57 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


/ /

Многодетная семья минчан продала свою обустроенную квартиру в центре и купила старый деревянный дом в частном секторе на окраине. Люди, похоже, решили основаться здесь надолго — расчистили огород, привели в порядок сад и полным ходом занимаются реконструкцией старой хаты. Странность этой истории заключается в том, что они знали, что этот район застройки идет под снос. Зачем тогда им все это было надо?

Неморшанский сад

Третий Трубный переулок находится в полусотне метров от столичной улицы Кижеватова. Но удивительное дело — как только съезжаешь с нее, то оказываешься будто в деревне: узкая улочка, с двух сторон деревянные дома с резными ставнями и рассадой на подоконниках. В каждом дворе — погреба с шиферной крышей шалашиком, сады с яблонями и черешнями. Почти везде огороды, ведут перекличку петухи.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Когда-то на этом месте и в самом деле была деревня, и называлась она Лошица Неморшанская. Это был центр владений помещиков Неморшанских с большой каменной усадьбой, флигелями, хозяйственными постройками и большим садом. После революции 1917 года хозяйство пришло в запустение. В конце 1920-х годов здесь был организован совхоз «Лошица», который, говорят, славился своими плодово-ягодными винами. После войны деревню отстраивали заново — довоенных домов здесь не осталось. Об усадьбе и саде напоминают лишь лесопарковая зона и обломки фундамента на горке над речкой. Деревня же давно стала частью Минска.

Фото предоставлено читателем
Фото предоставлено владельцами дома

Но оригинальный антураж все же сохранился — кажется, что сейчас из-за поворота бывшего Слуцкого шоссе появится стадо коров. Но это все наши фантазии — из-за поворота выехал самосвал. Рядом планируют строить большую транспортную развязку и копают станцию метро «Неморшанский сад». Все эти городские планы непосредственно касаются местных жителей: их дома приговорили к сносу.

— Эти улицы уже давно живут под угрозой сноса, с 70-х годов еще, — говорит Беатриса, которая с мужем, тремя детьми и мамой переселилась в старый дом в 3-м Трубном переулке. — Теперь угроза сноса реальная — все же видят, какими темпами освоили территорию аэропорта. Но точных дат никто не называет — может, через год, может, через три.

Домик в деревне, в Минске

На месте 3-го Трубного переулка, согласно презентованному в прошлом году ПДП, и в самом деле собираются строить многофункциональный центр. Поэтому первый вопрос, который мы задали владельцам: какой смысл в продаже благоустроенной квартиры на улице Могилевской, считай, в самом центре столицы, и покупке этой старой хаты, которую еще и снесут сегодня-завтра?

— А никто нас не понял, — смеется Анжела, мать Беатрисы. — Квартира наша была «лялечка», с хорошим ремонтом, в центре. Но места уже всем не хватало, нужно было как-то расширяться. Дочке как многодетной не удалось стать на очередь нуждающихся: квартира была всего на три метра больше нормы, следовательно, нуждающейся она не может считаться. Вот и решили поискать дом с участком.

Один вариант семейство нашло в Колодищах, там дом был не в зоне сноса, но в очень плохом состоянии. Объявление о продаже дома в 3-м Трубном переулке нашли в феврале 2019 года — съездили, посмотрели и уже в апреле оформили сделку.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

К моменту продажи дом и участок начали приходить в запустение: с 2000 года в нем никто постоянно не жил. Стены в пристройке из белого кирпича были все в грибке и плесени, крыша протекала — в общем, все говорило о том, что косметическим ремонтом дело не обойдется.

Сад долгое время никто не обрезал, между деревьями стоял борщевик в человеческий рост. И тем не менее даже в таком состоянии дом стоил 60 тысяч долларов. Впрочем, по словам Беатрисы, это еще и недорого. Дома с ремонтом здесь стоят гораздо дороже — рядом, на горочке возле кладбища (Черниговского, его планируют закрыть. — REALTY.TU.BY), продавали за 160 тысяч долларов.

Фото предоставлено владельцами дома
Фото предоставлено владельцами дома

— Мы оценили перспективу: дом официально разрешается реконструировать, есть водопровод, центральная канализация и газ, — говорит Беатриса. — Плюс бонус, который недоступен большинству владельцев квартир, — участок своей земли на 14 соток, с садом, сразу за огородом течет Лошица, а за ней начинается старый Неморшанский сад. Правда, есть и минус — перспектива сноса. Мамины знакомые были в шоке — они-то знают, что в свое время, в 1979 году, она уже пережила снос — тогда сносили частный сектор в районе универсама «Рига». Дом ее родителей снесли, дали квартиру.

Фото предоставлено читателем
Фото предоставлено владельцами дома

— На самом деле, если бы мы не вкладывали деньги в реконструкцию, а просто жили в нем, то при сносе только выиграли бы, — говорит Беатриса. — Вместо ремонта можно было бы частично оплатить стоимость отдельной квартиры для мамы.

Вторая жизнь старой хаты

Однако жить с тремя маленькими детьми в доме без ремонта было бы невозможно. Сначала запланировали просто отремонтировать его под минимальные условия для жизни. Но обойтись малой кровью не получилось.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Началось все с котельной. Дом отапливался старым чугунным газовым котлом, горячую воду грела газовая колонка. Новые владельцы решили заменить их на современный двухконтурный котел. Оказалось, чтобы сделать это, нужно заменить газовую трубу, а чтобы ее заменить — нужно разрешение архитектора, но сначала необходимо было получить разрешение на реконструкцию.

Фото из предоставлено владельцем дома
Момент реконструкции. Фото предоставлено хозяевами дома

— В общем, пройдя всю цепочку, мы в итоге получили и разрешение на реконструкцию — с пристройкой помещения топочной, санузла и обустройством чердачного помещения в границах существующей крыши, — говорит Беатриса. — Общая площадь после реконструкции увеличилась с 58 м² почти до 100 м².

Реконструировать старый дом не так-то просто: какую проблему ни начни решать, вылезет еще несколько. Сначала осмотрели крышу — шифер был очень старый. Под ним обнаружилась еще более древняя деревянная дранка. Но шифер протекал, поэтому стропила под ним сгнили. Крышу пришлось полностью разбирать и собирать уже из новых материалов. Потом стало понятно, что пристройку, сложенную в полкирпича, эксплуатировать нет смысла — ее тоже снесли. А чтобы построить новую, из блоков, пришлось делать под нее новый фундамент.

Пока велась стройка (начали в июне), семья жила в будущей бане, ее поставили на винтовые сваи на месте старого сарая. При сносе за нее не дадут ни рубля, поэтому она собрана из тонкого бруса, зимой в ней жить невозможно. В октябре семья переместилась в дом: лучше жить среди ремонта, чем мерзнуть.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Сложные работы доверили профессиональным строителям. Правда, первая бригада, которая бойко взялась за работу, неожиданно пропала. Причем с авансом в 1100 долларов. Потом были разбирательства, но деньги свои владельцы так и не вернули — на участке осталась лишь забытая бетономешалка строителей.

— Мы ее называем «памятником строителю», — шутят хозяева.

Сруб из ясеня и «Правда» в интерьере

Достраивали дом уже другие люди: утепляли крышу, укладывали металлочерепицу. И если первая бригада говорила владельцам, что дом совсем никудышный, что его проще снести и построить новый, то у их продолжателей сложилось другое мнение: он еще крепкий и прослужит долго. Даже несмотря на почтенный возраст: по документам дом был построен в 1958 году. Новые владельцы выяснили, что раньше он принадлежал дьякону, который служил в церкви на площади 8 Марта. Его сын с невесткой жили напротив, но от их дома остался только фундамент.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Интересно и то, что сруб оказался не из обычной сосны или елки, а из лиственных пород дерева — строители предположили, что из ясеня.

— Снаружи бревна черные, неприглядные, но внутри древесина крепкая, плотная, как камень, — бригада целый день промучилась, пытаясь прорезать проем в стене, — рассказывает хозяйка дома. — Так что мы убедились, что дом еще 100 лет может простоять.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Интерьер дома соответствовал его возрасту: на стенах было с десяток слоев обоев, а самым первым была газета «Правда». Все это новые владельцы снимали, зачищали.

— Из щелей доставали какие-то тряпки и даже носки, — рассказывает Беатриса. — Вид открывшихся бревен был непривлекательным, поэтому стены зашили гипсокартоном, где-то МДФ, а в самой большой комнате — имитацией бруса. «Родные» полы решили не менять, а постелили поверх них новую половую доску. Но не везде. В прихожей, кухне и новой пристройке из газосиликата сделали бетонную стяжку с теплым полом и уложили плитку — все делали сами. Может, где-то и неровно получилось, но нас устраивает.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

От старого дома оставили печку с кафельной облицовкой по центру дома. Дымоход переложили и теперь периодически ею пользуются.

— До реконструкции в доме под окнами висели советские чугунные радиаторы, — говорит Беатриса. — Когда меняли газовый котел, нас убедили, что с такими он работать не будет. Мы послушались — поставили современные стальные. Теперь понимаю, что это были выброшенные деньги, нужно было оставлять чугун. Но старые радиаторы мы не продали — чуть что, будем использовать их при строительстве нового дома. Если нас снесут, конечно.

В доме оставили старые окна, изначально планировали поменять их на ПВХ, но теперь решили просто отремонтировать.

Новые владельцы уже освоили и чердачное пространство: здесь расположена родительская спальня.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фронтоны во время реконструкции переделали, в них стоят современные окна. Чтобы света было больше, в крышу дополнительно врезали мансардное окно. Из него открывается вид и на «поселок», и на Неморшанский сад. В планах зашить скаты чердака вагонкой. Полы сделали здесь из широких обрезных досок — ламинат у хозяев не в почете.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Самая дешевая лестница на мансарду под заказ выходила в 3 тысячи рублей. Муж решил, что сделает ее сам: простую, сколоченную из досок, — говорит Беатриса. — Реконструкция старого дома не такая уж и дешевая затея: мы на нее, с учетом нового забора, бани и всех строительных материалов и работ, потратили почти столько же, сколько стоил сам дом — почти 60 тысяч долларов.

Что дальше?

Если забыть о грандиозных планах города по сносу этого района, то идея перебраться в собственный дом с садом под окном выглядит вполне жизнеспособно. Семья Беатрисы, например, уже готовит грядки — землю завезли, у окна в новой пристройке зеленеет рассада, в бывшем гараже сделали курятник. Реконструкцию узаконили — на днях владельцам выдали техпаспорт .

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Сейчас, когда все сидят в самоизоляции, дети на карантине, мы понимаем, что очень вовремя продали квартиру: дом и 14 соток — это вам не 60 «квадратов» и балкон, — говорит Беатриса. — Здесь есть где прогуляться, тихо, меньше пыли. Старший сын смастерил дом на дереве, мы позволили себе завести большую собаку. Конечно, стройка забирает много сил, но и удовлетворение приносит. Будет, конечно, обидно, если все то, что мы сделаем, в ближайшем будущем пустят под бульдозер. Зато есть четкое понимание, что в квартире теперь мы не сможем жить: уже привыкли к тому, что за порогом дома начинаются твоя земля, сад, природа. Мы, как и многие жители района, надеемся, что нас оставят в покое хотя бы лет на десять.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Под пленкой — земля для грядок

Что ж, город и в самом деле может скорректировать свои планы — еще непонятно, как нам аукнется экономический кризис и какой застройщик в новых условиях захочет инвестировать в участки с обременением. Тем более что здесь кроме старых хат много и дорогих коттеджей, стоимость которых придется компенсировать их владельцам.

-9%
-10%
-25%
-10%
-20%
-33%
-40%
-21%
-20%
-10%
-50%
реклама