107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  2. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  3. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  4. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  5. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  6. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  7. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  8. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  9. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  10. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  11. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  12. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  13. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  14. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 марта
  15. В Евросоюзе пропал белорусский дальнобойщик
  16. 211-й день после выборов. Что происходит в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  17. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  18. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  19. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  20. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  21. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  22. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  23. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  24. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  25. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  26. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  27. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  28. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  29. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  30. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране


Анна Копричева,

Покупка квартиры - удел немногих. Обладатель средней столичной зарплаты может накопить на жилье за 7 лет при условии, что не потратит из нее ни копейки. Так что большинству минчан остается лишь мечтать о квартире в наследство от дальнего родственника. Но, несмотря на суровые реалии рынка, в столице участились случаи, когда квартиры одиноких пожилых людей за неимением наследников признаются выморочными и переходят в собственность государства. Кто имеет право жить в таких квартирах и чем чревата юридическая волокита, с этим связанная, разбирался Realt.by.

– Раньше мы вообще не знали о таком явлении, как выморочные квартиры, – признается Елена Голубова, начальник РСЦ № 3 Советского района. – То ли одиноких стариков было меньше, то ли родственные связи крепче. За последние три года мы подали три иска о признании квартир выморочными. И это очень тревожный факт.

Судьба одиноких людей в многоэтажках большого города нередко развивается по такому сценарию: постепенно старики перестают выходить из своей квартиры, платить за "коммуналку", реагировать на звонки и визиты. После того как жизнь человека замкнулась в стенах собственной квартиры, проследить его дальнейшую участь практически невозможно.

Держась друг от друга на вежливом расстоянии, жители городских многоэтажек порой не замечают трагедию, произошедшую прямо за стенами их жилища.

– Так случилось с одной из жительниц многоквартирного дома, зарегистрированного в нашем РСЦ, – продолжает Елена Павловна. – Сначала она перестала платить за "коммуналку". Следующие 12 месяцев жительницу никто не видел, мы заявили в милицию о пропаже человека, но даже после этого ситуация не прояснилась. В итоге в квартире пожилой женщины случилась авария, затопило нижние этажи. Мастеру из ЖЭСа понадобился доступ в жилое помещение, чтобы устранить неисправность, и у нас появилось основание для вскрытия двери. Собрали комиссию, вызвали милицию, проникли в квартиру и обнаружили старушку мертвой. Экспертиза показала, что давность наступления смерти составляет несколько месяцев.



Сейчас приватизированная квартира усопшей находится в ожидании согласования решения о переводе в коммунальную собственность города. Затем квартиру переведут в коммунальную собственность города, и, в зависимости от решения администрации, она пополнит фонд социального или арендного жилья. Местному ЖЭУ будет дана смета на ремонт, а мебель и личные вещи покойницы вывезут на полигон бытовых отходов. Отремонтированную квартиру сдадут нуждающимся, и новые жильцы ничего не узнают о прежней хозяйке.

– Наши догадки относительно того, что одинокий человек умер в своей квартире, не дают никаких оснований, чтобы в нее проникнуть. В таких случаях нам, как правило, остается только ждать, пока ситуация прояснится. Другое дело, когда смерть человека официально зарегистрирована: документы поступают в отдел ЗАГСа, туда же сдается паспорт усопшего, а затем он высылается в отдел по гражданству и миграции, где, как правило, в течение месяца происходит снятие гражданина с регистрационного учета.

– Если у усопшего нет прямых наследников, найти каких-либо родственников очень сложно, – отмечает Елена Павловна. – Мы, конечно, обзваниваем однофамильцев из телефонного справочника, но это, как правило, дает нулевой эффект.

После смерти собственника его родным дается полгода, чтобы заявить свои права на наследование квартиры. В течение этих шести месяцев родственникам достаточно обратиться в нотариальную контору, чтобы вступить в наследство. Родня может объявиться и позже, но тогда придется претендовать на квартиру через суд. Существует иерархия наследников по степени родства. Если ближние родственники отсутствуют или отказываются от наследства, право наследования переходит к дальним, но только при условии, что они докажут кровную связь, выйдя на одну фамилию с усопшим.

- Квартира, признанная выморочной, не может быть продана, - продолжает Елена Павловна. - Она переходит в фонд государственного жилья, и администрация района самостоятельно распределяет этот фонд: либо переводит квартиру в коммерческое жилье, либо в социальное. В любом случае, претендовать на эту квартиру наследники смогут всегда. В нашем РСЦ был случай, когда граждане Российской Федерации заявили свое право на наследование квартиры после смерти дальней родственницы, но не смогли доказать родство с усопшей. Нам пришлось через суд признавать факт непринятия наследства, чтобы в дальнейшем признать квартиру выморочной. Разбирательство длилось почти год.



В ожидании суда коммунальные службы города продолжают обслуживать квартиры усопших. Если наследники не объявятся, сумма коммунальной задолженности по выморочным квартирам останется чистым убытком города.

– На сегодняшний день только в нашем РСЦ коммунальный долг по таким квартирам составляет 15 млн рублей. Три квартиры за последние три года были признаны выморочными. Причем один из усопших оказался весьма состоятельным мужчиной. Помимо квартиры, у него в собственности имелись дачи, гаражи и автомобили. Ни один наследник пока что не заявил свои права на это имущество.

– Проблема с одинокими стариками действительно существует, – подтверждает Татьяна Олеговна, заместитель начальника РСЦ. – Недавно была прямая линия с администрацией Советского района. Позвонила пожилая женщина, сказала: "Мне нечего есть, помогите!". Администрация отреагировала, создала комиссию из сотрудников управления соцзащиты, и в течение двух недель пенсионерку отправили в интернат для пожилых людей. А ведь таких пенсионеров в нашем городе сотни, и далеко не каждый решится позвонить на горячую линию.



– Порой мы замечаем, как пожилой человек перестает выходить из квартиры и реагировать на звонки. Это первый тревожный сигнал: иногда такие люди действительно нуждаются в помощи. Списки одиноких жильцов мы предоставляем управлению соцзащиты, но даже после наших писем старики остаются без должного внимания. Кроме того, существует проблема с квартирными мошенниками: часто до нас доходит информация о людях, которые, представляясь сотрудниками коммунальных служб, расспрашивают жильцов о неблагополучных и одиноких соседях. В то же время вокруг нас полно доверчивых стариков, которые могут стать жертвой манипуляции.
-50%
-5%
-70%
-70%
-25%
-15%
-25%
реклама