Суд Московского района Минска признал мнимой сделку по купле-продаже квартиры на проспекте Дзержинского за 50 тысяч долларов, сообщает Генпрокуратура. Дело в том, что минчанка продала жилье троюродному брату за несколько дней до того, как в отношении нее возбудили уголовное дело. Читайте, что это за история.

Гражданское дело было рассмотрено по иску гражданина К. к гражданке Л., ОАО «С.», главному финансовому управлению Минского горисполкома об освобождении квартиры от ареста. В рассмотрении данного гражданского дела принял участие и прокурор.

Как выяснилось, в январе 2018 года между покупателем К. и продавцом Л. заключен договор купли-продажи однокомнатной квартиры на проспекте Дзержинского. Квартира продана за 50 тысяч долларов, продавец получил деньги от покупателя до подписания договора.

Через четыре дня после продажи объекта недвижимости в отношении Л. было возбуждено уголовное дело о злоупотреблении служебными полномочиями по ч. 3 ст. 424 УК РБ. Приговором суда в апреле 2019 года она признана виновной в преступлениях против интересов службы, в том числе за получение взятки, по ч. 3 ст. 424 и ч. 2 ст. 430 УК РБ. Она получила 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Проданная Л. квартира была оставлена под арестом для обеспечения исполнения приговора в части конфискации имущества и возмещения ущерба, причиненного преступлениями. После вступления в силу измений в уголовный закон Л. была освобождена от этого дополнительного наказания. При этом причиненный ущерб она не возместила полностью.

В связи с этим прокуратура Московского района Минска провела проверку и изучила законность перехода права собственности на квартиру на Дзержинского.

— Так, Л. на момент заключения договора купли-продажи квартиры достоверно знала о проводимой правоохранительными органами в отношении нее проверке, возможности возбуждения уголовного дела и конфискации имущества. Именно по этой причине она произвела отчуждение данной квартиры своему троюродному брату К. без намерения создать юридические последствия сделки, — сообщает прокуратура.

Мнимость сделки подтверждена и тем, что деньги по договору Л. не получала. На какие цели они были израсходованы, Л. в ходе судебного заседания пояснить не смогла. Кроме того, К. в суде утверждал, что в спорной квартире на основании бессрочного договора найма за ежемесячную плату в размере 50 рублей жила некая третья гражданка П. При проверке этого довода было установлено, что П. — подруга дочери Л. И в спорной квартире никогда не жила, а фактическими жильцами являлись дочь и зять Л.

При таких обстоятельствах прокурор предъявил в интересах государства к К. и Л. встречный иск о признании договора купли-продажи квартиры ничтожным, поскольку данная сделка заключена с целью избежать обращения взыскания на имущество.

Решением суда в удовлетворении исковых требований истца об освобождении квартиры от ареста отказано, исковые требования прокурора удовлетворены — установлен факт ничтожности договора купли-продажи квартиры, государственная регистрация перехода права собственности на нее признана недействительной. Постановление суда вступило в законную силу.

-50%
-10%
-30%
-30%
-10%
-20%
-25%
-30%