Поддержать TUT.BY
70 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «90% не смогут работать». Рестораторы заявили о проекте Совмина, который ограничит работу общепита
  2. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  3. Журналистов не пустили на суд экс-директора отделения Белгазпромбанка в Могилеве — «ради безопасности»
  4. Гонорар — семь рублей. Плюсы и минусы персональной энциклопедии о Короткевиче
  5. Какую квартиру не надо покупать, если вы хотите продать ее через 10 лет. Вот 5 главных пунктов
  6. Люди в красно-зеленом клеили госфлаги на окна в Новой Боровой. Кто это мог быть и все ли по закону?
  7. Громко хлопают в ладоши. Как белорусов судят по «политической» 342-й статье
  8. Глава МИД: Некоторые послы стран ЕС размещают у себя посты конкретной антигосударственной направленности
  9. Новые поправки в УК, УПК, а также в трудовое и избирательное законодательство внесут в течение двух месяцев
  10. «Внезапно возникший предварительный сговор». Прокурор потребовала семь лет колонии за захват грузовика на протестах
  11. «Понял, что поменял шило на мыло». Три уехавших врача рассказывают, как изменилась их жизнь после выборов
  12. Конфликт в столичной маршрутке. Водитель хотел высадить пассажира из-за неприятного запаха
  13. Министр по чрезвычайным ситуациям Ващенко освобожден от должности
  14. Макей о «лагерях для острокопытных»: Не верю фейковым новостям, которые исходят из уст оппонентов власти
  15. «Сложно найти девушку, не все хотят тут жить». Как айтишник переехал в 120-летний дом на хуторе
  16. В Беларуси повышают минимальные трудовые и социальные пенсии
  17. Доллар заметно подорожал на торгах 28 января. Обменники отреагировали повышением курсов
  18. Geely GS оказался дешевле, но крупнее Coolray. Первый тест-драйв новинки от «БЕЛДЖИ»
  19. Как семья из маленькой деревни спасла 42 животных — на зарплату лесника и пособие по инвалидности
  20. В Беларуси больше не будут производить Geely Emgrand 7 и Emgrand X7
  21. «Я одна здесь уже 10 лет». История Галины, которая живет в мертвой деревне. Почти
  22. Врач рассказывает, когда при коронавирусе пациентам назначают антикоагулянты
  23. Бегуна из Новополоцка ждет суд за фото с забега Zombie Run. Соседи считают их «исключительно циничными»
  24. «Насилие было с обеих сторон: курсанту прилетел кирпич в лицо». Бывший пограничник — о службе
  25. Идет ли на спад вторая волна COVID-19: о чем говорят данные Минздрава и врачи
  26. «Не подпишешь — премии не увидишь». Письмо профсоюзов по санкциям подписали больше 110 тысяч человек
  27. Подорожают многие продукты и лекарства, обновят базу тунеядцев, повысят пенсии. Изменения февраля
  28. Опознана одна из девушек, которая часто появляется в окружении Лукашенко. Она тоже срезала ленточки во дворах
  29. Лукашенко говорит о боевиках и взрывах, а Новая Боровая — о тайне зеленых человечков. Что происходит в Беларуси
  30. Прививка от коронавируса в Беларуси: ответы на простые вопросы


Как пишет "СБ - Беларусь сегодня", цены на участки под Минском порой доходят до заоблачных. Например, в Крыжовке участок в 14,6 соток продали за рекордную сумму - 165 тысяч долларов. На примере минчанина издание разобрало, где и по чем можно приобрести землю.


Минчанин Сергей Федоров до появления в его семье дочери о покупке своего земельного участка и не помышлял. Но жизнь заставила всерьез задуматься о будущем: лет через 20 и у дочки появится семья, так надо ли ждать обострения квартирного вопроса?

Опыт коллеги, безуспешно стоящего шестой год в очереди на участок в Дзержинском районе, подсказал необходимость искать другие пути. Таковых оказалось два: обратиться к риелторам либо покупать на аукционе. Предметное изучение обоих вариантов завершилось неприятным открытием:

— Слухи о вожделенности Минска и непривлекательности земли за его пределами сильно преувеличены. Судите сами: однокомнатная квартира, скажем, в пресловутой Каменной Горке стоит около 60 тысяч долларов. В принципе, в строительство своего будущего дома такую сумму я готов вложить. Но отдать еще 20—30 тысяч долларов за голый участок — это как-то слишком.

Но это еще не “слишком”. Столько частники просят за 15 соток земли и под Брестом. В пригороде же Минска на одном из недавних аукционов цена за участок в 14,6 сотки в деревне Крыжовка, скакнув в шесть раз, достигла 1,75 миллиарда рублей — почти 165 тысяч долларов. Еще один пригородный надел — 15 соток в деревне Лесковка — был продан за 909 миллионов рублей. Рекордсменами прошлого года стали наделы в Валерьяново и Лапоровичах, потянувшие за миллиард...

В 1993 году у нас был принят Закон “О праве собственности на землю”. С этого и началось развитие рынка загородной недвижимости с его негативной стороной: земля в одночасье стала предметом повышенного спроса, и для сельсоветов, ранее выступавших скорее сельскими аналогами контор ЖКХ (воду проведи, забор почини), наступил поистине “золотой век” с весьма урожайным плацдармом для коррупции.

Открытый законодательством “шлюз” привел к тому, что участки не только массово потекли в руки нуждающихся граждан, но и стали предметом спекулятивной эквилибристики. Некоторые работники сельсоветов умудрились “наделить” всех своих родственников. Когда же время земельной вольницы истекло, “латифундаторы” начали выбрасывать свои изрядно заросшие участки на черный рынок. На этом в те годы многие неплохо заработали: наделы близ крупных городов уходили по 500—1500 долларов.

Вскоре, естественно, предложение земли на продажу снизилось, а цены на нее начали расти. Президентские указы в 2007-м и 2011 годах позволили навести порядок на рынке загородной недвижимости, прекратили чехарду с консервацией незавершенного строительства, активизировали изъятие заброшенных участков, взятых в свое время предприимчивыми гражданами “про запас”. Но почему “земельная очередь” почти не движется?

В определенной степени сказывается нехватка средств у местных исполкомов. Ведь закон запрещает предоставлять участки нуждающимся без наличия на них определенной инфраструктуры, а бюджетных средств на ее проведение хватает не всегда.

Порой ситуация просто неконтролируема: в некоторых райисполкомах и сельсоветах схемы землеустройства, генпланов городов и деревень отсутствуют по сей день. Как выяснил недавно КГК, на Витебщине, например, такие схемы имеются лишь в половине районов, а генпланы разработаны на 143 населенных пункта из 6304. Есть и еще один объективный сдерживающий аспект. Территория нашей страны не безразмерна, а строительство не должно занимать земли сельхозназначения. Но сама площадь таких земель сокращается — из-за ветровой и водной эрозии, выполнения строительных и мелиоративных работ, добычи полезных ископаемых. За последние 7 лет она уменьшилась на 194,2 тысячи га, при этом общая площадь пахотных земель — более чем на 20 тысяч га. Сокращение сельскохозяйственных земель требует равнозначной компенсации для сохранения продовольственной безопасности.

Риелторы говорят, что сейчас резко активизировалась скупка участков, примыкающих к трассе возводимой сегодня 2-й Минской кольцевой автодороги. — Особенно это заметно в районе деревни Касынь, где то и дело попадаются таблички “Куплю участок”, — отмечают в одном из минских агентств недвижимости. — Нетрудно догадаться, что делается это прежде всего с целью будущей перепродажи.

Сейчас в Минской области есть 3,5 тысячи свободных участков в дачных кооперативах. Но получить землю многие хотят преимущественно в Минском районе, где практически нет свободных мест. А также возле Логойска и Дзержинска.

Для теневого рынка остается все меньше площади. Власти на местах, понимая, что земля — это в прямом смысле источник бюджетных доходов, сами стремятся на этом зарабатывать.

Тем не менее коррупционная составляющая здесь еще присутствует. Один из последних ярких примеров: частник приобрел за 400 тысяч долларов на аукционе земельные участки на берегу Дубровского водохранилища. При этом еще до самих торгов будущий победитель аукциона (догадывался, что победит?) разместил объявление в интернете о продаже одного из этих участков... за 2 млн долларов.

Если еще лет десять назад, говорит один из минских крупных риелторов, едва ли не 70—80 процентов сделок с землей проходили по серым схемам, то сегодня эта доля не столь значительна. Скажем, сельские жители получают землю как нуждающиеся в улучшении жилищных условий, а затем ее перепродают по рыночной цене. Иногда участок приобретается для дома на семью, а по факту на нем возводится “многоквартирник”.

Кстати, сами аукционы до прошлого лета были полем для теневых маклеров: дабы не упустить приглянувшийся участок, они, участвуя попарно, взвинчивали цену лота до немыслимых пределов (в 5—7 раз выше рыночной), после чего “соскакивали”, срывая торги. Сегодня за подобное предусмотрены штрафы.

25-летний минчанин Сергей Федоров говорит, что сегодня он изучает еще один любопытный вариант, пока еще мало распространенный в нашей стране, — таунхаусы, то есть коттеджи с общими боковыми стенами:

— Их минимальная площадь — более 230 “квадратов”, в подвале можно обустроить сауну или спортзал. Конечно, продажей одной минской квартиры таунхаус не окупить, но его площадь позволяет решить много проблем на многие годы вперед для себя и для детей. Да и сам вариант, похоже, перспективный: если в Минске цены на еще только достраиваемые таунхаусы стартуют где-то со 180—190 тысяч долларов, то в Заславле уже введенное в эксплуатацию такое жилье стоит более 240 тысяч долларов. Поэтому пока я достраиваю родительскую дачу и тщательно отслеживаю все происходящее на рынке земли.

Ясно одно: варианты есть, но земля требует грамотного и выверенного подхода.


Топ-5 самых дорогих домов

За трехэтажный коттедж в Раубичах владельцы хотят получить 2,7 миллиона долларов. Шесть спален, семь санузлов, бассейн, сауна, спортзал, гараж, парковка, рядом лес и река.

Четырехуровневый дом в пристоличном поселке Колодищи выставлен на продажу за 2,6 миллиона долларов. В нем пять спален и столько же санузлов, баня, бассейн и два гаража.

Дом бывшего индийского посольства под Минском оценен в 2,2 миллиона долларов. Изюминка элитной постройки — лифт на четыре этажа, качественная система безопасности.

За двухэтажный коттедж напротив спортивного комплекса “Минск-Арена” в поселке Дрозды хозяева просят 1,98 миллиона долларов.

Респектабельный дом у берегов Цнянского водохранилища на улице Поставской продается за 1,79 миллиона долларов.

Мнения

Как сделать так, чтобы земельный рынок стал максимально доступным?

Александр Литреев, заместитель председателя Госкомимущества:

— Желающим обзавестись загородной недвижимостью нужно постоянно отслеживать ситуацию с участками на сайте райисполкома, оформлять земельные сделки исключительно после всесторонней консультации с юристом, понимать, что в престижных местах земля не может быть недорогой в принципе.

Также необходимо отдавать себе отчет: если сегодня предлагаемый участок стоит недорого, расположен неудобно и не имеет необходимой инфраструктуры, то после обустройства такой инфраструктуры его стоимость тут же возрастет.

Владимир Чернушевич, председатель Совета риелторов при Министерстве юстиции:

— Я порекомендовал бы гражданам обратить внимание на вторичный рынок, четко определиться со своими предпочтениями и возможностями, интересующий участок выбирать, разумеется, самим, но сделку оформлять через проверенное агентство. Во-первых, потому, что это обезопасит от недобросовестных дельцов, а, во-вторых, среднерыночная цена участков (именно ею оперируют агентства) обычно на 10—20% ниже окончательной аукционной. Например, сегодня в агентствах множество предложений участков в престижных Колодищах под Минском, на бывшем военном полигоне, причем многие из них уже имеют электро- и газоснабжение, а цена — 25—30 тысяч долларов за 15 соток. На аукционе цена таких участков составит 30—35 тысяч долларов и выше.
-35%
-10%
-25%
-23%
-20%
-40%
-15%
-40%
-17%
-30%
реклама