/ Фото автора /

В редакцию TUT.BY обратились люди, которые оказались втянутыми в сомнительные схемы приобретения недвижимости в Лапоровичах, Селютах, в Зацени, организованные одним человеком. Больше десятка людей потеряли деньги, но до недавнего времени действиям их обидчика правоохранители не уделяли внимания. REALTY.TUT.BY попытался разобраться в непростых схемах и нашел еще одну. Оказывается, можно на аукционе купить два участка по 70 тысяч долларов каждый, не рассчитаться за них с сельсоветом, оформить в собственность и продать третьим лицам.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Лапоровичская аномалия

Лапоровичи риелторы называют «минской Ривьерой» за цены: стоимость земельных участков на первой береговой линии сопоставима с ценами в Ницце или Сан-Тропе — 100 тысяч долларов и выше. Желающих построить дом на берегу хоть и не настоящего, но моря, хватает. Поэтому объявления о продаже тут участка по цене ниже рыночной гарантированно привлечет внимание.

— В апреле 2015 года я нашел объявление о продаже участка в Лапоровичах с видом на Минское море, — рассказывает Андрей, один из обратившихся в редакцию. — Съездил на участок, познакомился с Михаилом Т., продавцом. Договорились о цене — 40 тысяч долларов. Выяснилось, правда, что землю еще нужно переоформить и разделить на две части. Михаил попросил предоплату, которая будет входить в общую стоимость участка — 5 тысяч долларов под расписку. После он не раз приезжал ко мне в офис за деньгами, но ни разу он не показал документов, которые он якобы оформлял. Я видел только копию свидетельства о регистрации участка на его отца. В апреле 2016 года я отдал последний транш, но участок так и остался неоформленным. Стал интересоваться, что не так с участком и выяснил, что землеустроительное дело на эти земли пропало. Его нет нигде, а значит, участок нельзя переоформить.

Когда я сказал Михаилу, что буду обращаться в правоохранительные органы, он предложил оформить на мою мать двухуровневую квартиру в строящемся на соседнем участке доме.

Тот самый дом

На тот момент дом еще нужно было достраивать. И Андрей продолжил выдавать Михаилу деньги на стройматериалы, создание инфраструктуры. Так было передано 40 400 долларов.

Расписки для Андрея

Половина квартиры все же была оформлена на мать Андрея в марте 2017-го. Но в ней никто не живет, она не достроена. Вторая половина осталась за сыном Михаила.

Этот дом введен в эксплуатацию

— Участок не принадлежит никому из владельцев квартир. Эти земли сейчас находятся в пожизненно наследуемом владении у отца Михаила, он их получал как нуждающийся в улучшении жилищных условий инвалид. Для того чтобы эти сотки поделить, необходимо приватизировать землю. Но Михаил этого не делает.

Попутно выяснилось, что на строительство этих же квартир деньги вносили и другие семьи — от 40 до 80 тысяч долларов. И они тоже претендуют на квадратные метры. И у всех у них к Михаилу претензии.

 

Больше видео вы найдете TUT и на нашем канале на YouTube. Подписывайтесь, это бесплатно!

Андрей, как и другие «клиенты» Михаила, не раз обращался в правоохранительные органы с заявлением о привлечении последнего к уголовной ответственности за мошенничество. Проводились проверки, но в возбуждении уголовного дела всегда отказывали и рекомендовали обращаться в суд.

Отказывали по простой причине — Михаил не скрывается, в милиции не отрицает, что брал деньги, просто сейчас не получается вернуть всю сумму сразу. Нет оснований для возбуждения уголовного дела. И его отпускают.

Истребовать с него деньги через суд невозможно. Судебные исполнители только руками разводят — изымать нечего.

— Строительные договоры, расписки о получении авансов он спокойно подписывает, соглашается на заверение любых документов у нотариуса, — говорит Андрей. — Он понимает, что если на него начнут подавать в суд, то взять будет нечего — официально у Михаила ничего нет. Но при ознакомлении с материалами проверок, согласно выписке Национального кадастрового агентства, на членов его семьи — на мать, отца и сына — зарегистрировано 34 объекта недвижимости. Я думаю, это должно заинтересовать следователей из ДФР. Кроме этого, я передал аудиозапись его пламенных речей следователю. На записи Михаил рассказывает о том, как он решает свои дела (копия этого аудиофайла есть и в редакции).

О качестве строительства дома — отдельный разговор. Чего стоят стены, которые опираются на такой фундамент? И что это за шов из песка между блоками?

Квартира у Минского моря для чемпионки

В доме в Лапоровичах по адресу: Новая, 2 жилая только одна квартира. В ней живет известная белорусская марафонка Ольга Мазуренок с сыном и мамой. Она смогла «дожать» Михаила и оформить все документы на жилплощадь.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Каких сил и нервов мне это стоило! — рассказывает Ольга. — Михаил пообещал построить квартиру в блокированном доме в Лапоровичах с видом на Минское море, к ней прилагался участок в 7 соток. Он пообещал, что итоговая стоимость участка и готовой к проживанию квартиры составит 80 тысяч долларов, но платить можно частями, в рассрочку. Предложение показалось интересным, к тому же всей суммы на руках не было.

При встрече Михаил показал свой паспорт, копию плана участка и попросил задаток для начала оформления документов. К этому моменту две квартиры из трех были выкуплены. Предполагаемая квартира Ольги была посередине — стены из блоков, полы без стяжки, не было лестницы на второй уровень, крыши. Коммуникаций тоже никаких.

— В ноябре 2015 года Михаил пообещал мне, что к апрелю уже можно будет заселяться. Условились, что я ему буду давать деньги, а он на них будет достраивать. Он писал расписки на все суммы, что я ему давала. При этом никаких документов, подтверждающих совершение той или иной процедуры, мне он не показывал. И все время рассказывал о проблемах с оформлением документов на землю и квартиру. И я верила ему. Но на стройке вообще ничего не делалось. Я забеспокоилась, потребовала оформления участка в собственность. Начала ездить в сельсовет, агентство по государственной регистрации и земельному кадастру (в народе эту организацию называют БРТИ. — Прим. TUT.BY), но везде мне в один голос говорили, что Михаила они считают порядочным человеком.

Однако Ольга не могла не заметить нестыковки. Например, по документам дом двухквартирный, но на самом деле в нем три квартиры с отдельными входами, между квартирами нет дверей. На плане это выглядит как квартира № 1 (маленькая) и № 2 (на две секции). Но Михаил показал ей техпаспорт, в котором квартира № 2 уже разделена на две, в доме появилась квартира № 3.

На этом плане две квартиры

По словам Ольги, дом приняли в эксплуатацию, хотя он был недостроен, на крыше над центральной частью лежал рубероид, газа, канализации, электричества не было. Ее удивляет, как Михаил мог законно продавать квартиры в доме, который построен на земле, выданной его отцу как инвалиду для улучшения жилищных условий?

Весной, так и не достроив среднюю квартиру, Михаил предложил Ольге взять соседнюю. Сказал, что у ее владельца «бизнес лег», он будет отказываться.

А теперь — три

— К этому моменту я ему отдала много денег и решила идти до конца. Я согласилась, так как там хотя бы стяжки были, проводка, утепление. Начали оформлять документы — оказалось, что нужно выкупать землю. Я ему дала на это деньги, но ездила с ним по всем инстанциям. Участок под двумя секциями в итоге приватизировали. Тогда сумма переданных ему денег дошла до 70 тысяч долларов. Больше он денег на достройку не получил, я сама за свой счет достраивала квартиру, проводила газ, воду и делала крышу. Вздохнула, когда техпаспорт на квартиру получила.

Вход в квартиру Ольги

А потом в этой истории появился Борис — тот самый человек, у которого якобы «бизнес лег» и который якобы отказался от квартиры. Но к этому моменту жилплощадь уже принадлежала Ольге. Острой ситуации удалось избежать — Михаил отдал ему долг участком в Селютах.

А вот владелец квартиры № 1, Евгений, заплатил Михаилу 70 тысяч долларов, но жить в своей квартире не может — она не подключена к коммуникациям, не утеплена. Ольга говорит, что когда Евгений обратился в БТИ, то узнал, что у его квартиры есть еще один собственник. И если квартиры № 2 и № 3 стоят на кусочке приватизированной земли, то ему, чтобы закончить оформление документов, нужно приватизировать весь остальной участок — это стоит почти 25 тысяч долларов.

— Мне кажется, что Михаил Т. в одиночку с такими схемами бы не справился. Когда мы ездили в БРТИ, я хотела взять талончик в электронной очереди, так он мне сказал, что «у нас отдельный кабинет без очереди». Он меня убеждал, что у него знакомые при больших погонах, поэтому ему ничего не будет, — говорит Ольга.

Она считает, что Михаил должен ответить перед законом за те условия, в которых ей приходится теперь жить.

— Дом еще не достроен, хотя денег я отдала больше, чем получила: лоджии с окнами — нет, штукатурки «короед» на фасаде — нет, забора нет, благоустройства участка, как, собственно, и самого участка на 7 соток, — нет. Зачем мне недостроенная квартира в деревне?

Афера с участками в Селютах

На этом можно было бы и закончить, но, как пишут в протоколах, «открылись новые обстоятельства».

— Когда я узнал, что мою квартиру Михаил продал Ольге Мазуренок, то понял, что меня обманули, — говорит тот самый бизнесмен Борис, с которым Михаил разошелся миром. — И потребовал вернуть деньги (49 тысяч долларов), которые давал под расписку. Денег у него не оказалось. Когда судебные исполнители обнаружили у него два участка в собственности в Селютах, Михаил оформил на меня один из них.

Однако этот участок оказался с сюрпризом. После того, как Борис продал его другому человеку, выяснилось, что Папернянский сельсовет желает его у Михаила Т. конфисковать.

Участки на берегу в 2015 года «ушли» с аукциона по очень хорошим ценам

Все участники сделок по этой земле с удивлением узнали, что этот и смежный с ним участки были проданы с аукциона в 2015-м, в рассрочку на 24 месяца. Это дорогая земля — каждый надел стоил в эквиваленте 70 тысяч долларов. Но денег сельсовет даже частями не дождался. Хотя ждал, надеялся и верил больше чем два года: участок был выделен 14.07. 2015 года, а претензию о взыскании задолженности в досудебном порядке исполком направил лишь 23.11.2017 года. Теперь задолженность только по одному участку составляет больше 146 тысяч рублей. Из них пени — больше 6 тысяч рублей.

В декабре 2017-го исполком обратился с иском в суд об изъятии участков у Михаила. И тут всплыло, что… участки в БРТИ зарегистрировали на Михаила без обременения (до исполнения обязательств по рассрочке собственником земли является исполком) и он их продал.

Естественно, новые покупатели были неприятно удивлены известием, что сельсовет подготовил судебный иск об изъятии. Тем более, что на одном участке уже стоит жилой дом.

«Ошибкой здесь не пахнет»

К ситуации в Лапоровичах вопросов много. Например, сколько же квартир в двухквартирном доме по ул Новая, 2 и сколько у них владельцев? Как часто продаются аукционные участки в рассрочку и как можно их зарегистрировать на себя и продать, не расплатившись? С этими вопросами мы дозвонились председателю Папернянского сельсовета Николаю Гильничу.

— Визуально дом на ул. Новой в Лапоровичах делится на три одинаковые части, но одна квартира полноценная, а вторая разделена на две части, — объяснил глава сельсовета.

И пояснил, что дом «двухквартирный, хотя выглядит как трехквартирный и у него три владельца».

— Одна квартира куплена Ольгой Мазуренок. Знаю, что Михаил Т. обещал ей выделить еще часть участка для ведения личного подсобного хозяйства. Он водил их за нос, говорил, что оформляет документы, но к нам с заявлением толком не обратился.

О том, что квартиры Михаил продавал дважды или трижды разным людям, председатель сельсовета слышал от Ольги и других собственников. И советовал им обращаться в БРТИ, прокуратуру.

Николай Гильнич также объяснил, как был выделен участок отцу Михаила: «Как нуждающемуся в улучшении жилищных условий. Так как он является инвалидом, закон разрешает ему продавать дом на таком участке».

Рассказал он и о том, как Михаил в 2015 году купил на аукционе два смежных участка в Селютах.

— Это были дорогие участки, поэтому сельсовет предоставил покупателям рассрочку на 2 года. Один из участников аукциона уже все выплатил, а Михаил — нет.

Николай Гильнич также сообщил, что за все время Михаил по рассрочке заплатил не более 20% от стоимости каждого участка.

— По закону он не обязан был платить паями и полностью мог рассчитаться в любой день. Но он этого не делал — кормил сельсовет «абяцанками». Писал нам заявления с просьбой отсрочить, потому что у него на содержании отец-инвалид, нужны деньги на лечение и содержание. Кроме того, он умудрился зарегистрировать их через БРТИ как свою собственность. И продать. На одном участке уже стоит дом, хотя разрешения на строительство исполком не выдавал. Изначально мы иск предъявили Михаилу, но когда выяснилось, что участки уже проданы, нужно подавать иск о признании всех сделок недействительными.

Как могли участки, купленные в рассрочку, быть официально оформлены и проданы, председатель сельсовета не знает.

— Это вопросы к БРТИ. На наши запросы они не отвечают, в суд не являются. Каждый регистратор несет персональную ответственность за выданное свидетельство о регистрации. Он обязан проверить все документы. Они должны были зарегистрировать (участки) по решению сельсовета, но мы такое решение не выдавали. О том, что у участка новый собственник, мы узнаем, когда тот приходит за разрешением на строительство.

Также Николай Гильнич сообщил, что несколько недель назад Михаилом Т. интересовались люди из уголовного розыска. По какому поводу — председатель не уточнил.

Как продать дом, которого нет

В Папернянском сельсовете Михаил через аукцион лично купил только два участка. Но, как выяснилось, связан Михаил и с участками в Зацени. Здесь тоже нашлись люди, у которых к Михаилу есть претензии.

Для Вероники и Татьяны все начиналось в 2014 году с объявления о продаже квартир в строящемся доме в престижном районе Минска.

Каждая из девушек встречалась с продавцом Михаилом на пустом участке по адресу: ул. Зацень, 23. Он объяснил, что земля оформлена на его двоюродную сестру и что он действует в ее интересах по генеральной доверенности. Он рассказал, что здесь будет построен двухэтажный дом на несколько квартир. Продавец обязался подготовить все документы на участок и построить на нем дом на несколько квартир. По строительному договору Михаил обязался сдать жилье к 2015 году.

Татьяна передавала Михаилу деньги на закупку стройматериалов частями — всего 20 тысяч долларов. Однако сроки все вышли, строительство дома не завершено, документы на участок не оформлены.

— Я ему отдала все деньги, которые смогла заработать медсестрой за много лет, — говорит Татьяна. — Теперь живу у знакомых, друзей. Когда я спрашивала Михаила, почему дом не строится, он винил другую участницу «проекта» — Викторию, которая якобы не дает ему денег на стройматериалы. Потом, когда я поняла, что всё, квартиры не будет, стала требовать вернуть деньги. Михаил не отказывался от долга, но говорил, что позже отдаст, так как он их вложил в другую сделку. И каждый раз рисовал радужную перспективу возврата моих денег. За все время он отдал 4 тысячи долларов.

Виктория успела передать Михаилу 8 тысяч долларов. Стоит отметить, что она активно обращалась в правоохранительные органы, и ей Михаил долг уже почти отдал. Осталось немного — чуть больше тысячи долларов.

Вместо дома на несколько квартир в Зацени стоит коробка из блоков в один этаж. Вы удивитесь, но она по-прежнему продается. Соседи цены не знают, но говорят, что есть какие-то проблемы с участком. «Их Миша решает», — говорят они. Его здесь знают — он в Зацени много участков по гендоверенности продает.

Мы попробовали «купить» этот участок с недостроем у Михаила. Оказалось, что цену он не может сейчас назвать, так как участок нужно еще дооформить. Уточнил, что надел не его, а родственников, он лишь помогает его продать. Мол, дом строили местные строители, это не самострой — разрешение на строительство есть. По проекту это должен быть двухэтажный дом, но достаточно уложить плиты перекрытия, вставить окна и можно сдавать его в эксплуатацию. Он также предложил перезвонить через неделю — к этому времени он «рассчитывает дооформить участок».

По последним данным, уголовное дело против Михаила все же возбуждено, у следователя есть показания более 10 человек. Сейчас дело направлено в Следственный комитет.

-10%
-50%
-20%
-20%
-50%
-20%
-30%
-25%
-10%