• ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Деньги


/

Молодая семья из Могилева пытается вернуть права на сельский дом и участок. Недвижимость горожане получили в наследство. Во время оформления документов выяснилось, что чиновники, которые сами ранее заверяли все бумаги, выдавали разрешения, признавая тем самым законность всех совершенных ранее процедур, теперь хотят вернуть землю в собственность государства. Все потому, что агентство по госрегистрации и земельному кадастру считает, что дом и участок — не те.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BYШесть лет все было законно

Могилевчанка Надежда купила в деревне Тараново Кадинского сельсовета участок и дом на нем в 2008 году. Инвалид второй группы планировала подарить недвижимость старшему сыну Сергею после его женитьбы.

— Это был не то чтобы дом. Скорее, небольшая постройка из кирпича с двумя окнами и дверью. Прежний хозяин, скорее всего, построил капитальное строение, чтобы соблюсти закон. Но жить я там не планировала, поэтому меня все устроило, — говорит женщина.

Недвижимость стоимостью 13 тыс. долларов женщина купила у мужчины по фамилии Бельченко. Все документы оформили нотариально, вопросов ни у администрации района, ни у агентства по госрегистрации и земельному кадастру тогда не возникло.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Надежда: «Разве молодой семье не нужно помогать?»

Шесть лет дом фактически стоял пустой. С новой владелицей как-то раз связались чиновники и указали на то, что территорию нужно содержать в порядке. Вопросов о законности покупки не было. После этого женщина исправно нанимала людей, чтобы косили траву, сама несколько раз ездила проверить, все ли в порядке на участке. В 2014 году старший сын Сергей женился, и женщина, как и планировала, подарила участок с домом сыну.

Хотел сначала делать все честно, по закону

Молодой мужчина первым делом прописался в доме сам и прописал семью, чтобы мать спокойно жила в своей квартире одна и получала льготы как инвалид второй группы с детства. Процедуру оформили в сельсовете, основываясь на акте приемки дома в 2008 году. В этом документе указаны в том числе площадь одноэтажного одноквартирного жилого дома — 31,8 кв. м — и размер участка — 0,1492 га, который Кадинский сельисполком отвел 29 марта 2001 года. Есть и перечень документов, на основании которых ряд должностных лиц подписали акт приемки: ведомость технических характеристик и разрешение на строительство.

Далее могилевчанин хотел снести старую постройку и возвести новый дом. Для этого обратился в райисполком, чтобы сделать все по закону:

— Дом столько лет стоял нежилой, поэтому по стене пошла трещина, что-то разворовали люди. Я хотел все с самого начала сделать так, чтобы потом проблем не было.

Сергей узнал, что сначала нужно признать дом аварийным и непригодным для проживания. Для этого он отправился в агентство по госрегистрации — по незнанию. И тут начались проблемы.

Специалисты выехали на место, сделали замеры, фотографии и сказали, что это не тот дом, который принимали в 2008 году. При этом никаких документов, фотографий дома или участка, сделанных в 2008 году, у них не было.

Растерянный Сергей в это время узнал, что признанием дома аварийным занимается не агентство, а райисполком. Сергей написал письмо в райисполком о признании дома аварийным. Ему отказали. Мужчина написал протест в облисполком, и районный комитет после этого признал дом аварийным и непригодным для проживания. Также чиновники дали разрешение на снос старого и строительство нового дома.

Не те дом и участок

Сергей согласовал с райисполкомом архитектурно-строительный проект, получил согласие в том числе главного архитектора района и осенью 2015 года залил новый фундамент. А в начале ноября агентство по госрегистрации подало иск об аннулировании всех регистраций. В сущности молодую семью решили лишить дома и участка.

Во время проведения технической инвентаризации дома по заявлению Сергея агентство решило, что вместо зарегистрированного жилого дома 8,4 на 4,56 метра по адресу находится незавершенный строительный объект размером 7,16 на 4,59 м. То есть по сути техпаспорт дома по этому адресу не соответствовал строению.

— По мнению агентства, в техпаспорте были указаны данные соседнего строения. То есть посчитали, что бывший владелец при оформлении документов умышленно привел комиссию на соседний участок, чтобы она оформила документы. И на основании этого агентство по госрегистрации попросило суд «признать недействительной государственную регистрацию создания объекта с указанным инвентарным номером» и, соответственно, все последующие процедуры, — объясняет Сергей.

Суд района 3 ноября 2015 года исковые требования агентства удовлетворил. Могилевский областной суд оставил решение суда без изменений. А вот Верховный суд эти постановления отменил.

«Выводы суда основаны на голословных пояснениях»

Со ссылкой на постановление Государственного комитета по имуществу заместитель председателя Верховного суда Андрей Забара указывает: если при проведении работ по технической инвентаризации или проверки характеристик выявлена ошибка, допущенная ранее при выполнении этих работ, она «подлежит исправлению».

Забара также акцентирует внимание на том, что суд при вынесении решения не учел важные моменты. Во-первых, во время комиссионного обследовании при приемке дома в 2008 году в эксплуатацию было установлено, что он разрушен во время неблагоприятных погодных условий и не соответствует санитарным и техническим условиям. Поэтому собственнику дома предложили его восстановить. С этой целью разрешили проектно-изыскательские строительные работы.

Во-вторых, площадь спорного дома по техпаспорту составляет 31,8 кв. м. Площадь соседнего, который якобы измеряли вместо этого в 2008 году, — 32,1 кв. м. А это также не соответствует цифрам в паспорте дома Сергея — 8,4 на 4,56 метров, или 38,304 кв. м.

Зампредседателя Верховного суда указал и на то, что в деле нет доказательств того, что госрегистрация совершена на основании поддельных документов, предоставленных Бельченко. На основании какого закона суд сделал вывод о недействительности госрегистрации и последующих сделок, непонятно. И если госрегистратор допустил ошибку «нетехнического характера» по своей вине, то ему нужно доказать, что из-за этого процедура совершена с нарушением закона. То, что в действиях регистратора, составляющего документы в 2008 году, есть «формальные признаки служебного подлога», не является основанием для признания госрегистрации и последующих сделок недействительными.

«Выводы суда основаны на голословных пояснениях представителя истца», пишет Забара. Госрегистрация создания спорного объекта осуществлялась на основании ведомости технических характеристик, а не на основании техпаспорта, как указал суд. Кроме того, госрегистрация была основана на акте приемки дома комиссией исполкома и утверждении его. А техпаспорт выдали после госрегистрации.

Выводы суда о недействительности госрегистрации из-за предоставления недействительного техпаспорта необоснованны, написал Забара и направил дело на новое рассмотрение.

Не мог получить пособие на ребенка

— Я ходил на прием к Доманевскому (председатель Могилевского облисполкома. — Прим. TUT.BY). Он мне ничем не помог. Ходил к главе райисполкома. Тот вообще так испугался моей жестикуляции, что вызвал милицию. Хотели меня за хулиганство осудить, но я предоставил суду полную, в отличие от райисполкома, запись произошедшего, и дело не возбудили, — вспоминает Сергей.

Все это время, пока идет разбирательство с недвижимостью, у семьи нет регистрации — ее аннулировали. Из-за этого пособие на питание для новорожденной дочери могилевчане получили, когда малышке исполнилось 3 месяца. Также ребенка не могли поставить на учет в детский сад.

— Я просил предоставить мне жилье из подменного фонда, я стоял в очереди. Но каким-то образом меня с очереди сняли, жилье получили другие люди, а сейчас, говорят, свободных метров нет, — продолжает мужчина. — Я говорил губернатору, что хочу жить в своем городе, не хочу никуда уезжать. Но как это сделать? Где искать защиту? Какую ценность представляет этот несчастный участок, что все за него так уцепились? Я не понимаю мотивации.

Все равно хотят забрать

По словам Сергея, участок у семьи все равно хотят забрать. Сейчас истец — райисполком, и действует он «в защиту интересов государства». И он также попросил суд признать госрегистрацию недействительной. На заседании главный архитектор района, отвечая на вопрос судьи, сказал, что землю райисполком хочет забрать, а после выставить на аукцион.

Районный суд признал недействительной госрегистрацию капитального строения, прав на него и перехода прав на земельный участок к Бельченко, у которого купила недвижимость Надежда. Теперь поднимается вопрос о законности сделки и дальнейших действий, так как «нет объекта сделки».

— Мне уже потом рассказали, как делают в таких случаях: никому ничего не говорят, просто строят новые дома, а потом платят штраф за незаконную постройку — так выходит дешевле и проще, чем, как я, делать все честно и по закону, — разочарованно улыбается Сергей.

По его словам, решения суда нет, но в агентстве по госрегистрации его в правах на недвижимость не восстановили — участок числится за Бельченко, а дома «как бы и нет».

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Надежда: «Я несколько раз просила перенести заседание суда. Я так переживаю, что скорую приходится вызывать»

Интересно, что в исковом заявлении, датированном 17 января 2017 года и подписанном прокурором Могилевского района Кузьменковым, предлагают после признания сделок недействительными взыскать с Бельченко в пользу Надежды «стоимость объектов недвижимости по договору от 22 февраля 2008 года в размере 6 млн рублей». Сергей шутит:

— Не написано, что речь о неденоминированных. Может, согласиться на эти 3 млн долларов? Только с Бельченко и взять нечего.

TUT.BY будет следить за развитием событий.

Нужные услуги в нужный момент
-80%
-20%
-70%
-10%
-50%
-20%
-30%
-20%
-50%