Новости
От застройщика
Строительство
Аренда
Деньги
Интерьер, дизайн, ремонт
Офтоп
Сервисы
Каталог компаний
Кредиты на жильё
Вопрос-ответ
Форумы
реклама
реклама

Экспертиза


/

Дом художников находится на улице Сурганова. Узнается жилье творческих работников по нетиповому фасаду здания: с длинными лоджиями, большими окнами, закругленными углами. Длинный дом состоит из трех секций, где первые две соединены аркой и являются жилыми домами № 40 и 42, а третья секция, дом № 44, – мастерские художников, причем все девять этажей. Кроме этого, под мастерские отведены первый и девятый этаж 42-го дома. Некоторым художникам, чтобы попасть на работу, нужно всего лишь перейти в соседний подъезд или подняться этажом выше.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

В проекте "Минск с изнанки" мы рассказываем о легендарных или, наоборот, не очень известных, но заслуживающих внимания домах, кварталах и застройках столицы.


"Чтобы позвать мужа на обед, просто стучала по батарее"

На детской площадке у Дома художников играли двое мальчишек. За ребятней, присев на широкие качели, приглядывала симпатичная пожилая женщина. В жестах, в том, как незнакомка обращалась к детям, чувствовалась особая порода. Мы не ошиблись. Оказалось, что Валентина Владимировна – вдова знаменитого графика Людвига Асецкого, который жил и работал в Доме художников.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

– Здесь и сейчас живет много художников,
– рассказала Валентина Владимировна. – Мы с Людвигом Петровичем, моим супругом, жили сначала в четырехкомнатной квартире в 42-м доме, а когда сын вырос, разменяли квартиру и переехали в соседний дом – 40-й, где жили в основном преподаватели Политехнического института.

Дом художников был построен в 1976 году. Идею строительства жилья и мастерских для творческих людей почерпнули в других городах тогда еще Советского Союза. Такие дома-мастерские есть, например, в Литве, Азербайджане. Государство финансировало только жилую часть дома, мастерские строились на деньги из фонда Союза художников.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

– Мы жили на седьмом этаже, а мастерская у Людвига Петровича была на девятом. Так я, когда мне нужно было позвать его к обеду, просто стучала по трубе, – с улыбкой вспоминает Валентина Владимировна. – А вот тот белокурый мальчик, что играет на площадке, – наш внук Алексей. А рядом с ним играет Виктор – правнук замечательного художника Николая Гутиева. В нашем доме живет много знаменитых художников: Леонид Щемелев, Виктор Громыко, жили Гавриил Ващенко, Виталий Цвирко …

Квартиры в Доме художников даже по сегодняшним меркам считаются просторными. Например, четырехкомнатная занимает 108 квадратных метров. Кухня – почти 10 "квадратов", гостиная – 24, холл –15.

Холл четырехкомнатной квартиры - 15 метров. Фото сайта hata.by
Холл в четырехкомнатной квартире занимает 15 квадратных метров. На одном из сайтов такую квартиру продавали за 225 тысяч долларов.


 Правда, старожилы рассказывают, что строители сэкономили на звукоизоляции – соседей очень хорошо слышно. Но этот нюанс, уверяют жильцы, никого не напрягал.


"Зимой "коммуналка" в мастерской была пять миллионов. Народному художнику это не под силу"


О самом доме ходит красивая легенда: мол, такой подарок сделал художникам сам Петр Миронович Машеров. Но это не совсем так.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

– Гэта проста легенда, – рассказал председатель Белорусского союза художников Григорий Ситница. – Машэраў жа не са сваей кішэні плаціў. Гэты дом і майстэрні пабудаваны за кошт мастацкага фонду, які займаўся будаваннем кватэраў, майстэрняў, мастацкіх камбінатаў. Вядома, што Машэраў падтрымаў ідэю стварэння такого дому - майстэрні – вось гэта параўда. А майстэрні і зараз знаходзяцца ў маёмасці і на балансе Беларускага саюза мастакоў.

Счета за коммунальные услуги в мастерских художники всегда оплачивали из своего кармана, даже в советские времена. Суммы тогда были вменяемые, равнялись средней "коммуналке" за квартиру. Cегодня мастерские для художников стали дорогим удовольствием.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Страшэнна дарагім! – уточняет председатель союза художников. – Зімою цяпло ў нашых майстэрнях каштуе у 10 разоў даражэй, чым у кватэрах. Мала таго, яно каштуе ў разы тры даражэй за сабекошт. Вось у гэтым велізарная праблема. Напрыклад, за “камуналку” ў майстэрні, якая займае 50 м², трэба было заплаціць 3 мільёны, а то і болей, за 120 м² – пяць мільёнаў. Дык гэта ж, улічыце, што зіма была цёплая, маразоў амаль што не было. Тым больш, што зараз нам павысілі адлічэнні на капрамонт ажно ў чатыры разы. Таму наступнай зімой патрэбна будзе плаціць не пять мільёнаў, а сем. Мы трохі дапамагаем фінансава, асабліва нашым ветэранам, але і гэта у хуткім часе будзе не па кішэні. Мы просім у дзяржавы толькі аднаго: аплачваць камунальныя паслугі па сабекошце, але не у 2-3 разы болей.

Известно, что творческие мастерские в государственном реестре прописаны в одной графе с "гаражными кооперативами", что заставляет нести дополнительные расходы.

– Пры гэтым нашы мастакі з’яўляюцца субарэндатарамі майстэрняў,
– поясняет Григорий Семенович. – Таму спачатку мы аплачваем камунальныя паслугі, а мастакі потым вяртаюць Саюзу гэтыя грошы. А калі ў мастака няма гэтых грошай? Вось і атрымліваецца, што ў сакавіку  запазычанасць па майстэрням склала 700 мільёнаў. Але я не магу мастаку, тым больш заслужанаму і пажылому чалавеку сказаць: "Давай грошы!". Гэта проста недапушчальна! І гэтак кожны месяц. Цалкам упэўнены: калі б мінулая зіма была марозная, то запазычанасць была б значна большая. Таму кожны раз баюся зімы: ці зможам мы звесці канцы з канцамі? У адным упэўнены: не зможа мастак, у якога пенсія тры мільёны, заплаціць за арэнду чатыры мільёны. Хачу падкрэсліць, што мы не пакінутыя дзяржавай, але хочацца паразумення ў гэтым пытанні.

Мы заглянули в 44-й дом, где все девять этажей занимают творческие мастерские. В одной из них мы застали народного художника Беларуси Владимира Товстика.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
В первой секции - кремового цвета - только мастерские художников. Высота потолков в мастерских - 4,5 метра.


– Мастерские эти уникальные, потому что здесь работали и работают выдающиеся люди: Александр Кищенко, Леонид Щемелёв, Гавриил Ващенко, Виталий Цвирко,… Понятно, что искусство – это не первая необходимость, как хлеб или молоко, но это показатель температуры в обществе. Время уходит, а искусство остается, отражает не столько саму жизнь, сколько стремление к лучшей жизни. Считаю, что и оплата с мастерскими – это всего лишь временные трудности. Это все понимают.

Владимир Антонович отметил, что и город, который практически уничтожила война, не только восстановился, вырос в масштабах, но и стал лучше.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

– Минск сильно изменился. Это вклад и наших архитекторов, и художников, и городских властей. В городе, например, появились не просто памятники - благодаря Володе Жбанову, на улицах созданы игровые скульптуры. То есть к нам пришла европейская традиция. Многое было восстановлено: Минская городская ратуша, Свято-Духовская церковь (роспись при входе в концертный зал Верхнего города принадлежит Владимиру Товстику. – TUT.BY), была реконструирована гостиница "Европа". Благодаря современным архитекторам Виктору Крамаренко, Сергею Багласову, Борису Школьникову появились новые здания. Нравятся новые здания или нет (речь шла о Национальной библиотеке и вокзале. – TUT.BY), но это в первую очередь попытка изменить город.

– Вы первый, кто не ругает современный Минск.

– Ругать проще всего! Вы знаете, как ругали Эйфелеву башню? А архитектора Османа, который сделал генплан нового Парижа, снеся старинные кварталы? Надо понимать, что есть логика развития города, который не может стоять на месте. Иногда надо привыкнуть к тому, что строится…

"Работу тормозят… кошки"

Весь первый этаж 42-го дома занимают мастерские скульпторов, в одной из них работал Владимир Жбанов. В соседней мастерской застали скульптора Олега Варвашеню, который рассказал курьезную историю про кошек.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Скульптор Олег Варвашеня ( на фото слева) уверен, что жить и работать в одном доме было бы скучно

– В подвалах развелось столько котов, что специалист из Союза художников не рискнул туда спуститься, чтобы починить трубу, – смеется Олег Варвашеня. – А все из-за сердобольных бабушек, которые постоянно подкармливают котов. Причем как! Высунутся из окна – и "плясь" рыбу на асфальт! Коты летом ее даже есть брезгуют. Зато плодятся неимоверно быстро. Причем, когда делали капремонт, мы просили, чтобы поставили в подвале другие решетки, в которые воздух бы попадал, а коты пролезть не могли. Но нет же. А сантехник говорит: в подвал, мол, не полезу – там же блох тьма! Так и живем…

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Олег Варвашеня рассказал, что сам живет в другом районе и не очень бы хотел иметь квартиру в доме, где работает.

- Это же очень скучно! Надо пройтись до работы, батон, кефир по пути купить. А так что получается: если мастерская этажом выше, то можно и в трусах на работу ходить? – шутит скульптор.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Другие новости