Новости
Экспертиза
От застройщика
Строительство
Аренда
Деньги
Интерьер, дизайн, ремонт
Сервисы
Каталог компаний
Кредиты на жильё
Вопрос-ответ
Форумы
реклама
реклама
реклама

Офтоп


Старинное имение Буттовт-Анджейковичей в поселке Порозово (Свислочский район Гродненской области) называют не иначе как шедевром белорусского деревянного зодчества. И это не случайно. Ничего подобного в Беларуси просто уже не осталось, что делает усадьбу еще более ценным памятником архитектуры.

Но странное дело, белорусское государство миллиарды вкладывает в строительство различных дворцов и не может найти средств для сохранения своего наследия. Дошло до того, что даже жители поселка, где расположена уникальная усадьба, понятия не имеют, кто в ней жил, не знают ни истории имения, ни истории своего края.

При этом Комитет государственного контроля, вместо того чтобы найти корни проблемы и решить, как сохранить историческое и культурное наследия страны, занимается обычным шапкозакидательством, выискивая виновных там, где их просто нет. "Ежедневник" постарался разобраться с судьбе старинного имения и понять, как мы дошли до жизни такой.




Шедевр деревянного зодчества

Нынешняя усадьба была построена Тадеушем Буттовт-Анджейковичем на рубеже 19 и 20 веков возле деревни Порозово, которой в 50-х годах прошлого столетия советские власти придали статус поселка. Новое строение было поставлено на месте старого имения и выполнено в стиле необарокко. Архитектура строения напоминает традиционные дворянские поместья, по причине чего многие исследователи относят постройку к 18 веку.





Тадеуша Буттовт-Анджейковича называли одним из богатейших польских помещиков Гродненщины. Он первым в регионе приобрел автомобиль и мог позволить себе ездить обедать в Варшаву.
Усадьба Буттовт-Анджейковичей начинается парковым комплексом из тополя и липы, который расположен на широкой въездной аллее. Деревья образуют зеленый свод, за которым открывается партер усадебным домом. Его крыша весьма сложной ломаной формы, а стены сделаны из бруса, который снаружи ошалеван, а внутри оштукатурен.

Само здание имеет сложную композицию, а два боковых фасада украшают двухэтажные башни с шатровыми крышами.

Помимо здания самой усадьбы, с 18 века сохранилась также одна хозяйственная постройка, стены которой выполнены из камня. Сохранилась, впрочем, чисто условно.




Убивающая госохрана

Еще 12 лет назад усадьба Буттовт-Анджейковичей находилась в достаточно удовлетворительном состоянии. Там располагалась Порозовская больница, которая также занимала еще ряд зданий, построенных уже в советское время.

Сторож, которая сегодня охраняет усадьбу, ранее также работала в этой больнице. Как рассказала она "Ежедневнику", уникальное здание начало разваливаться как раз после того, как закрыли больницу и государство взяло комплекс под свою охрану.

Охрана получилась, мягко говоря, странная. После закрытия больницы здание даже перестали протапливать. Не топили ни старые печи, которые сохранились еще со времен Буттовт-Анджейковичей, ни котельную, уродливо пристроенную к боковому фасаду. И как только перестали памятник архитектуры топить, он сразу начал гнить и разваливаться. Сегодня уже почти во всех комнатах, где до сих пор висят больничные таблички, отвалилась штукатурка от стен и потолка. Стены усадьбы, поставленные древними мастерами на совесть, от такой государственной охраны в некоторых местах прогнили насквозь, балкон с чердака вот-вот готов обвалиться.

Развалилась и та сама хозяйственная постройка Буттовт-Анджейковичей. Такое ощущение, что она подверглась бомбежке. Правда, основные стены еще стоят, и здание, при желании, можно восстановить.






Добивающая репутация

В 2010 году государство сделало попытку спасти уникальный памятник архитектуры и передало его крестьянско-фермерскому хозяйству "Богуденки" на условии восстановления усадьбы и создания на ее основе объекта агротуризма. Как констатировал спустя четыре года Комитет государственного контроля, ничего из этого не вышло. Причем виновными были сделаны фермерское хозяйство и местные власти.

Как заявила начальник управления контроля бюджетно-финансовой сферы и государственных органов КГК Гродненской области Наталья Кривицкая, несмотря на то, что приобретатель (КФХ "Богуденки") ничего не сделал для восстановления усадьбы, местные власти проявили к нему странное снисхождение. Мол, даже к ответственности не привлекли, хотя это было предусмотрено договором.

По версии КГК, руководители КФХ "Богуденки" такие вот плохие, обещали спасти усадьбу и не спасли, а местные власти этих самых фермеров покрывают.

На самом деле все было не совсем так, и контролеры просто боятся озвучивать истинные причины того, почему памятник деревянного зодчества пришел в такой упадок. В КФХ "Богуденки" вообще были очень сильно удивлены, когда узнали, что Комитет госконтроля сделал их виноватыми.
Как рассказала "Ежедневнику" руководитель фермерского хозяйства, она сама выступила с инициативой восстановления усадьбы, так как переживала за сохранение исторического наследия Гродненщины. Конечно, у самого хозяйства денег для восстановления нет, но оно смогло заинтересовать в инвестициях известный шведский концерн IKEA, который согласился вложить в восстановление усадьбы 500 тысяч долларов.





Кроме IKEA, еще два инвестора (из Москвы и Литвы) готовы были вложить в усадьбу деньги и сделать из нее туристический комплекс. Но когда все уже, казалось, было на мази, инвесторы один за другим отказались финансировать проект.

"Я не понимаю, не знаю, почему они отказались. Они мне все приводили "Коммунарку" в пример. И кто и что надоумил, я не знаю. Но факт остается фактом, что инвесторы отказались финансировать проект. А мы комплекс брали, чтобы работать именно с инвесторами. Инвесторов я ведь сама нашла. Я сделала шикарную рекламу, фильм выложила в интернет. Я была уверена, что люди озаботятся, ведь это уникальное деревянное зодчество гниет. На сегодняшний день северная башня уже распалась, и я думаю, что по той цене, по которой теперь исполком выставил комплекс на аукцион, здание однозначно пойдет под снос", - рассказала "Ежедневнику" руководитель фермерского хозяйства. По ее словам, она и сама вложила в усадьбу много денег, проведя электричество, облагородив территорию и выплачивая зарплату сторожу. Для КФХ это большие затраты, которые уже никогда не вернутся.

Женщина до конца не поняла причины отказа инвесторов от проекта, так как не очень владеет ситуацией, которая произошла с "Коммунаркой". Но причины лежат на поверхности.
Напомним, что в 2012 году решением президента "Коммунарка" была отобрана у американского инвестора Марата Новикова, владевшего фабрикой более 10 лет. И хотя причины для такого решения у главы государства имелись, то, как это было сделано, серьезно подорвало доверие иностранных инвесторов к белорусским властям.

Иными словами, три инвестора, которые стояли в очереди на финансирование проекта по восстановлению усадьбы Буттовт-Анджейковичей, один за другим отказались от своих намерений, как только поняли, что в Беларуси никто не сможет им дать никаких гарантий, что в стране нет верховенства права и отсутствует защита инвестиций.
Все эти причины хорошо известны и КГК, но контролеры просто не решились их озвучить. Куда проще найти козлов отпущения среди тех, кто по-настоящему переживает за будущее усадьбы.




Как спасти уникальное деревянное зодчество

После того как договор с КФХ "Богуденки" был расторгнут, местные власти выставили усадебный комплекс на аукцион. Уже прошло два аукциона - оба признаны несостоявшимися из-за отсутствия заявителей. Следующий аукцион должен состояться приблизительно через месяц с понижением цены комплекса на 80%. На этот раз старинную усадьбу выставят на продажу за 349 млн рублей.
Как пояснили в отделе экономики Свислочского райисполкома, 349 млн вроде бы и небольшая цена, но учитывая, сколько нужно вложить в восстановление старинной усадьбы, вряд ли найдутся желающие. Хотя некоторые бизнесмены звонят и интересуются. В исполкоме предположили, что, скорее всего, усадьба будет продана после того, как цена упадет до одной базовой величины. Правда, тогда у покупателя будет и больше обременений.



Но даже сейчас для желающего приобрести комплекс действуют ряд обязательных условий. Это вовлечение в хозяйственный оборот в течение 2 лет с момента заключения договора купли-продажи, создание на базе проданного имущества объекта туристического бизнеса с обеспечением свободного доступа к объектам историко-культурного наследия и, самое главное, подписание охранного обязательства в течение одного месяца с момента перехода права собственности.

Возможно, за одну базовую величину найдется тот, кто без каких-либо гарантий со стороны белорусских властей согласится вложить в восстановление усадьбы огромные деньги, но до этого памятнику архитектуры придется пережить еще одну холодную зиму. Без косметического ремонта и даже без отопления, которые могли бы замедлить разрушение. На это у местных властей нет средств, хотя сам поселок очень ухожен, а здание исполкома являет собой пример рачительных хозяев - везде порядок и красота.



А вот старинная усадьба с каждым днем все больше разрушается и загнивает. Но что удивительно, даже на загнивающее зодчество приезжают посмотреть туристы - иногда целыми автобусами. Жаль только что из-за недоверия белорусским властям взорам туристов предстает совсем неприглядная картина.

 





Другие новости