Новости
От застройщика
Строительство
Аренда
Деньги
Интерьер, дизайн, ремонт
Офтоп
Сервисы
Каталог компаний
Кредиты на жильё
Вопрос-ответ
Форумы
реклама
реклама
реклама

Экспертиза


Павел Добровольский,

Многодетные семьи полтора года не могут заселиться в государственный жилой комплекс в Озерище. Сроки сдачи жилья переносились шесть раз, а цена квадратного метра выросла. От проблемной стройки отмахнулись даже в Администрации президента и Мингорисполкоме.


История проблемной стройки

Жилой комплекс для 18 многодетных семей возводится по ул.Сиреневой (Минск, Первомайский район, Озерище). В него входят 2 каркасно-щитовых дома по 9 квартир. Строительство ведется через управление капитального строительства (УКС) Первомайского района.


 
Договор с первым генподрядчиком, ЗАО "Рамос-групп", который предоставил УКС, был заключен 12 июля 2011 года. Строительные работы на объекте должны были завершиться весной 2012 года. Тем не менее данная организация лишь сняла грунт и спустя год, когда закончились договорные сроки, ушла. По словам пришедшего на его место другого генподрядчика "ИмениеСтрой", "Рамос-групп" "заломили большую цену – около 10 миллионов за квадратный метр, что не устроило многодетные семьи". Цена "ИмениеСтрой" – более чем в два раза ниже.
 
Как отметила "Ежедневнику" Алена Левонюк, многодетная мама, которая строится в Озерище, базовый проект, предоставленный генподрядчику УКСом, не соответствовал техническим нормам. "Каждая семья заплатила за этот проект по 17 миллионов рублей, – сказала она. – Но его выполнили спустя рукава. Например, коэффициент теплопроводности стен был предусмотрен в 2,7, хотя по нормам сопротивление теплопередаче наружных стен должно быть не менее 3,2. Еще одна проблема – линия электропередачи (ЛЭП), которая по проекту переносилась не на должное от жилья расстояние".
 
С 15 июля 2012 года реализацией проекта занимается другой генподрядчик – ЧСУП "ИмениеСтрой" из Бреста в лице Геннадия Хилобокова. Он и директор, и архитектор. Каркасным домостроением он занимался 12 лет. В Озерище он планировал нанимать субподрядные организации и руководить ими. Он предложил строить не по базовому проекту, а по собственному.

"Государственный кредит по жилью для многодетных семей гасится на 80%, но если проект энергосберегающий, то на 100%, – сказал "Ежедневнику" Геннадий Хилобоков. – Банк поставил мне три условия: окна с коэффициентом сопротивления теплопередачи – 1, стена с коэффициентом не менее 4 и вентиляция путем рекупиляции воздуха. Все эти три условия я выполняю. УКС одобрил мой проект, и я готов был начать работы".
 
"Новый генподрядчик уверял в своем большом опыте, наличии строителей, техники, и хотел работать, – отметила Алена Левонюк. – Но УКС дал неофициальное указание приостановить работы, без каких-либо документов. Строительство не велось несколько месяцев. Потом началась зима".


Первые партнеры нового генподрядчика из "ШамакСтроя" подвели. Из-за некачественных работ по заливке фундамента договор с ними был расторгнут.

Летом текущего года на объекте, наконец, началось активное строительство. Хилобоков нашел другого субподрядчика, и дома поднялись за 4 месяца. В декабре многодетным семьям было обещано заселение. Но его нет до сих пор.
 
"Ежедневник" выехал на место строительства и увидел, что до окончания работ еще далеко. В декабре истечет срок договора с генподрядчиком, но на стройке никаких активных работ замечено не было. Не удалось встретить даже сторожа.

 

"На данный момент дома не готовы для сдачи, – сказала Алена Левонюк. – Последняя проблема, с которой мы столкнулись, связана с проведением внешних сетей. Городские власти выделили нам на эти цели 1,5 миллиарда рублей. За исключением 350 миллионов, эта сумма куда-то исчезла. Скорее всего, УКС перекинул эти средства на другой объект. Никакой документации у нас нет, в УКСе говорят, что не имеют права ее показывать".
 
Организация по проводке внешних сетей была найдена. Были привезены колодцы, канализационные трубы. Работы проходили два дня, затем все было брошено. УКС перечислил 170 миллионов авансом. Обязательства были не выполнены по причине отсутствия необходимой документации на данный вид работ. Отсюда возникает вопрос: на каком основании УКС перевел аванс за выполнение работ? Работ, на которые не было необходимой проектной документации и соответствующих согласований.

Возврат этих денег по сегодняшний день не произведен. По словам УКСа, у ЖСПК остается всего лишь 350 миллионов, все остальные деньги, более миллиарда, многодетные семьи должны оплатить из собственных средств.
 
Деньги не выработаны. На сегодняшний день все трубы украли. Лежат только колодцы, но за оградой стройки – могут и их унести. УКС нашел другую организацию, которая должна была завершить работы. По какой-то причине работы не проводились. Тогда был заключен договор с третьей организацией. До сих пор никто ничего не копает.
 
"Есть предположение, что в УКСе просто нет денег, даже озвученных выше 350 миллионов, – резюмировала Алена Левонюк. – Они ждут новогодних праздников, когда никто копать не будет".
 

На помощь чиновников рассчитывать не приходится

Как отметила Алена Левонюк, семьи побаиваются, что генподрядчик может уйти. "Я была на приеме у Леонида Казаковского, замглавы администрации Первомайского района. Он сказал, что кроме "ИмениеСтрой" нас некому достраивать – дома станут колом. О нашей стройке наслышаны, но во-первых, никто не хочет садиться в тюрьму из-за чужих ошибок, а во-вторых, в нашей стране мало кто занимается строительством каркасно-щитовых домов".
 
"Мы обращались и в Администрацию президента, и в Мингорисполком, – продолжила многодетная мама, – везде наши письма переправляют в исполком Первомайского района, который дает лишь формальные отписки. Летом мы позвонили на телефон доверия по проблемным вопросам в строительстве. Их люди приезжали на наш объект, но дальше ругани в адрес генподрядчика дела не зашли".
 
Как отметила Алена Левонюк, вплоть до 10 декабря УКС был настроен сдать объект в срок. С их стороны шло давление на председателя ЖСПК, чтобы она подписала документы на сдачу объекта. Многодетные семьи беспокоила такая перспектива, ведь дома абсолютно не пригодны к проживанию. В них нет ни света, ни воды, ни газа, ни канализации. Во время дождя и снега все затекает внутрь. Все каркасы и стены домов сделаны из дерева – они мокнут, гниют и покрываются плесенью. Достраивать объект они планировали уже после сдачи.
 
Как сообщал "Ежедневник", после заседания Лукашенко 10 декабря все расслабились, потому что он дал разрешение продлить сроки сдачи проблемных объектов до июля 2014 года. Если раньше УКС писал запрос в Мингорисполком на разрешение о переносе срока сдачи, но получил отказ, то теперь повторный запрос может быть удовлетворен.
 

Кто виноват?

Как отметил "Ежедневнику" генподрядчик, директор "ИмениеСтрой" Геннадий Хилобоков, он продлит истекающий в декабре срок договора до лета 2014 года, когда объект будет сдан. По его словам, он был вынужден остановить работы на объекте с 1 ноября. Какие же причины уже в шестой раз вынудили перенести срок сдачи жилого комплекса в Озерище? Действительно ли в них виноват генподрядчик?
 
"Я столкнулся с недобросовестными работниками в самом начале работы на данном объекте, – сказал Геннадий. – Первая центральная проблема, которая тормозила работы по строительству, – неправильный перенос линии электропередачи. Я начинал строить дома по старой посадке, но она проходила всего в семи метрах от крайнего провода. В связи с этим технадзор предъявил мне претензии и распорядился прекратить стройку. Заказчик должен быть не меньше меня заинтересован в скорейшем окончании работ. Но УКС только запрещал и молчал. Он не мог сложить несколько цифр, чтобы подсчитать, куда и на сколько следует перенести линию стройки. Практически весь прошлый год я не мог работать из-за того, что ЛЭП неправильно перенесли. Я писал письма, звонил – никто не хотел брать на себя ответственность и принимать решение. Тогда я связался с организацией, которая непосредственно занималась работами по переносу этой линии. Показываю им проект, говорю, что они провели неправильные расчеты. А они отвечают, что производили перенос совсем по другому проекту. Я был вынужден сместить линию стройки вглубь на 4 метра от ЛЭПа. Противопожарное расстояние между корпусами не нарушено, теперь оно составляет 24 метра".
 
"Затем меня подвел субподрядчик "ШамакСтрой", – рассказал Геннадий Хилобоков. – Я столкнулся с таким человеком, который практически ничего не сделал, то, что сделал – с браком, и он еще требовал денег. Сейчас я сужусь с ним. Новый субподрядчик "Трансстройсити" практически полностью возвел объект. Активные работы начались при нем летом. Но с 1 ноября мы вынуждены простаивать".
 
По словам директора "ИмениеСтрой", работы остановились из-за параллельного проектирования на прокладку внешних сетей. Уже очередная в нашей истории недобросовестная организация не выполнила свои обязательства. Закупленные трубы не закопали, они немного полежали, потом их украли.
 
"В истории с данным объектом очень много моментов, о которых пока не следует говорить", – сказал Геннадий Хилобоков.

Кроме недобросовестных работников здесь всплыли факты хищения средств. Как отмечала Алена Левонюк, около 1 млрд рублей, выделенных на прокладку сетей на объект, так и не поступило. Примерно такая же сумма исчезла чуть ранее. Геннадий нашел несоответствие в цифрах о выработанных средствах. Выявилась нехватка 1 млрд рублей. Когда генподрядчик стал выяснять это в УКСе Первомайского района, ему ответили, что эта сумма выработана его предшественником. Геннадий удивляется: "Неужели снятие грунта стоило целый миллиард?" К слову, УКС так и не смог предоставить документ, куда же ушли эти немалые средства.
 
"Нет двух одинаковых людей, – отметил директор "ИмениеСтрой", – один более расторопный, другой менее, а третий – вообще ничего не делает. С третьим видом людей я и столкнулся на данном объекте. Что самое печальное, не все из них частники – некоторые представляют государство. Между сметной и реальной стоимостью колоссальная разница. Из-за бюрократических проволочек, гор бумаг цена строительных работ вырастает в 4 раза. Эту систему не мы придумали, она многие годы функционирует, и ее очень сложно разрушить. В Минске я встретил ужасное явление – махровый социализм. Шаг влево, шаг вправо – расстрел. Приходится идти по узкому коридору. Но есть же здравый смысл, даже если ему всесторонне не подчиняться, давайте хотя бы учитывать его. Не написал бумагу – виноват. В Бресте с этим проще".

"Мне 60 лет, – резюмировал Геннадий Хилобоков. – Я дострою этот объект и больше никогда не стану работать с государством".

 


Другие новости