему взяться, если многострадальная Мария Владимировна едва ли слышала о таком понятии?

Угрожает ли что-то жизни Геннадия Шинкарова? Думаю, что да. И главная угроза исходит от всегда желанной его подруги - бутылки. Но вопреки страхам Марии Владимировны, уверенной, что ее сына систематически избивают и запугивают, Гена не показался мне ни несчастным, ни робким:

- Ну был я собственником, и что? Сидел при свечах, как идиот, - за неуплату свет обрубали! А теперь Танюха Никон мне за все платит - и еды, и деньжат подкидывает! Счастливым человеком теперь себя чувствую...

Доказательства благополучия - остатки свеклы в холодильнике, кусочки ливерки и суповой набор из куриных костей. Недавно Александр Лукша полуживого соседа вытаскивал из ниши в кухонном диване - Гена "осчастливился" так, что застрял головой между стенками, отключился и уже посинел. А однажды весь в синяках, ушибах и с разбитой головой на 10 дней загремел в больницу. Уверял, что упал. Но Мария Владимировна не верит. Кстати, бабушка говорит, что к ней приходили два молодчика и угрожали расправой, если она не перестанет бороться за квартиру...

Только вот в чем конечная цель этой борьбы? Сама Мария Владимировна свой век доживать намерена в Коссово. Внуков ей не подарили, наследство принять некому. Неужели остается только горько признать, что и в этой ситуации хозяйка положения - треклятая бутылка?


Комментарий

Заместитель прокурора Бреста Иван Чайчиц:

- Алкогольная зависимость Геннадия Шинкарова может стать основанием для признания его ограниченно недееспособным. Такой гражданин вправе самостоятельно совершать только мелкие бытовые сделки, другие - лишь с согласия попечителя. Полностью недееспособными судом признаются лица с психическими расстройствами. И все-таки в этой истории есть над чем поработать нашему ведомству: примется во внимание и сильная алкогольная зависимость получателя ренты, и ее мизерный объем... Мария Владимировна официально уже обратилась в прокуратуру Бреста с жалобой, по которой проводится тщательная проверка и сбор материалов. И если в этом договоре ренты, а также событиях, способствовавших его заключению, нами будут усмотрены хотя бы малейшие нарушения закона, он будет признан недействительным. Это будет полезно и правильно хотя бы с позиции профилактики. Алкоголизм не должен быть источником выгоды.

Другие новости