• ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Экспертиза


В 2013 году на злостных должников по оплате жилищно–коммунальных услуг, был подан в суд 81 иск на переселение в менее комфортное жилье. 11 исков удовлетворено. Подобные исковые заявления в минувшем году направлены в отношении 58 собственников жилья. Об этом со ссылкой на официальные данные ГО "Минское городское жилищное хозяйство" сообщило на днях агентство "Минск–Новости".

Эта сколь конкретная, столь и удручающая информация вызвала у зачинщика очередных дебатов на "Спор–площадке" много вопросов. Ключевые из них: по какому праву коммунальники вершат судьбы владельцев квартир, пусть и "нехороших", но находящихся в частной собственности? Выходит, приватизация помещения — отнюдь не гарантия неприкосновенности личного жилья? Оппонент как может успокаивает коллегу, а заодно и других законопослушных граждан, акцентируя их внимание на особенностях менталитета выселенных должников.

Жилье — мое. Мнение Романа Рудя

Сразу скажу: лишение людей их собственного, приватизированного жилья из–за коммунальных долгов представляется мне, мягко говоря, весьма жесткой процедурой. Бесцеремонной, если говорить точнее. В голове не укладывается, как это так: мою частную собственность, право на которую гарантировано Конституцией, могут в любой момент выставить на торги за нарушения, которые касаются совсем другой сферы — финансовых взаимоотношений с ЖЭКом. По–моему, мы ежемесячно платим ему за воду, газ, электричество и вывоз мусора, а вовсе не за право проживания в своей квартире. Поэтому было бы справедливым, если бы неплательщика лишали только тех удобств, которые он не оплачивает. Наказание должно быть адекватным содеянному. Для примера, если я перейду улицу на красный свет, меня оштрафуют, чтобы больше так не делал. Но вовсе не отрубят ноги, чтобы перестал ходить вообще.

Допустим, ты замотался, запамятовал и не оплатил домашний интернет. Разве представители провайдера придут забирать твой компьютер? Нет, его просто отключат от сети. Тем самым не дадут образоваться огромному долгу, так как тебя немедленно лишат возможности пользоваться неоплаченной услугой. И ты, если уже свыкся с просмотром сайтов за утренним кофе, срочно побежишь восстанавливать утраченную роскошь веб–серфинга. А с коммунальными радостями выходит так, что их преспокойно продолжают предоставлять даже самому злостному неплательщику, способствуя накоплению задолженности в десятки миллионов рублей. А потом говорят, что исправить ситуацию может только принудительная продажа квартиры... Остап Бендер, оказывается, не знал всех способов сравнительно честного отъема жилья.

Не совсем понятно, почему столь суровый механизм, коль он существует, работает только в отношении долгов перед жилищно–коммунальным хозяйством. Мне часто приходят читательские письма, в которых люди жалуются, что не могут взыскать огромные суммы с разного рода аферистов, взявших взаймы. Суды обязывают таких ловких "кредитополучателей" выплачивать пострадавшим какой–то процент из зарплаты. На деле это оборачивается ежемесячными жалкими крохами, а в результате возврат денег может растянуться на годы. Почему же в этом случае взыскание не обращается на приватизированное жилье недобросовестного должника? Или, напротив, почему именно долг перед ЖКХ должен погашаться весь и сразу?

Недвижимость, я думаю, принадлежит не только непосредственному собственнику жилья, но отчасти и его детям, и детям его детей, которых почему–то тоже наказывают за безответственность основного владельца. Но почему бы не использовать весь арсенал средств, который с успехом применяется, например, в отношении так называемых обязанных лиц — тех, кто принужден возмещать государству затраты на содержание брошенных детей. Их устраивают на работу и автоматически удерживают из зарплаты необходимую сумму. Такая же система, кстати, действует в Москве для людей, задолжавших жилищному хозяйству. Причем если человек потерял работу, которая бы позволяла исправно платить по счетам, его трудоустраивают в тот же ЖЭК, которому он должен. В буквальном смысле отрабатывает коммунальные долги, но не лишается жилья.

Там же действует принцип ограничения предоставляемых услуг. Сначала в квартире отключается энергоснабжение, затем ставятся заглушки на водопровод. Точно так поступают и в Швейцарии, Германии, Франции: если после многочисленных предупреждений гражданин не отдает задолженность — ему выключают свет, газ и воду. То есть долгам просто не дают накапливаться, чтобы не было нужды потом взыскивать гигантские деньги. В итоге гражданину, уставшему жить немытым и в темноте, оказывается вполне по силам возместить сравнительно небольшую сумму.

Еще оригинальнее придумали в Польше. Тот, кто не платит за коммунальные услуги, должен быть готов к тому, что в любой момент у него может поселиться... семья таких же неплательщиков. Впервые такое наказание решили применить чиновники из городка Крапковице. Там нерадивые собственники жилья получили уведомления, что они включены в "Программу подселения других должников". Это означало, что в скором времени им придется уплотниться и разделить свои квадратные метры с незнакомыми людьми. Говорят, идея оказалась чрезвычайно эффективной: не склонные к коммунальному коллективизму паны запаниковали и моментально оплатили все счета.

В общем, Андрей, есть масса финансовых инструментов и других способов воздействия на неплательщика, кроме крайнего — лишения квартиры. От денежной пени, неумолимо растущей с каждым днем просрочки платежа, до принудительного трудоустройства. И есть различные варианты взыскания долга. Например, в Украине, если бы не нынешние волнения, рада уже приняла бы предложенный в январе закон о реструктуризации задолженности населения за услуги ЖКХ. Он позволит людям постепенно, в срок до 60 месяцев, погашать долги коммунальникам при условии полной уплаты текущих платежей. Заметь, речь в законе идет о том, как помочь человеку справиться со своими финансовыми затруднениями, а не о том, как бы половчее принудить его к продаже жилья.

Спасение санкцией. Мнение Андрея Дементьевского 

Сидит себе спокойно мил человек, никого не трогает, починяет примус. И вдруг в дверь грохочут кованые сапоги. Деловито вышагивают по квадратным метрам клерки с калькуляторами. И вот уже суровые судебные исполнители заставляют гражданина паковать нехитрые его пожитки по баулам да выметаться на все четыре стороны. На лютый мороз, на стылый ветер. Марш в жалкую лачугу!

...Вот скажи мне, Роман, разве происходят у нас подобные ужасы, когда собственник квартиры раз–другой не соизволил оплатить жировку? Неужели злые жэсовцы за ноги выкидывают бедолагу на лестницу, не внемля мольбам подождать денег до следующей зарплаты? Для того чтобы оказаться в нашей стране изгнанным из приватизированного жилья и быть переселенным в более скромные апартаменты, нужно очень и очень "постараться"! Первый и самый серьезный шаг к тому, чтобы потерять недвижимость, — нагло плевать на коммунальные счета (а они хоть и увеличиваются, но до европейского уровня не дотягивают, что, несомненно, радует) более полугода, не имея на то уважительных причин. Затем отказаться от компромиссного предложения выплачивать долг за свет в щадящем режиме: скажем, частями в течение квартала. Потом спокойно взирать, как согласно статье 155 Жилищного кодекса, вступившего в силу в марте прошлого года, коммунальники подают в суд иск о понуждении собственника жилого помещения к его отчуждению.

"Такая же мера грозит тем владельцам, которые в течение года три и более раз привлекались к административной ответственности за нарушение правил пользования жилым и вспомогательными помещениями, вследствие чего соседи испытывали неудобства, а их права и законные интересы были ограничены", — так разъяснили агентству "Минск–Новости" в ГО "Минское городское жилищное хозяйство". По традиции суховато, конечно, выражаются чиновники, но между строк, Роман, ясно читается: выселенцев не нужно жалеть, ведь и они никого не жалели. Хотя... Лично я считаю, что с подобными субъектами и так слишком много церемонятся. Действовать в отношении злостных неплательщиков нужно гораздо жестче и решительнее.

Ты, кстати, ловко увильнул от разговора о личностях 11 минчан, переселенных в так называемое менее комфортное жилье. Уверен, что в этой "футбольной команде" нет многодетных, инвалидов, матерей–одиночек, престарелых и немощных. В черных списках МГЖХ сплошь маргиналы, которые давно дорожат и вовсю пользуются лишь одним своим конституционным правом — правом на отдых. Впрочем, то не отдых честного работяги после смены, не законные выходные и отпуска учителей, медиков, продавцов, а беспробудное пьянство, балансирование на лезвии кухонного ножа. И получается так, что, отдыхая на полную катушку, люмпены сильно осложняют жизнь всем нам.

Ты вот печешься о приватизированном жилье выселенного выпивохи, а у меня душа болит за собственность, здоровье и жизни его несчастных соседей. Они же словно на пороховой бочке! Дрожат от мысли: что же опять учудят в нехорошей квартире за стенкой. Может, костер из жировок на дырявом полу разведут. Может, почивать изволят с незатушенными сигаретами под одеялом. Или газ забудут в алкогольном угаре перекрыть. Детишки бегут в школу мимо завсегдатаев притона. Наркоманы "по ошибке" ломятся в двери пенсионеров. И тут, знаешь, не до сантиментов, равно как и не до холодного расчета, прагматизма. Угроза выселения — не столько способ залатать дыры в прохудившейся крыше ЖКХ, сколько крайняя мера воздействия на опустившихся, попытка образумить, хотя бы страхом разбудить остатки совести.

Точно по такому же пути, к слову, пошли законодатели, одобряя жесткую санкцию — конфискацию и продажу с аукционов автомобилей пьяных водителей. Авось, потеряв собственность или ее часть, образумятся, осознают, что дошли до края...

Ты предлагаешь перенять зарубежный опыт в решении проблемы задолженности за квартплату. Но давай примерим якобы более гуманные иностранные методы к отечественным реалиям. Не знаю, может, для немецких должников отключенные лампочки и невозможность регулярно принимать душ — форменный "капут". Но нашенские–то хмыри уверены, что грязь рано или поздно отвалится сама. А вернуть в дом и свет, и газ — умельцу раз плюнуть. Ты, конечно, слышал термин "самовольное подключение"...

Вряд ли испугаются т.н. неблагополучные граждане и программы "Подселение других должников". Польские паны, наверное, боятся коммуналок, а белорусские, российские, украинские неплательщики, наоборот, обрадуются: "Ну, за знакомство, землячок, 33–м будешь!"

Наивно верить и в реструктуризацию долгов населения — после нее вечно нетрезвые тунеядцы только еще больше обнаглеют. Если дать им, как планируют в Украине, аж 60 месяцев на погашение долгов, на 61–м надежда вернуть хотя бы часть пропитых, невыплаченных денег совсем угаснет... Да и опыт трудоустройства "обязанных лиц", на мой взгляд, отнюдь не дает гарантии возврата должников к нормальной жизни, еще не выдержал испытание временем. Потому как причина будущего фиаско всех подобных человеколюбивых потуг одна: вечный запой подопечных, забывших дорогу не только в расчетно–кассовые центры, но и к семье, детям, работе. Коммунальной амнистии, сидя на стакане, не заслужишь...

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-20%
-20%
-60%
-10%
-30%
-10%
-30%
-40%