107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  2. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  3. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  4. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  5. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  6. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  7. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 марта
  8. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  9. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  10. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  11. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  12. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  13. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  14. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  15. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  16. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  17. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  18. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  19. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  20. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  21. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  22. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  23. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  24. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  25. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  26. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  27. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  28. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  29. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — в Минской области
  30. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал


/ /

Нарочанский край и Мядельщина как курортные зоны в Беларуси популярны со времен Машерова. Правда, в последние годы репутацию самого озера Нарочь существенно подпортил церкариоз (поражение кожи церкариями — личинками паразитических плоских червей класса трематод). Штука не опасная, но неприятная. Внимание любителей купания сместилось в сторону озер без сюрпризов, интересней стали Баторино, Мястро, Мядель. Мы решили посмотреть, что можно купить в прибрежной зоне на территории Нарочанского национального парка и как обустроились те, кто в последние десять лет купил тут участки.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Если посмотреть на карту этого края, видно: поселений у озер не так уж много. А непосредственно у воды — и того меньше. Что и превращает деревеньки в вип-места.

Озеро Баторино

На его берегах есть деревни Азарки-Дворище и Шиковичи. В доступных базах есть одно предложение в Азарках: 25 соток земли, обремененных срубом под снос, предлагают за 19 тысяч.

Больше предложений в Шиковичах.

Недалеко от въезда в деревню продают старый дом на просторном участке. Пешком до озера тут идти минут пять, так что предложение вполне привлекательное. Хозяева говорят — участок почти 10 соток, хотят за него 13 тысяч.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
На доме есть растяжка с телефоном. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Главная деревенская улица упирается в подобие площади, вокруг которой стали дорогие и довольно новые особняки, земля под них была приобретена на аукционе. За одним из особнячков — выход к воде и понтонный мост. Очевидно, что облагородили прибрежную часть владельцы этих домов.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Понтонный пирс и лужайка — заслуга владельцев коттеджей.
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Еще один участок, который будет у воды (если владелец захочет чистить берег), пока пустует. За ним — тоже свободные сотки.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Сруб на пустующем участке, говорят, гниет уже лет десять.

Воду в озере, кстати, сложно было назвать идеально прозрачной. Хотя еще и не сезон озеру цвести.

Озеро Мястро

Тут две деревни у воды. В одной из них, Гиринах, предлагают 30 соток и 250-метровый приличный коттедж на них за 80 тысяч долларов. Указывают, что готовы торговаться.

Предложений в деревне Кочерги мы навскидку не обнаружили. Но были очарованы близостью к воде.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Уже в деревне выяснили — близость не так уж привлекательна. Единственный доступный пляжик хорошо удобрен птичьим пометом. Прямо у воды два дома — старый и новый, который активно достраивается. Говорят, новый построен на участке, где стояла избушка. Участок этот купили у наследников за 60 тысяч долларов. Но было это, понятно, до кризиса.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Впрочем, деревня тянется вдоль берега, а потом разделяется на две улочки. На «проезде» стоит домик одного из «местных». Он построил пирс, подкармливает выводок лебедей.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Утверждают, тут издревле строили прямо у воды. Ну принято так.

— При коммунистах ко мне были претензии, мол, в водоохранной зоне построился, приедем, снесем твой дом бульдозером. А я предложил сам сесть за руль, я на бульдозере работал — и сносить сначала те дома, что прямо на воде. Тут вот шишка какая-то минская же прямо на воде дачу поставила. А мой дом хотя бы за дорогой. От меня и отстали. Может, человека четыре тут местных осталось, остальные все дачники.

Дачники устроились кто как мог.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Дальше от воды и ближе к лесу, особенно живописные участки на холмах. Мы нашли как минимум два свободных.

Гатовичи, расположившиеся между Мястро и Нарочью, тоже популярны. Здесь одно время «нарезали» землю под аукционы, и на аукционной земле достраивают летние дома кто во что горазд. На холме. Да и внизу остался калейдоскоп из хат и коттеджей.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Дачницы на новой улице.
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Дома стараются строить экологичные — не зря же в экологичном месте приобретали участки.

Местные говорят, и по 100 тысяч продавались тут «коробки» до кризиса. Сейчас в открытых источниках есть объявление о продаже дома в стилистике «слепили из того, что было» за 75 тысяч долларов.

Озеро Мядель

Непосредственно возле него тоже две деревни — Струголапы и Тимошковщина.

В Струголапах мы нашли предложение купить 25 соток за 12 тысяч. В Тимошковщине — пару капитальных приветов из 90-х, из белого кирпича, по 75 тысяч долларов. Небольшие участки в Тимошковщине попадали на аукционы еще пару лет назад — на последний выставляли два надела по 15 соток со стартовой ценой в 140 миллионов.

В разное время участки в Тимошковщине продавались и по 3, и по 45 тысяч долларов.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
В Тимошковщине, похоже, будет агроусадьба.

Один из домов на холме, с двух сторон огороженном лесом, тоже продается. Хозяин говорит, строил для себя, но отдыхать нет времени. До кризиса хотел за дом 47 тысяч, теперь готов расстаться с ним за 35.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Дом на холме.

Виды со второго этажа прекрасные — на озеро, поле, лес. Но самое ценное, пожалуй, это 25 соток земли под домом. Участок крайний к лесу.

Примерно в полукилометре от дома мы нашли единственный в округе действительно красивый пляж.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Вода в озере Мядель идеально прозрачная. Вход — пологий, что идеально для семей с детьми.

Так сколько что стоит?

Этот вопрос и до кризиса был без ответа. Люди с деньгами воплощали юношескую мечту иметь благоустроенный коттедж у воды, с баней, с лодкой, мангалом. За мечту и платили шальные деньги. А потом выясняли: домом, в который вложено 100−300 тысяч долларов, пользуются максимум месяц в году. А все остальное время заботятся о нем и платят — за охрану, уборку, покос, починку… И выгоднее было бы просто на этот месяц и выходные что-то снимать, но коттеджи уже стоят.

Тем не менее и в кризис эту недвижимость (исключение, пожалуй, коттеджи на озере Нарочь) не выставляют массово на продажу — предложений действительно на пять деревень пять штук. Что позволяет другим владельцам участков не снижать цены до кадастровой стоимости. А тем, кто владеет сотками с хатами под снос в деревнях, где уже точно никакой земли никому давать не будут даже через аукционы, вольны выставлять любую цену. Ведь тут либо купят, либо не купят. Вопрос не в количестве нолей.

-5%
-50%
-40%
-45%
-11%
-25%
-20%
-10%
-10%
-50%
-5%
-15%
реклама