102 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  2. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  3. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  4. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  5. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходило в Беларуси 1 марта
  6. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  7. Суды над журналистами, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  8. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  9. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  10. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  11. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  12. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  13. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  14. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  15. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  16. Витеблянину с онкозаболеванием за насилие над милиционерами дали 3,5 года колонии
  17. Виктор Лукашенко стал генерал-майором запаса
  18. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  19. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  20. В Новогрудке кто-то расстрелял из пневматики собаку. Пес умер, волонтеры обратились в милицию
  21. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  22. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  23. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  24. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  25. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  26. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  27. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  28. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  29. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  30. Один из главных претендентов на «Оскар» и еще пять премьер марта. Что идет в кино в этом месяце?


/ /

Два человека заплатили за недостроенные законсервированные коробки в Сенице их реальную на тот момент рыночную стоимость. Деньги ушли предприятию-продавцу, которое на 99,71% принадлежит Миноблисполкому. Теперь Миноблисполком в суде требует отдать ему коттеджи. REALTY.TUT.BY попытался разобраться в ситуации.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Коттеджи, которые продали и отбирают.

История, которая привела к скандалу, началась в 2014 году. Учредители ОАО «Минский Агросервис» (на 99,71% принадлежащий Миноблисполкому), чтобы поправить дела предприятия, решили выставить на аукционы — закрытый и открытый — свои недостроенные законсервированные коттеджи в Сенице. Строения стояли колом и потихоньку ветшали уже семь лет, деньги на завершение строительства за эти годы не появились, и финансовая отчетность говорила: уже не появятся.

Цена недвижимости под Минском была высока, на закрытом аукционе удалось продать только один недострой. Десяток коттеджей поручили продавать государственной организации — КУП «Минский областной центр инвестиций и приватизации». Первые несколько аукционов не состоялись. Покупатели не готовы были платить за кота в мешке — а семь лет назад построенные коробки без окон по-другому не воспринимались — запрашиваемые продавцом суммы. Но когда девальвация «съела» почти треть начальной цены лота, покупатели на аукционе появились.

Один коттедж купил Игорь, заплатил всю сумму — на тот момент это было эквивалентно 68 тысячам долларов — и оформил недострой с землей в БРТИ. Второй дом купила Елена, ей коробка под крышей обошлась меньше чем в 60 тысяч — успела заплатить, БРТИ сделку зарегистрировало, но документы не выдало. Третий коттедж хотел приобрести Сергей — внес задаток 10%. Теперь все трое ходят по судам. Люди год судятся не с агросервисом, который себя не посчитал пострадавшим, а с Миноблисполкомом, который уверен, что сделка недействительная.

«Нам предлагали отказаться от покупки, за которую уже уплачено»

Мы встретились возле недостроев. Оштукатуренные серые коробки из газосиликата, у некоторых нет окон. Люди показывают на свои дома, но просят их не фотографировать — слишком уже много знакомых в курсе ситуации, а народ у нас в массе своей не испытывает сочувствия к тем, у кого были деньги. Даже если вскладчину всю жизнь собирали всей родней.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Еще до начала судов, год назад, нас начали вызывать чиновники из облисполкома на беседы, — говорит Елена. — Но я ведь добросовестный покупатель, мне хочется иметь дом в Сенице — почему я должна отказываться от покупки?

Кивает на свою коробку под крышей, где нет окон:

— Год судов, а дом продолжает разрушаться, там крыша течет, в оконные проемы заливает…

Игорь, которому удалось зарегистрировать дом, согласно кивает. С ним облисполкому судится сложней — у него на руках все документы, все права на дом.

— Миноблисполком требует от суда признать аукцион недействительным, соответственно, договор купли-продажи и регистрацию права собственности в БРТИ — ничтожными. Я уверен, нет для этого оснований.

Что взбудоражило исполком?

Тут у пострадавших есть своя версия, основанная на слухах. Два из коттеджей были в срочном порядке достроены и переданы «переселенцам» — людям, которых выселили из их домов при строительстве второй кольцевой. Якобы приезжал большой чиновник смотреть на эти дома переселенцев, узнал, что соседние проданы с аукциона, и посчитал, что проданы они за бесценок. Напомним, на открытых аукционах всегда выигрывает тот, кто дал максимальную — читай, рыночную цену. Но в суде, естественно, оперируют не слухами, а официальной версией.

Официальная версия исполкома

Минский облисполком, который, повторимся, является собственником 99,71% акций ОАО «Минский Агросервис», «признал не соответствующими установленному порядку мероприятия, связанные с отчуждением незавершенных законсервированных капитальных строений, расположенных по ул. Набережная в аг. Сеница». То есть претензии не к цене, а к процедуре согласования выставления на аукцион.

По версии облисполкома, «ОАО «Минский райагросервис» принимало решение о продаже коттеджей с нарушением порядка отчуждения подобных объектов, определенного Минским облисполкомом. В суде ссылаются на нарушение решения Миноблисполкома от 22.02.2010 года № 172 «Об утверждении Положения о представителе государства в органах управления хозяйственных обществ». До проведения ОАО «Минский Агросервис» общего собрания акционеров, на котором принималось решение о продаже жилых домов в Сенице, не было получено согласие Миноблисполкома на отчуждение этих строений. Там есть пункт, что орган, осуществляющий владельческий надзор, вправе поручать представителю государства голосовать за совершение сделок, влекущих отчуждение имущества общества, только после получения на это согласия Минского облисполкома.

Аргументы исполкома Игорь, Елена и Сергей считают слабыми:

— В оригинале решения № 172 говорится о крупных сделках, только на них и требуется согласие Миноблисполкома. Там же содержится и ссылка на соответствующую статью 58 Закона «О хозяйственных обществах», регулирующую вопрос заключения крупных сделок. Но согласно письму ОАО «Минский Агросервис», спорная сделка вообще не является крупной. Минский облисполком в своих исковых заявлениях выдает собственную трактовку своего же нормативного акта, исключив из нее слово «крупная» и ссылку на ст. 58 Закона «О хозяйственных обществах».

Тем не менее суды районного уровня все добросовестные покупатели проиграли. Подали кассационные жалобы в Минский областной суд. Судебное заседание по кассациям Елены и Сергея назначено на 29 сентября.

— В шоке от этой ситуации все, кто про нее узнаёт, — говорит Елена. — В недоумении был и организатор аукциона. Он предлагал забрать деньги. (Эту информацию организаторы аукциона подтвердили. — TUT.BY.)

— Что мы могли предложить со своей стороны, мы предложили, — объясняет начальник отдела организации аукционов и сопровождения инвестиционных проектов Мария Урадина. — Предлагали покупателям вернуть денежные средства без штрафных санкций. Но покупатели хотят купить эти объекты — сейчас они свои права отстаивают в суде.

Покупатели говорят: забрать деньги уже невозможно.

— У агросервиса их нет, — говорит Елена. — Там тяжелое положение — все деньги от продажи коттеджей отданы в счет погашения долгов. То есть если мы проиграем суды, мы останемся без всего. Семья Игоря брала на дом ссуду, которую утверждало Госкомимущество. Платит проценты. И больше такую ссуду не дадут.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Было ли нарушение процедуры продажи, должен установить суд. С точки зрения здравого смысла, если и было, то незначительное и уж точно не по вине добросовестных покупателей. За проданные коттеджи агросервис получил их рыночную стоимость. По факту государство не пострадало. Зачем же госоргану прецедент, который подорвет доверие к государственным аукционам? Ответ на эти вопросы мы пока не смогли получить.

-5%
-20%
-12%
-65%
-50%
-35%
-10%
-70%
-17%
-10%
реклама