/

Когда-то у Александра Иосифовича Алькина был частный дом в Минске, в Слонимском тупике, 6. Но еще при СССР, в 1982 году, частный сектор снесли под флагом «государственная нужда», домовладельцев переселили в квартиры. Александру Иосифовичу дали квартиру, где 75-летний мужчина сейчас и живет — с женой, младшей дочкой и семьей средней дочери. Квартира в 2016-м превратилась в арендную. REALTY.TUT.BY разбирался, как человека из домовладельца превратили в арендатора жилья госфонда.

— В 1982 году на месте нашего частного сектора город решил строить многоэтажное жилье. Нам дали за дом квартиры (варианта давать деньги за изъятый участок тогда не существовало в принципе, а участки взамен в том году почему-то не выдавали). Дали однокомнатную квартиру (там сейчас живет старшая дочь с семьей) и трехкомнатную. В 1987 году жена умерла, я остался с маленькими дочками. Женился второй раз. У нас с женой есть совместная дочка, младшая, ей 27, живет с нами…

В Советском Союзе, когда нас переселяли, мы и думать не могли о том, что жилье, которое ты получил взамен дома, — не твое. После распада СССР и объявления приватизации я почему-то подумал, что нужно попытаться приватизировать квартиру — у меня приняли чеки "Жилье", их не хватало — я доплатил что полагается. Но потом, видимо, чиновники вспомнили, что оформление права собственности на квартиру у переселенцев из частных домов должно быть безвозмездным.

У Александра Иосифовича есть на руках документ: райисполком Советского района вместо предоставления квартиры безвозмездно разрешает приватизировать ему не на себя лично, а на всю семью в составе трех человек, эту 63-метровую «трешку». Чеки «Жилье» вернули. Взяли доплату за приватизацию, но ее почему-то не отдали. Мужчина говорит: думал — все формальности соблюдены, бог с ней, с той доплатой моей.

— Решил, что квартира в моей собственности — со мной ведь заключили договор купли-продажи — и хорошо. Но оказалось, что у чиновников свое представление о законе.

В 2015-м дочь и зять, узнав, что квартира не считается собственностью, подали в суд иск о разделе лицевых счетов и передаче им в пользование двух из трех комнат. Родственники посчитали, что отцу с мачехой и сводной сестрой вполне хватит одной комнаты. Самой большой, аж 17 метров.

— Забирал как-то почту, думал, пришли ответы о моем отце, о том где служил (он воевал в Великую Отечественную)… А там повестка в суд… — вспоминает Александр Иосифович.

В 2015-м году суд первой инстанции посчитал требование семьи средней дочери обоснованным. Но в 2016-м городской суд отменил это решение.

Если бы не отменил, семья дочери «свои» две комнаты приватизировала и продала бы. Отец, мачеха, сводная сестра остались бы ютиться в единственной комнате, с чужими людьми, в 63-метровой «трешке».

Александр Иосифович удивляется:
— Мне 75 лет, если бы квартира была приватизирована на меня, она в любом случае досталась бы наследникам, дочерям…

С 1 июля 2016-го квартиру признали арендной. Дочь с зятем не дали разрешения ее приватизировать.

— Сейчас вот по законодательству (указ президента № 563 от 16.12.2013-го) я имею право на передачу квартиры мне в собственность взамен на изъятое для госнужд. Взамен! А не на аренду, не на приватизацию! Но без разрешения дочери, зятя и старшего их ребенка, уже совершеннолетнего моего внука, оказывается, не могу ничего…

О семейном конфликте Александр Иосифович не хочет говорить. Дочь ни в чем не винит, говорит, зять — инициатор того, что происходит.

Мужчина по-прежнему не понимает, почему суды не видят, кажется, логичнейшего: с момента, когда человека лишили частного дома и выдали взамен квартиру, он стал собственником этой квартиры. Он не нуждается в приватизации. По закону «Под приватизацией жилищного фонда понимается приобретение в собственность занимаемых гражданами жилых помещений государственного жилищного фонда». Алькин не занимал квартиру госфонда. Зачем приобретать свою же квартиру, полученную за частный дом?

Это же звучит так же нелепо, как если бы сейчас всем собственникам частных домов в стране, построенных во времена СССР, заявили: вы живете в помещениях государственного жилищного фонда, извольте приватизировать. А нет — дома станут арендными.

Александр Иосифович удивляется, почему суды двух инстанций доказывали: вы должны приватизировать. Подарок вам — приватизация бесплатная. Но только с согласия всех проживающих в жилье.

— Вот на каких основаниях? — задается Алькин вопросом. —  Есть у нас единообразное понимание законодательства или каждый чиновник волен выдумывать свои толкования? Может, президент растолкует им, что закон не дышло?

-10%
-20%
-10%
-45%
-17%
-96%
-20%
-30%
-15%
-20%