• ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Деньги


Елена Садовская,

Андрею Николаевичу 74 года. Он одинок и передвигается на коляске. Несколько лет назад он нанял помощницу. Потом продал свою квартиру, чтобы помочь ей оплатить долги, и переехал жить к ней. Мужчина говорит, что помощница его обманула — обещала записать на него дом, но не сказала, что она с семьей тоже будет там жить. Женщина же утверждает, что все было не так.

Фото: Елена Садовская, "Вечерний Бобруйск"

Имена героев истории изменены.

Продал квартиру, чтобы помощница смогла выплатить долги

74-летний Андрей Николаевич — инвалид 1-й группы. В 2013 году ему ампутировали ногу, с тех пор он передвигается на коляске. По его словам, близких и родных у него нет.

До того, как случилась эта история, он проживал в собственной двухкомнатной квартире в Авиагородке. Получив инвалидность, дал объявление в газету о поиске помощницы по дому. Откликнулось пять человек. Андрей Николаевич остановил свой выбор на последней кандидатуре, 52-летней Вере.

— Она расположила меня к себе сразу, пообещала ухаживать, — рассказывает мужчина. — Чуть позже поделилась своей тяжелой ситуацией: судебные исполнители описывают ее имущество, и попросила, чтобы я продал свою квартиру и отдал ей деньги, а она взамен перепишет на меня свой частный дом и будет продолжать за мной ухаживать. Через полгода уговоров я согласился.

Квартира была успешно продана, а деньги отданы помощнице. Вера успокаивала пенсионера: вот-вот оформим договор купли-продажи дома. Правда, как стало известно позже, речь шла уже о доле в частном доме, принадлежащем мужу женщины. А временно, до переселения в свой дом, Андрею Николаевичу предложили пожить на съемной квартире, за которую помощница обещала платить.

По словам пенсионера, вскоре отношения между ними окончательно испортились, и Вера перестала платить за съемную квартиру, мол, оплачивать жилье должен тот, кто в нем проживает. Тогда пенсионер, по его словам, решил заселиться в тот самый дом, который полагался ему по договору.

— Но она отказалась дать мне ключи, — рассказывает Андрей Николаевич, — после этого я обратился в суд, который вынес решение: вселить меня в дом. Так в конце декабря 2016 года я начал жить в одной из комнат этого дома.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер

Выяснились подробности сделки. Первоначально у нотариуса в Бобруйске был составлен предварительный договор, по которому часть дома, которая находилась в собственности у мужа Веры, после заключения основного договора должна была перейти в собственность пенсионера.

— Не прочитал я основной договор из-за плохого зрения, — признается сегодня Андрей Николаевич. — Также не помню, чтобы мне говорили, что предварительный договор будет отличаться от основного. Документ я подписал и, как оказалось, вместе с этим подписал себе «приговор». В новом договоре в пункте 5 было прописано, что за помощницей и ее семьей сохраняется право владения и пользования отчуждаемой долей жилого дома.

К слову, «отчуждаемой долей» оказалась проходная комната…

— Вся моя мебель даже туда не вместилась, часть стоит в гараже и гниет, — сокрушается мужчина.

Кроме этого, по словам Андрея Николаевича, жить на новом месте очень тяжело: нередко бывшая помощница скандалит и оскорбляет его. А на него заведено дело об административном правонарушении за то, что он, якобы, избил мать Веры, которая проживает в этом же доме.

— Скорее всего, эта женщина получила синяк, когда дралась со своим сыном. Я же передвигаюсь на коляске, и мне даже трудно иной раз подъехать к телефону, чтобы вызвать милицию, — напоминает Андрей Николаевич.

Он обращался в суд с иском о признании пункта № 5 договора купли-продажи недействительным и выселении помощницы из дома, однако в иске отказали. Был подан кассационный протест могилевской прокуратуры на это решение, однако и областной суд оставил его без удовлетворения.

— Три раза я обращался в городской суд, два раза — в областной. Ситуация не меняется, — разводит руками Андрей Николаевич.

«Он пишет сумасшедшие письма»

Фото: narodnarada.info
Фото: narodnarada.info

Вера Петровна подтвердила, что познакомилась с Андреем Николаевичем по объявлению.

— Когда я к нему пришла, у меня действительно была непростая жизненная ситуация, — рассказала женщина. — Случилась буквально беда. У меня была в районе площади квартира, купленная практически в кредит, но из-за сложившихся обстоятельств мне пришлось ее продать, чтобы выручить деньги. Продала очень неудачно. Деньги пришлось одолжить еще у одного знакомого, с которым у меня была долевая собственность на частный дом. Затем, чтобы погасить этот долг, выставила на продажу свою часть дома. Был покупатель за 47 тысяч долларов, но, узнав, что дом в долевой собственности с соседом, он передумал покупать. И тогда Андрей Николаевич предложил мне: давай продадим мою квартиру, раз не продается дом, потому что я все равно отсюда буду уезжать, здесь плохие соседи, и дерево мешает. Помню, мама мне еще сказала: не делай этого, могут быть проблемы. Но мы поговорили, согласились — выхода другого не было. Нужно было срочно отдавать долги. И вот мы продаем квартиру Андрея Николаевича, он дает завещание нотариально, чтобы я его досмотрела.

По словам женщины, перед продажей своей квартиры пенсионер, якобы, попросил ее: найди дом на две половины и будем жить вместе. Она рассказала ему о своем жилье, и подопечного оно устроило. Однако, по ее словам, до переезда в него она предложила снять ему квартиру с последующим ее выкупом.

— Сняла, оплачивала, а он сидел и просто издевался, — негодует сегодня Вера. — Когда оформляли договор на дом, нотариус задала ему вопрос: согласны ли вы, чтобы эти люди вас досматривали? Он ответил, что согласен, мол, мне с ними хорошо, все нормально. Поэтому нотариус и внесла пункт в договор, что мы имеем право проживать с ним и право пользования домом у нас такое же, как и у него. Он — хозяин, а у нас сохраняются права пользования. А теперь он говорит, что мы его обманули, что мы в сговоре с нотариусом, и сейчас пишет сумасшедшие письма в разные инстанции.

Женщина сказала, что будет защищать себя и свою семью всеми доступными законными способами.

Нотариус: «Думаю, договор все-таки был прочитан»

Картинка: sovadmin.gov.by
Картинка: sovadmin.gov.by

Заведующая нотариальной конторой Первомайского района Бобруйска Юлия Шелковина прокомментировала историю:

— Я думаю, что договор все-таки был прочитан пенсионером. Если человек не может прочитать договор самостоятельно, например, из-за плохого зрения, неграмотности, болезни, и это было озвучено нотариусу, то специалист зачитал бы текст ему сам и поменял удостоверительную надпись на документе, где было бы указано, что гражданину текст документа был прочитан вслух. Если человек не читал договор, а нотариус заверил его как читающему гражданину, то такой договор сразу же ставится под сомнение. А если документ будет признан недействительным по основанию, что нотариус не выполнил какие-то формальности при удостоверении этого договора, то нотариус рискует собственными деньгами. Но представьте себе картину: человек сидит и внимательно смотрит в бумаги, нотариус же не просит его при этом читать вслух, чтобы удостовериться, что тот умеет читать. Иногда выгоднее сказать «я не читал, я не помню».

Фото с сайта omsk.sibnovosti.ru
Фото с сайта omsk.sibnovosti.ru

Куда обратиться за помощью одинокому пожилому человеку?

Альтернативу помощи «по объявлению» предлагает сегодня одиноким старикам государство. Директор территориального Центра социального обслуживания населения Первомайского района Светлана Прыемко говорит, что есть несколько вариантов:

— помощь социального работника или сиделки на дому — 50 коп. за 1 визит;

— проживание в отделении круглосуточного пребывания для граждан пожилого возраста и инвалидов (ул. Бахарова, 267) — 85% от пенсии ежемесячно;

— заключение договора ренты на пожизненный уход, с отчуждением в пользу государства своего жилья — помощь по уходу бесплатная, дополнительно ежемесячно гражданину выплачиваются 2 базовые величины (сейчас это 46 рублей);

— проживание в доме-интернате — на 1 января 2017 года в домах-интернатах общего типа стоимость услуги составляла 600,4 рубля, в психоневрологических домах-интернатах — 500,3 рубля в месяц;

— помещение в больницу сестринского ухода — 80% от пенсии ежемесячно.

Нужные услуги в нужный момент
-15%
-20%
-20%
-20%
-45%
-50%
-30%
-37%
-30%