Новости
От застройщика
Строительство
Аренда
Деньги
Интерьер, дизайн, ремонт
Офтоп
Сервисы
Каталог компаний
Кредиты на жильё
Вопрос-ответ
Форумы
реклама
реклама

Экспертиза


/ фото автора,

— И так все 25 лет моей работы дворником. Вся изрезанная, все тело в шрамах, — Марина Моложавая, дворник ЖЭСа №100 Первомайского ЖРЭО с трудом выкатывает контейнер, доверху набитый мусором. — Зимой, когда мы, женщины, лед лопатами разбивали, шла домой и думала, хоть бы кто знакомый встретился. Сейчас от голода и усталости упаду, и никто не найдет под этим снегом.

Марину Моложавую держала на рабочем месте выделенная квартира

Эта женщина, как и сотни других рабочих минских ЖЭСов, добросовестно прослужила в системе ЖКХ много лет. Тяжелый труд, маленькая зарплата... Но все это компенсировало одно обстоятельство — квадратные метры. Так называемые в простонародье колясочные ЖРЭО и администрации районов щедро раздавали коммунальщикам с одним условием: пока они будут работать, жилье останется за ними.

Правда, спустя время те же ЖРЭО и администрации стали менять правила игры, доведя ситуацию до абсурда: одним колясочные разрешено приватизировать, а из других поспешно выселяют через суды. Даже не смотря на то, что на сторону простых людей встали вице-премьер Анатолий Калинин и министерство ЖКХ.

“Берут грех на душу, любыми путями у нас эти квартиры вырвать”

Свою колясочную площадью 38 квадратных метров Марина Моложавая получила на основании распоряжения директора ЖРЭО Первомайского района. Заключила договор на оказание коммунальных услуг и стала жить.

— Вместе со мной прописаны еще два инвалида, один из них вообще недееспособный. Мне, допустим, дадут комнату в общежитии, а им куда идти? —
задает риторический вопрос женщина. — Я-то не пью и не курю, но в ЖЭС рабочими с такой копеечной зарплатой знаете кто идет? Хватает алкоголиков. Многие умные и интеллигентные, но от безысходности берутся за бутылку. И когда у них запой, и главный инженер, и мастера делают их работу, потому что деваться некуда, людей нет. Теперь еще и выселить хотят. А кто нас заменит, когда мы разбежимся? Лучше киллера наймите и расстреляйте нас всех, это одно и то же — лишить жилья. Берут грех на душу, любыми путями эти квартиры у людей вырвать.

Марина Моложавая работает дворником уже 25 лет

Таких, как Марина Моложавая, в Первомайском районе более 40 семей. На их выселении настаивает ЖРЭО Первомайского района, которое активно подает иски в суд. Основной аргумент в пользу выселения людей — помещения, в которых живут сотрудники, по бумагам числятся нежилыми. И то, что там живут люди — идет вразрез с законодательством, даже если и выделяло колясочные и щитовые своим работникам... само же ЖРЭО или администрация района.

Игнорируется почему-то и тот факт, что Жилищный кодекс позволяет перевести нежилое помещение в жилое при соблюдении санитарных и технических требований. Было бы желание… Правда, у старого руководства Первомайского ЖРЭО оно было. Год назад сотрудников собрали и объявили: всем оперативно подготовить документы. Тогда планировалось ходатайствовать перед администрацией района об изменении статуса помещений, чтобы их успели приватизировать до 2016 года.

— Нам всем сказали принести заключения из Центра гигиены и эпидемиологии, МЧС о том, что жилье пригодно для проживания. Потом изготовить в БРТИ технические характеристики на квартиру и получить согласие жильцов дома. Мы все это добросовестно сделали и принесли справки в юротдел, — рассказывают супруги Василий и Наталья Поддубские, с которыми мы идем смотреть их “нежилое” помещение.

На первом этаже этого дома - квартира Поддубских

Правда, пока шел сбор документов, в ЖРЭО сменился директор. Ни о каком ходатайстве речи больше не шло. Кипы папок так и остались пылиться в шкафах юристов, а работников было решено… выселить.

— Но ведь кого они хотят обмануть! Мы, сотрудники ЖРЭО и ЖЭСов, прекрасно видим по лицевым счетам, что по всему городу, в других районах, делают с этими квартирами. Мало того что некоторые получили на колясочные ордера, многие уже успели их продать — известны конкретные адреса. Но когда на суде мы спросили, почему одним можно приватизировать, а других выселяют, нам ответили: вы за свое говорите, а не за чужое, — возмущены супруги.

Почему игнорируют мнение министерства ЖКХ?

Переступаем порог квартиры Натальи и Василия. На вид обычная однушка, правда, небольшая. На 23 квадратных метрах живут вчетвером — вместе с двумя детьми. Это жилье Наталье, бухгалтеру ЖРЭО, выдали по решению директора ЖРЭО в 2000 году.

Наталья Поддубская не знает, как прокормить семью на свою зарплату, живя в съемной квартире

— А сейчас через суд нас с двумя маленькими детьми вообще собираются выселить в никуда, мотивируют тем, что я самовольно сюда вселилась — якобы бухгалтерам колясочные были не положены. А за какие деньги нам снимать новое жилье, которое стоит сейчас 300-400 долларов? —
Наталья не может сдержать слез. — У меня не выходит даже 4 миллиона зарплаты, муж проработал в ЖРЭО сантехником 8 лет и недавно уволился, потому что чистыми выходило чуть больше 3 миллионов. Дочка в садик ходит, сын в этом году пойдет в школу. Нам говорят юристы на суде: мы о ваших детях заботимся, они не должны жить в таких условиях! По их мнению, нам вчетвером будет лучше в комнате общежития или на улице?



Василий проводит экскурсию по квартире.

— Есть ванна, туалет, у детей двухъярусная кровать, уроки делают за столом — условия гораздо лучше, чем были бы в общежитии, —
эмоционально рассказывает хозяин. — Здесь когда-то был проходной подъезд, потом заложили стену и сделали маленькое окошко. Мы за свои деньги заменили его на большое, поставили батареи, счетчики, провели трубы. Я своими руками сделал однокомнатную квартиру, а теперь должен ее кому-то отдать? В ванной недавно плитку положили, дальше собирались двери менять, но как, если собираются выселять?

Кухня у Поддубских, как в обычной хрущевке

Василий Поддубский сомневается, что в общежитии его детям будет лучше

То, что колясочные и щитовые выдавали с нарушением законодательства — никто из их жильцов не оспаривает. Но все они задают резонный вопрос: в чем конкретно их вина? Решения о выделении рабочим этих помещений принимали должностные лица как администраций районов, так и ЖРЭО.

Более того, на этот факт неоднократно указывало руководство Министерство ЖКХ. Еще в декабре 2013 года заместитель министра Геннадий Трубило писал заместителю председателя Минского горисполкома Владимиру Кухареву о том, что "вины работников организаций системы жилищно-коммунального хозяйства в нарушении законодательства при выделении колясочных и щитовых нет".

В письме в Мингорисполком Геннадий Трубило подчеркнул: вины работников в нарушении закона нет

Министерство предложило руководству города "еще раз поручить соответствующим организациям рассмотреть данную проблему с максимальным учетом интересов граждан, уделив особое внимание возможности перевода буквально каждого нежилого помещения в жилое, а также проконтролировать ход данных мероприятий". В конце письма Геннадий Трубило отметил, что "в случае непринятия мер на уровне Минского горисполкома министерство будет вынуждено поставить в известность Правительство Республики Беларусь для принятия соответствующих решений".

Правда, в январе этого года на совещании в Мингорисполкоме с участием всех заинтересованных ведомств был утвержден протокол, в который позже внесли изменения. По идее, вопрос с колясочными должен был быть урегулирован. Но на деле ситуация не изменилась

Бездействие Мингорисполкома вынудило Министерство ЖКХ отправить письмо за подписью министра Андрея Шорца в Совет Министров в июне этого года. Минжилкомхоз еще раз просигнализировал о проблеме и предложил восстановить нарушенные права работников. "В отношении граждан, которым на основании ордеров, решений, протоколов и т.п. документов предоставлены нежилые помещения, соответствующие установленным для проживания санитарным и техническим требованиям, предлагается после перевода их в жилые, заключить с проживающими договоры найма жилых помещений государственного жилфонда (без условий отнесения их к фонду жилых помещений коммерческого использования)".

Выдержка из письма министра Андрея Шорца в Совет министров

Предложения министерства уже поддержал вице-премьер Анатолий Калинин и поручил председателю Мингорисполкома Николаю Ладутько обеспечить их реализацию. Тем не менее… суды до сих пор продолжают выносить решения о выселении.



"Из поликлиник изъяли карточки наших детей — на нас давят как могут"

Решение о выселении, например, уже получил Игорь Елин, дворник ЖЭСа №100. На своих 20 квадратных метрах он живет вместе с женой.

— Со слов вышестоящих организаций, нас выселяют из нежилых помещений. Но изначально они были оснащены всеми коммуникациями, и с самого момента строительства домов там жили люди. Более того, БРТИ, санстанция и МЧС признали их пригодными для проживания, и у меня есть ведомость технических характеристик, выданная на квартиру, — Игорь протягивает мне документ.

Технические характеристики выданы жителям колясочных на квартиру

История с выселением Игоря Елина более чем абсурдна: его со всем имуществом предлагалось выселить… в комнату, где располагается АТС Белтелекома.

— Дело в том, что мне дали жилье по улице Шугаева, а регистрацию — в общежитии по Гуртьева, 3. Причем коммунальные платежи я оплачивал сразу по двум адресам. Когда мне пришло уведомление выселиться по месту регистрации, я поехал на Гуртьева посмотреть комнату. Чтобы зайти туда, нам пришлось вызвать милицию. Оказалось, что это помещение с отдельным входом официально сдавалось Белтелекому, и за него шла двойная оплата — от меня, и от юрлица. Вот скажите, насколько это законно? — удивлен собеседник.

Игоря, как и его коллег, особенно возмущает тот факт, что колясочную, как и они, занимает начальник юридического отдела ЖРЭО Первомайского района Людмила Титок. При этом она составляла и подписывала исковые заявления о выселении других и представляла интересы ЖРЭО в суде.

Невероятно, но факт: за этой стеной тоже колясочная. В ней живет юрист ЖРЭО,  которая подавала иски на выселение жителей... колясочных

— Насколько это вписывается не только в законные, но и в общечеловеческие рамки? — задают риторический вопрос сотрудники ЖЭСа №100. — Оказывается, некоторым работникам ЖРЭО дозволено слишком много, а другим — ничего. Почему вышестоящие инстанции с этим не разберутся?

Игорь Елин намерен продолжать борьбу за свое жилье.

Работники ЖЭСа №100 и ЖРЭО уверены: лишившись квартир, рабочие просто уйдут

— Впрочем, против нас нашли еще один способ давления — наши дети. Нам срочно нужна была карточка, чтобы отправить ребенка в лагерь, но ее в поликлинике не оказалось! В регистратуре сказали, что ее изъяли органы опеки и попечительства. Разве это нормально?! — возмущен Игорь. — Они собирались найти в карточках доказательства того, что ребенок живет в опасных условиях, или как это понимать?

Справа Наталья Мисоченко, которая собирается бороться не только за свое жилье, но и за работу

Не собираются опускать руки и супруги Мисоченко, над которыми тоже нависла угроза лишиться крыши над головой. Причем их положение еще серьезнее, чем у остальных. Наталью Мисоченко, ведущего специалиста по работе с населением ЖРЭО Первомайского района, просто уволили, лишив ее тем самым права занимать свою жилплощадь. Даже несмотря на то, что женщина беременная, сейчас находится в декретном отпуске, а ее трудовой контракт истекает в 2015 году… Восстанавливать свои права женщина собирается через суд.

Сложившуюся ситуацию газете "СБ. Беларусь Сегодня" прокомментировала начальник ЖРЭО Первомайского района Минска Татьяна Стасевич:

— Среди всех документов системы ЖКХ все равно основной документ — это договор найма. Их у жильцов колясочных нет. Договор заключается на основании решения администрации района, а оно, в свою очередь, должно опираться на законодательную основу. Но ее тоже нет! Как нет законных оснований и для перевода нежилых помещений в жилые. Поэтому расставить точки над "i" должен суд. Когда сотрудники подразделений ЖКХ вселялись в нежилые помещения, они знали, что это временно и при необходимости они их покинут. А то, что вложили в эти метры свои деньги, — пусть еще докажут в суде. Данные помещения по проектам не предназначены для жилья, и мы их отдадим под бытовки своим работникам. До сих пор не урегулирован вопрос, какие именно "иные документы" могут стать основанием для действий по переводу нежилого помещения в жилое. На улицу мы не выселим никого — подготовлены для всех комнаты в общежитии... За чужие ошибки сегодня тоже нужно отвечать.


В одном с Татьяной Стасевич не поспоришь: за ошибки нужно отвечать, даже если они чужие. Непонятно лишь два момента. Почему ответчиками выбрали простых людей, которые годами подметали наши дворы, чинили трубы, латали крыши. И второе — почему в борьбе с "захваченными колясочными и щитовыми" игнорируют решения вышестоящих инстанций?


 

Другие новости