/

В Минске, в доме по Выготского, 39, средь бела дня от сквозняка рухнула одна из внутренних стен (как говорили жильцы) или отслоилась (как утверждал УКС). В домах по Белорусской 15, 17 обваливался фасад. По всему дому по Независимости, 168 пошли трещины, в квартирах посыпались ремонты. На Грибоедова, 1 — проблемы с плитами перекрытия. Эпик фейл — дом по Широкой, 3, — в нем крошатся несущие колонны. В бетоне — опилки. Список разрушающихся домов все пополняется. На форумах обсуждают: это только верхушка айсберга, проблема будет только нарастать.

Наталья Литовская, эксперт по жилой недвижимости

Оптимисты напоминают: у новостроек есть гарантийный срок, шевелитесь граждане, заявляйте претензии, пока не истек. Пессимисты отмечают: гарантия на дом меньше, чем на матрас в ИКЕЕ, — всего 5 лет.

Кстати, гарантийные обязательства не распространяются на дефекты, возникшие из-за «неправильной эксплуатации объекта». Именно поэтому новоселам часто рассказывают, что блочную кладку разорвало, например, потому что они… сделали подвесные потолки, расширили дверной проем или повесили кондиционер и бойлер. Мол, этого не было в проекте, неправильно эксплуатируете.

Обычно жильцы пытаются подключить к решению проблемы трещин, промерзания, плесени, отсутствия вентиляции председателя товарищества. Но председатель отвечает только за общее имущество — подъезды, лестничные клетки, фасад и так далее. Ваша квартира — не его зона ответственности. Он тут может только посочувствовать и подсказать порядок направления жалоб.

И это очень здорово, если проблему удастся решить до окончания гарантийного срока. Но проблемы могут вылезать и позже.

Например, тот же дом с трещинами по Независимости, 168 сдали в 2007-м. На него вообще было всего два года гарантии. Теперь застройщик, государственный, кстати, советует жителям потребовать от товарищества собственников нанять специализированную организацию, которая оценит несущую способность конструктивных элементов здания. Читай, сброситься на экспертизу.

Фото: Павел Садовский, Realt.by
Фото: Павел Садовский, Realt.by

Так же мало интересовали другого госзастройщика трещины в квартирах жильцов по Широкой, 3. Дом начали заселять в 2013-м. Массово жаловаться люди стали в 2018-м. Экспертизы всего объекта не могли добиться, пока в 2019-м не замаячила угроза обрушения.

Вроде бы укреплять каркас планируют не за счет жильцов. Что должно обнадежить жителей других «подозрительно трескающихся» домов. Ведь по закону после окончания гарантии дом принадлежит жильцам, товариществу собственников. Они делают отчисления на капремонт, которые, кстати, аккумулируются на отдельном счете и не поступают в общий котел коммунального хозяйства. Но если поедут несущие колонны, начнут опадать стены, отчислений на восстановление точно не хватит.

Расклад выглядит странно. Строители «накосячили», застройщик «не заметил», дольщики получили бракованный товар, дом разрушается — ответственных нет. Неужели никто не контролирует это вот все?

Контролирует. Есть Госстройнадзор, его основная функция — контроль за строительством и выдача заключений «о соответствии объекта требованиям безопасности и эксплуатационной надежности». Госстройнадзор в любой момент может прийти на стройку, изучить, наказать, заставить исправить. А теперь вспомним: один бывший главный контролер Департамента контроля и надзора за строительством Государственного комитета по стандартизации сел за взятки. За мзду принимал в эксплуатацию здания и дома, построенные с нарушениями. Список домов, которые он принял, так никто и не увидел. Провели ли повторные обследования всего, что он принял, неизвестно.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY
Фото: Олег Киндар, TUT.BY

Пока новостроек, в которых проблемы очевидны, не так уж много. Но это не значит, что список не будет расти — настоящие эксперименты с экономией начались всего несколько лет назад. Первыми забеспокоились в Минстройархитектуры: попытались пробить запрет на строительство домов-полуфабрикатов, состоящих из двадцатиэтажного каркаса и наружных стен. Люди достраивают квартиры, тащат на этажи десятки и сотни тонн блоков и смесей, неравномерно нагружая каркасы — можно только гадать, когда и чем закончится усадка. И чем это грозит, если подрядчики «накосячили» с бетоном и арматурой, а очередной проверяющий этого «не заметил»?

Обычно в конце «мнения» надо что-то предлагать. Ссылаться на опыт цивилизованных стран вроде Германии. Но в цивилизованных странах жильцы действительно несут ответственность за капремонт своих домов. Правда, дома не требуют капремонта через пять лет после сдачи. Там нет долевки, нет квартир-полуфабрикатов, у подрядчиков в голове не укладывается, что можно отступить от технологии или украсть цемент. В той же Германии строительный надзор и вовсе частный, его гарантии — его репутация.

В общем, у нас уникальная ситуация. В которой только и остается, что советовать будущим дольщикам смотреть, за что они отдают деньги, и помнить, что гарантия на дом всего пять лет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-35%
-40%
-99%
-30%
-10%
-40%
-40%
-30%
-20%
-46%