/

Минимум три силовые структуры заинтересовались ситуацией вокруг продажи зданий государственного Опытного завода металлоконструкций на проспекте Пушкина в Минске, рассказал TUT.BY директор управляющей предприятием компании Александр Чекмарев. Напомним, главный производственный корпус этого работающего завода был выставлен на аукцион за долги, несмотря на то, что его стоимость в разы превышает сумму задолженности. Что изменилось с того момента — в материале.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY

Что это за история с главным корпусом завода?

В январе мы писали о том, что отдел принудительного исполнения (ОПИ) главного управления юстиции Мингорисполкома из-за долгов выставил на аукцион ряд зданий ОАО «Опытный завод металлоконструкций», который из плачевного состояния с 2016 года вытягивает управляющая компания «КверкСтройИнвест». Торги по пяти сооружениям (склады и гаражи) были назначены на 4 февраля, по одному (главный производственный корпус) — на 10 марта.

На предприятии тогда говорили, что у них всего 450 тысяч рублей долга, и не понимали, зачем для покрытия такой небольшой суммы выставлять на торги главный корпус за 7 миллионов. Там обращали внимание и на то, что в условиях аукциона нет обязанности покупателя главного корпуса сохранить тут производство. Более того, эту задолженность можно легко закрыть, продав менее значимые сооружения.

Как рассказал директор компании «КверкСтройИнвест» Александр Чекмарев, после публикации этой статьи за дополнительными данными относительно сложившейся ситуации к ним обратились представители КГБ, прокуратуры и Комитета госконтроля. Предприятие предоставило им всю информацию, говорит руководитель.

Почему завод просил отменить первые торги?

Но важным моментом в этой истории является то, что в ОПИ находятся документы на взыскание с завода не 450 тысяч, а около 800 тысяч рублей долга. На предприятии эту разницу в суммах объясняют тем, что с некоторыми кредиторами они уже рассчитались напрямую, чего в документах ОПИ еще не отражено.

В связи с этим завод в середине января попросил ОПИ запросить и подтвердить эту информацию у кредиторов, чтобы определить итоговую сумму долга. Отдельным письмом предприятие попросило снять с торгов некоторые объекты (включая главный корпус), а также перенести торги по двум зданиям. Завод дополнительно сообщал, что заказчики должны в ближайшее время перечислить им 350 тысяч рублей, за счет которых можно будет частично покрыть долги, не лишаясь зданий.

Но 28 января ОПИ отказало заводу в отмене и переносе торгов, потому что не увидело никаких гарантий перечисления заводу 350 тысяч рублей. Плюс к тому — даже эта сумма не покроет долги полностью, а торги по зданию главного производственного корпуса переносились в 2019 году по просьбе завода три раза, ответили там. 3 февраля ОПИ сообщило, что запросило у кредиторов завода подтверждения платежей по долгам для сверки общей суммы задолженности.

Как прошли первые торги и с чем завод не согласен?

4 февраля состоялся первый аукцион и пять зданий (гаражи и склады) завода были проданы за 1,51 млн рублей. Это больше как называемых предприятием 450 тысяч долга, так и указанных в данных ОПИ 800 тысяч.

На заводе считают, что таким образом ОПИ нарушило принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения, который прописан в законе «Об исполнительном производстве». Ведь в итоге предприятие лишилось большего числа зданий, чем того требовалось для покрытия долга. Да, ему вернут вырученные сверх долга деньги за эти объекты, но с них-то завод должен еще будет уплатить НДС и налог на прибыль.

— Я не понимаю, зачем было продавать сразу пять зданий, не имея точной суммы долга? К чему такая спешка? Логика этих действий непонятна. Эти действия — алогичны, — говорит Александр Чекмарев.

Александр Чекмарев

По словам руководителя, логично было бы продать максимум два здания, но никак не пять.

— Это что получается, что сейчас можно, как в девяностые, прийти и на правах сильного забрать больше, чем тебе нужно? Но я ничего не боюсь, потому что у меня совесть чиста. Если бы я чего-то боялся, я бы на всю страну сейчас этого всего не говорил.

Что сказали силовики?

Чекмарев также не понимает, почему государственный орган в лице ОПИ не учитывает интересы государства и, не сверив сумму долга, реализует излишнее государственное имущество. Плюс к тому — даже после этого ОПИ не снимает с аукциона главный корпус предприятия. Примерно об этом он говорил и на встрече с силовиками.

— Они очень правильно говорят и докладывают наверх о том, что нам надо обратить внимание на свои предприятия реального сектора, ведь их нормальная работа — это один из залогов независимости страны. Сказали, что будут проверять законность продажи пяти зданий и изучать, почему так произошло.

Скриншот с сайта e-aukcion.by от 13.02.2020
Скриншот с сайта e-aukcion.by от 13.02.2020

Представители прокуратуры сообщили, что будут вносить протест на действия ОПИ, добавляет Чекмарев. КГБ также намерен разбираться в ситуации, а Комитет госконтроля письменно запросил информацию у завода, добавляет директор.

Почему у завода появляются новые долги?

Стоит отметить, что ОПИ не сняло объекты с торгов и не перенесло торги еще и потому, что у завода в 2019 году не было положительной динамики по возврату долгов. Так, за прошлый год предприятие вернуло около 317 тысяч рублей кредиторам, но приобрело новых обязательств на 477 тысяч рублей.

Александр Чекмарев объясняет, что долги перед поставщиками появляются потому, что часто заказчики не платят предприятию по 3−4 месяца. А своей оборотки у завода, который еще в 2016 году лежал в руинах, пока недостаточно, чтобы сразу закрывать все обязательства. Но когда заказчики переводят деньги, долги перед поставщиками закрываются, говорят на предприятии.

Что сказали в ОПИ?

В отделе принудительного исполнения (ОПИ) отказались от устных комментариев по этому вопросу, потому что по закону они не уполномочены предоставлять информацию об исполнительном производстве никому, кроме сторон исполнительного производства.

Чтобы у ОПИ была возможность прокомментировать вопрос, они попросили направить письменный запрос в главное управление юстиции Мингорисполкома, что и было сделано 13 февраля 2020 года.

Что это за завод и по какой схеме он работает?

ОАО «Опытный завод металлоконструкций» расположен на проспекте Пушкина, 68, и находится в ведении Министерства архитектуры и строительства Беларуси. В 2016 году это было убыточное предприятие с кучей долгов, которое решили спасать с помощью экспериментального проекта по государственно-частному партнерству. Согласно ему, управляющей компанией завода металлоконструкций стало ООО «КверкСтройИнвест» во главе с Александром Чекмаревым. Частная компания, с одной стороны, получила в наследство долги и проблемы, но с другой — она может получать неплохие дивиденды при выполнении определенных экономических показателей. В перспективе же при успешной работе завода управляющей компании могут разрешить его приватизировать.

Чекмарев говорит, что если в 2016 году месячная загрузка завода составляла 33 тонны, то сейчас — около 400. Заключены контракты с рядом компаний, включая компанию-поставщика «Беларуськалия». Сегодня на заводе работают примерно 150 человек, а средняя зарплата по предприятию — 1180 рублей. При этом хорошие сварщики получают где-то 2300. Как следует из отчетности, в 2018 году завод показал рентабельность реализованной продукции в 3,86%. А акционеры впервые за долгое время получили дивиденды. Александру Чекмареву тогда дали звание «Минчанин года».

Государство же получило рабочие места, поступление налоговых выплат да и в принципе работающее производственное предприятие в Минске. В 2019 году Министерство экономики в своем письме на имя Александра Чекмарева оценило положительный опыт такого партнерства и сообщило, что будет доводить до госорганов этот механизм оздоровления государственных предприятий реального сектора. Копия письма имеется в редакции.

-25%
-10%
-50%
-18%
-25%
-5%
-29%
-12%