/

Есть у меня знакомая семья, назовем их Петровы. Он — мастер на госпредприятии, она — кассир-продавец. Живут Петровы с родителями. На очереди стоят, отдельную квартиру хотят — но понимают, что при жизни приглашения на строительство в Минске не получат, ведь в 2019 году очередников в столице было 195 тысяч. Очередь не движется уже десять лет как. Петровы недоумевают: почему в Минске не строят «обычное» жилье?

  • Имя
    Наталья Литовская
    Эксперт по жилой недвижимости

Они не грезят о швейцаре на входе и фонтане во дворе. Им вполне сгодится
отдельная квартира в типовой мапидовской панельке. Логика простая:
себестоимость квадратного метра панельки — меньше 500 долларов. Так что
мешает для таких, как Петровы, строить с хорошей прибылью, по 600−700? И не
надо никакой господдержки — семья готова вложить свои сбережения и тянуть
коммерческий кредит.

Что примечательно, к 2010-му государство сделало все, чтобы мечта десятков
тысяч Петровых об отдельном жилье претворялась в жизнь. Прошли
модернизацию и цементные заводы, и предприятия крупнопанельного
домостроения. Тот же МАПИД и сейчас готов строить больше полумиллиона
квадратных метров в год — то есть сдавать по одной Каменной Горке в три года.
И он был бы счастлив так работать. Но …

В 2011 году случился кризис. В обвале рубля среди прочих обвинили
стройотрасль, которую до этого считали локомотивом экономики и накачивали
льготными кредитами. Средств на господдержку стало катастрофически не
хватать. В 2012-2013-м постарались завершить начатые стройки и заговорили о
том, что Минск не резиновый и нужно сокращать строительство жилья. В
начале 2014-го президент заявил: «В Минске строить практически запрещается,
за исключением того, где это надо».

Земельное двоемыслие

Минские власти взяли под козырек. Очередникам многократно и подробно
разъяснили, что в Минске просто нет земли под строительство. Мол, есть
участки со сносом (занятые частным сектором) — их выставляем на аукцион,
застройщики сносят, расселяют людей за свой счет, строят коммерческое жилье.
Еще какие-то «точечные» пустыри передаются под стройки для многодетных,
поскольку поддержка их — вклад в безопасность страны. А больше — ну нет
земли.

Правда, параллельно отыскались площадки под инвестпроекты — территория
аэропорта для сербского застройщика, площадки в центре Минска для него же,
наделы в Лебяжьем. Итого на миллионы квадратных метров жилья — но кто это
заметил на фоне генеральной риторики?

А десятки тысяч Петровых остались за бортом. Они по-прежнему живут с родителями и по-прежнему недоумевают: так почему нет доступного жилья? Для нас, большинства минчан?

Конечно, государство не могло оставить их совсем уже без надежд. Параллельно с рассказами об отсутствии земли в Минске начали говорить о перспективах городов-спутников. Хотите по 600−700? Есть Смолевичи.

Подавайте заявление и со временем получите право построить там квартиру.
Но Петровы в Смолевичи не хотят. Потому что работа в Минске. Каждый день
не наездишься. Далеко. Дорого. Неудобно. Да и обидно: почему коренные
минчане должны уезжать жить за тридцатый километр?

Тем более, что земля в Минске есть. Тут до сих пор сеют рапс и кукурузу.
Бессмысленные поля в районе Новинок и Сухарево, которые уже начали частично отдавать под застройку для нуждающихся. Но если взять их полностью — проблема решится куда быстрей. А новые районы там могут вырасти всего за три года — если даст отмашку президент.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В Лошице государственные УКСы уже строят новые микрорайоны, в основном - панельные. Только в Лошице-8 возводят панельки для 7,5 тысячи человек. Под зачистку и строительство новых микрорайонов определен частный сектор вдоль улицы Чижевских. Даже с учетом сноса панельное жилье тут будет недорогим в себестоимости. И, опять же, пока стоит глобальная задача расселить многодетных. А Петровы — снова в пролете.

И границы Минска резиновые. Не так давно к столице присоединили земли аж
до Колодищанского полигона. Теперь очертания границ Минска напоминают не
кружочек, а поросенка — и в район пятачка тянут сети для строительства жилых массивов с рабочими названиями Ноттингем и Зеленый Бор. В том же Ноттингеме уже запланировано строительство панельного жилья для нуждающихся.

Так какова вероятность, что в Лошице или в Ноттингеме начнут продавать
жилье обычным очередникам-Петровым за вожделенные 600−700 долларов?
Вопрос с подвохом.

Подвох — в законодательстве

Небольшой и устранимый. Цена квадратного метра для очередников равна
себестоимости строительства плюс 5% сверху. Пятипроцентная рентабельность
— это путь к экономической смерти госзастройщиков. Раньше им разрешали
часть жилья продавать как коммерческое, для всех желающих, без ограничения
прибыли. Выходило по 1000—1200 долларов для покупателей и хорошо — для
экономики УКСов. Сейчас есть указание сверху — строить только для
очередников, в приоритете — многодетные. Читай, УКСы поставили на грань
выживания.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Если изменить законодательство и разрешить госзастройщикам строить
большую часть жилья для всех очередников, вне зависимости от года
постановки на учет, с прибылью в 30%, мы довольно скоро получим
счастливых Петровых в квартире, построенной по 600−700 долларов за
квадратный метр, загруженных работой строителей, здоровую экономику
госзастройщиков.

Население Минска не вырастет — строить-то будут только для нуждающихся в
жилье минчан. Даже рапс можно сохранить — объемы Лошицы и Ноттингема с
Зеленым Бором поглотят основную, платежеспособную часть очереди из 195 тысяч человек.

Банковская система не пострадает — при недорогом метре большинство
трудоспособных граждан смогут тянуть и коммерческие кредиты.

Выходит, чтобы дать людям метр по 600−700, нужна всего лишь политическая
воля.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-50%
-80%
-7%
-10%
-7%
-50%