/ /

«Нас только в Минске — больше трех десятков семей спасателей-ветеранов, которых сейчас выкидывают на улицу. Потому что изменилось законодательство, и мы, пенсионеры, считаемся не состоящими в трудовых отношениях с МЧС», — рассказал читатель. Мы поначалу даже не поверили — слишком дико звучит. Но оказалось, все так.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Люди собрались с бумагами. Из которых следует: и ветеранов, имеющих награды за безупречную службу, и ликвидаторов аварии на ЧАЭС, и жен скончавшихся от болезней спасателей действительно выселяют из квартир, которые были получены 20−40 лет назад. Без предоставления чего-то взамен.

О каком жилье идет речь?

Мало кто знает, но при пожарных депо есть квартиры. Где-то их семь, десять, где-то — семнадцать. Жилье располагается либо над «пожаркой», либо в пристроенном к пожарному депо здании.

В этом здании тоже есть квартиры. Фото прислали жильцы

Квартиры ведомство создавало, чтобы привлечь и закрепить специалистов. Получали его и рядовые пожарные, и начальство, и диспетчеры, которые принимают звонки, — в общем, все, кто был нужен постоянно и рядом. Получали по бессрочным ордерам, часть — еще при СССР, когда МЧС не существовало как отдельное министерство.

Когда в стране заговорили о приватизации жилья, часть живущих в таких квартирах сумела их приватизировать. Еще часть — нет. Не было прямого запрета на приватизацию такого жилья, но не было и объяснения, как провести процедуру.

Сергей Бабина

— Я получил все бумаги на приватизацию в 2007-м и тогда же узнал: накануне вышел указ, запрещающий приватизацию такого жилья, — рассказывает Сергей Бабина.

В 2013-м вышел указ № 653 «О некоторых вопросах правового регулирования жилищных отношений». На его основании в 2014 году приказом МЧС № 51 занимаемые нами жилые помещения были переведены из категории служебного жилья в категорию специальных жилых помещений государственного жилищного фонда.

— Указом 653 предусмотрено, что с нанимателями специальных жилых помещений должны быть заключены договоры найма. При этом с нанимателями, не состоящими в трудовых (служебных) отношениях с органами и подразделениями по чрезвычайным ситуациям, договоры заключаются на срок, не превышающий пяти лет. Мы надеялись, что, согласно действующему законодательству, нормативный правовой акт не имеет обратной силы. Но оказалось — имеет.

— Нас не предупредили в 2014-м, что в 2019-м выселят в никуда. Да, были уведомления, что надо заключить договор найма — но не более того, — говорят собравшиеся.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Игорь Шелкович

— Мы спрашиваем сейчас: а дальше — что? Что после марта 2019-го? Нам отвечают: выселение, — продолжает Игорь Шелкович. — Продление договоров найма не предусмотрено. Уже есть семьи, которым пришли уведомления о выселении. С угрозой, что если не выселитесь, будем обращаться в суд за понуждением к выселению.

Есть семьи, которым жилье выделили 57 лет назад. Большинство прожили в этих квартирах по 30 лет и больше… Я заслуженный пенсионер, отслужил 27 лет. С 1984 года стоял на очереди. Когда появился 51-й приказ, я был второй в очереди нуждающихся в районе. Прихожу на сверку, а мне говорят: вы сняты с очереди, у вас же есть жилье. Ордера — бессрочные, значит, вы обеспечены. Теперь вот разрешили стать в очередь — в конец. А минская очередь, напомним, на 40 лет — я до этого не доживу.

Указ каждый район трактовал по-своему. Октябрьский район всех снял с очереди и закинул в хвост. В Первомайском и Фрунзенском просто сняли, в Партизанском районе никого не трогали.

Сергей Цедрик

— Вот карточки — с дозами, полученными во время ликвидации. Два раза там был… 25 лет отслужил… Вот, награжден главой государства за безупречную службу, — показывает бумаги Сергей Цедрик. — Рассказывают сейчас, что ликвидаторы — герои. И отправляют с вещами на улицу.

Никто не хочет разбираться.

Официально нам говорят: вы потеряли трудовые отношения с МЧС. Нет оснований проживать в специальном служебном жилье. Хотите оснований — идите работать.

Кем я пойду сейчас работать в подразделение МЧС — дворником? Сторожем?

Почему не дали построить жилье?

Многие верят, что ветераны-спасатели имеют право построить льготное жилье — как силовики. Для омоновцев, для охраны президента, для сотрудников КГБ ведь строят дома — мы каждый год видим отчеты с торжественных заселений. Оказалось, спасатели-ветераны стояли в общей очереди, никакого предложения построиться с ведомством не поступало.

— Некоторым, кого не выгнали из очереди, предлагали строиться на общих основаниях, без льготных кредитов, — говорит Сергей Бабина. — С пенсией в 300−400 рублей — а они у большинства в этом диапазоне — люди были вынуждены отказываться. А коммерческий кредит пенсионерам просто не дадут.

В среду вечером ветераны и члены их семей собрались, чтобы подписать коллективное обращение во все инстанции, которые могут помочь: от Генеральной прокуратуры до Администрации президента.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Люди не льгот хотят — хотят просто остаться в своем жилье, где жили десятилетиями. Они даже не просят разрешить приватизацию — у многих на это нет средств. Постепенно это жилье «вернется» МЧС: дети построятся, наниматели умрут — эти квартиры все равно достанутся ведомству, — говорит Игорь Шелкович.

Эту мысль поддерживают одинокие ветераны. На собрании были две женщины и мужчина — люди, у которых нет в Беларуси родственников.

— С 2019-го я стану бомжом? Пенсии на аренду жилья не хватит, человек вообще без прописки не может устроиться на работу. А женщины куда пойдут? Идти им некуда. Поверьте, мне терять нечего. Меня просто так не выселят, — эмоционально отреагировал один из ветеранов.

Позиция МЧС

— Речь идет о квартирах, которые расположены в зданиях наших действующих подразделений МЧС, — объясняет официальный представитель ведомства Виталий Новицкий. — В 2013 году вышел 563-й указ президента «О некоторых вопросах правового регулирования жилищных отношений», где было определено, что жилье, которое расположено в действующих боевых подразделениях, из служебного переводится в специальное. И, соответственно, договоры с людьми, которые жили в этих помещениях, нужно заключать на срок, не превышающий пять лет. В развитие этого указа в 2014-м вышел приказ МЧС. Пять лет истекают в марте 2019 года. Все эти люди — под счет, речь не идет о сотнях семей, речь идет об очень небольшом количестве семей, с которыми ведется работа. Для того, чтобы эти люди могли остаться в этих помещениях, есть два варианта. Первый вариант — кто-то из них либо их родственников устраивается на работу в органы и подразделения по ЧС (при наличии такой возможности). Второй вариант — и такие ситуации уже были — обращаются в суд. И уже суд решит, разрешить ли превысить этот пятилетний срок найма, определенный указом.

Мы общаемся с людьми, мы предлагаем эти варианты. Но многие не идут на контакт, говорят: я здесь жил и буду здесь жить.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Вот конкретный пример: пенсионер, ветеран, ликвидатор аварии на ЧАЭС, потерявший здоровье, — он должен идти на работу в МЧС?

— Есть разные варианты трудоустройства, в том числе и для гражданского персонала, на различные должности. Но сейчас, повторюсь, легальных вариантов всего два. В любой конкретной ситуации мы готовы разбираться.

Новицкий отметил: квартиры при действующих подразделениях МЧС предназначены прежде всего для действующих сотрудников. Среди них очень много нуждающихся в жилье. И суды на практике учитывают этот факт. Никому из судившихся не дали заключить бессрочный договор найма, в единичных случаях разрешили просто остаться в жилье дольше, чем до марта 2019-го.

— Хочу подчеркнуть: люди были уведомлены об указе президента еще пять лет назад. Сейчас идет третья волна уведомлений. Это не снег на голову, люди об этом знали. С людьми ведется диалог. Но законодательство надо выполнять.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Ветераны на собрании, которое они сами назвали саммитом «Спасите спасателей», говорят, что квартир, где люди оказались под угрозой, не 30, а полторы сотни. МЧС в ответе писало — 115 нанимателей по всей стране подписали этот договор, по которому надо будет выселиться в марте 2019-го.

— До подготовки указа у ведомства была возможность донести главе государства о существовании ветеранов, которым грозит стать бомжами, — чуть ли не хором говорят люди. —  Не сам же президент составляет документы — их готовят министерства. И после выхода указа могли сообщить о том, что ветераны могут оказаться на улице и нужно скорректировать указ, — пять лет на это было. Теперь же о скандале люди вынуждены писать сами. Под обращением в ведомства и Администрацию президента подписались 33 семьи из Минска.

-20%
-45%
-40%
-15%
-20%
-35%
-20%
-20%
-30%
-17%