• Экспертиза
  • От застройщика
  • Строительство
  • Аренда
  • Офтоп
  • Деньги
  • Интерьер, дизайн, ремонт
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  • ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Строительство


/

Влияние городской среды на самочувствие жителей изучают ученые всего мира. Например, британские выяснили очевидное — красивая архитектура благоприятно воздействует на человека. А что бы они сказали о серости, скуке и унынии спальных районов белорусских городов? Не надо ехать в Париж, чтобы умереть, достаточно пожить в Каменной Горке. В интервью TUT.BY магистр архитектуры, руководитель архитектурно-проектной компании «Аверса-групп» Антон Гарустович рассказал о вреде для здоровья современных «спальников» и объяснил, почему в новых районах на скамейках вместо бабушек сидят проститутки.

Что в наших городах не так?

— Наши города не имеют своего лица, им отказано в индивидуальности. Если высадиться, например, с вертолета в любом постсоветском городе, то вы не сможете определить, где сейчас находитесь. За исключением 2−3 центральных кварталов, все остальные выглядят практически одинаково в любом городе. Я люблю путешествовать по Европе и вижу, что там любой большой или маленький городок — уникальный. Это дает его жителю настроение, гордость. Ему проще в нем самоутвердиться, раскрыться как личности. В результате горожанин готов давать больше этому городу. У нас же наши огромные жилые единообразные кварталы теряют человека как личность. Это наша самая большая беда.

Все улицы и кварталы рисуются в большом проектном институте, людьми, которым совершенно без разницы, как в итоге будет выглядеть улица, «проектируемая № 1 или № 3». Только недавно над этим стали более тщательно работать. Минск, как и любой другой город, — это история. Например, микрорайон Малиновка — здесь когда-то была деревня, у нее была своя история и легенда. Значит, ее можно было бы выразить через архитектурные формы, цвет. Но у нас этим никто не занимается. А ведь из этого рождается уважение к этому месту, его уникальность, неповторимость, гордость за то, что здесь живешь.

И самая большая беда в том, что в этих обезличенных районах живут люди, которые как малую родину запомнят лишь подъезд, двор, садик и школу. Я считаю, что их жизнь исковеркана.

Наша беда еще и в том, что определяющий фактор при выборе квартиры — стоимость квадратного метра. Так появляются наши спальные районы с дешевыми квартирами. Они отличаются поразительной одинаковостью. К «удобству» жильцов — минимальные по размерам зеленые зоны и такие же парковки. Очень неэффективное использование территории. Наша застройка слишком плотная. Взять хотя бы «Маяк Минска» — окна в окна, неудобные большие строения, улицы-туннели. Все это неестественно для восприятия человека. У нас мало кто понимает, что каждый построенный дом не должен копировать предшествующий, быть с повышенной ценностью.

Даже многоэтажка не должна быть обезличенной. Нынешний президент США Трамп известен еще и тем, что его компания хорошо строит. Раньше компания занималась бюджетным жильем. Потом он увидел, что если у жилья большая ценность, то и люди это больше ценят. Поэтому теперь каждое новое здание особенное, уникальное.

Или, например, шведский вариант жилого квартала — более компактный. Как правило, это массивное здание с атриумом (большое открытое пространство внутри здания) и парковкой. Оно чаще всего также имеет уникальную архитектуру.

Почему из нашего «спальника» хочется уехать

Нельзя сказать, что абсолютно все европейские города гармонично развиты. В кварталах, в которых гнались за быстрыми и дешевыми метрами, люди, которые ценят себя, не задерживаются. Зато здесь начинает массово появляться пьянь, маргинальщина, криминал. Это лучше всего иллюстрирует влияние архитектуры на социум.

В Париже есть целые кварталы, покинутые жителями. Французы даже про это явление боевик сняли — «13-й район». По сюжету правительство хотело решить проблему с криминально-маргинальным населением квартала кардинально — сбросить на него нейтронную бомбу.

У нас тенденция та же, есть такие же спальные районы, которые способны превратиться в социально-опасное явление. Правда, в Европе это более живой процесс, у нас — затяжной, и результат мы замечаем не сразу.

— Можно ли «запрограммировать» восприятие здания?

— При создании архитектурного проекта важно понять, какую цель ты преследуешь. Должен ли это быть офис, торговый центр, место для неформального общения, или, наоборот, это здание для госучреждения. В зависимости от этого формируется матрица того, в каком состоянии должен пребывать человек: в торговом он должен что-то покупать, в развлекательном — отдыхать, в госучреждениях — свои эмоции. Все это воспринимается через наши чувства. Здание можно считать правильно запроектированным, если входящий в него впервые человек понимает, где он находится.

К сожалению, таких зданий у нас немного. Представьте себе иностранного инвестора, который прилетел в страну, ему здесь понравилось, и он решил здесь что-то построить. И он идет к чиновникам. Кого он спросит в холле райисполкома, к кому и куда ему надо? И дальнейшая его жизнь будет такой же сложной — кому нести проекты, куча согласований, различные трактования одного и того же закона разными организациями. Это все находит отражение в нашей архитектуре.

— В Минске самые печально знаменитые «спальники» — Шабаны, Чижовка. К ним добавилась и Каменная Горка. Учли ли градостроители проблемы старых районов при строительстве нового?

— С точки зрения комфорта и социального развития Шабаны и Чижовка выглядят даже предпочтительнее нового района. Вот смотрите — где собираются проститутки? В Каменной Горке. Это ведь не случайно. Значит, здесь создана такая среда, где нет социальной ответственности. Даже такое социальное явление, как лавочка с бабушками у подъезда, в новых районах отсутствует. Сейчас в наших кварталах люди не знают друг друга, не интересуются, кто и как живет, чем занимается. А ведь это тонкий момент социализации. Такая социальная отчужденность — огромная проблема, мина замедленного действия.

— Почему спальные районы оказывают такое угнетающее действие ?

— Представьте себе, что вы идете по спальному району. Что вы чаще всего испытываете? Неудобство, нарушенные масштабы. Видите огромные обшарпанные стены, асфальтовые дорожки в выбоинах — ничего человеческого в типовом спальном районе нету. Он должен расслаблять, он весь должен наводить на мысли о доме, а мы вышли из автобуса и короткими перебежками — в квартиру. Через стремную арочку, в плохо освещенный двор, мимо пьяной компании. А в ней — вид на соседские балконы из окон. И так день за днем. И умножьте этот ежедневный дискомфорт на годы, прожитые в этом районе. Получаем как минимум депрессию.

В наших «спальниках» нет пространства, где можно было бы отдохнуть, пообщаться. Есть магазины, есть дома быта, но про «шаговую доступность» никто не думал. В европейском городе вы можете выйти из подъезда и купить поблизости выпечку. Можно зайти в небольшое семейное кафе, поужинать или пообедать. Сходить в кино. После работы заглянуть в паб. Это все гармонично расположено, не нужно обходить бесконечные дома-змеи по тротуарам.

Квартал должен обладать своей инфраструктурой, необходимой для жизни. А у нас даже архитектурой она не всегда предусмотрена. Вот где в нашем жилом квартале разместить ту же булочную? Где людям встретиться пообедать или поужинать, где разместить эти кафешки?

— Кроме наших спальных районов, есть же примеры и гармоничной архитектуры…

Да, у нас есть предпосылки к улучшению. Удачных с точки зрения архитектуры и комфорта кварталов не много, но они есть. Например, район за Национальной библиотекой, Уручье, районы таунхаусов.

— И все же, как вид некрасивого здания влияет на наше здоровье?

— Моя мама — врач-невропатолог, и с детства я слышу о том, как болеют люди, от чего, как выздоравливают. И недавно я сформулировал для себя тезис, что неправильно сформированное пространство — это как болезнь. Вот, например, больной человек, ему плохо, потому что у него пониженное или повышенное давление или нервная система расшатана. И человек чувствует себя негармонично. То же самое и в архитектуре. Правильно спроектированное пространство — это как здоровый человек. Все токи, жидкости, все функциональные и технологические и эстетические моменты гармонично существуют в наилучшем для этого пространстве виде. Тогда и человек чувствует себя в помещении хорошо. Как только появляется дисгармония в пространстве, это сказывается и на здоровье.

Казалось бы, что страшного в том, если дом будет сориентирован гостиной на север? Просто получим большое холодное и неуютное помещение, в котором семья должна проводить большую часть времени. А если вы неудачно расставили мебель, и постоянно натыкаетесь на нее? Если цвет стен выбрали не тот, что вам нравится, а «по моде»? Ежедневное раздражение и неудовольствие пространством и вещами откладывается в подсознании, накапливается годами. Постоянно. Умножьте это чувство на срок эксплуатации этого объекта. Это рождает чувство тревоги, точит по капле нашу психику и физиологию.

Все, что окружает нас, — как воздух. Он может быть чистым, грязным, влиять на нас позитивно и негативно. При этом чаще всего мы к нему привыкаем и не замечаем влияния на нас.

Давайте представим, что мы проснулись не просто в квартире или доме, а в пространстве, где все цвета, формы, объекты прочно связаны с вашими персональными воспоминаниями и личностью и вызывают всегда эмоциональный отклик, создавая вместе гармоничное пространство. Представьте, что вы выходите из своего любимого дома и видите не гаражи, грязные обочины и мусорные баки, а красивый ландшафтный дизайн, где учтены все функции, и он развернут к вам красивейшими своими моментами.

Запомните эту разницу в эмоциях. Это как грязный и чистый воздух, вроде разница в эту секунду незаметна, но умножьте это в сотни раз. Сколько дней мы проживаем в пространстве «без чистого воздуха». А из этих мгновений складывается жизнь. Можно потом не удивляться, куда исчезла энергия и откуда брать мотивы для развития.
В психологии есть такое понятие, как гештальт (Gestalt — целостная форма или структура), который складывается из множества частей. Так вот большая часть подсознания наполнена мусором, и внутри нас туман и муть, которая и не позволяет действовать адекватно.

— Но нельзя же всем разом изменить свою жизнь и из спального района перебраться в центр. Остается с таким положением вещей смириться, купить вина и плакать?

— Самое первое, что нужно сделать, — понять, что воздух и пространство может быть чистым, и то, что вокруг нас, необязательно должно быть таким грязным. Замечать некрасивые мелочи, которые обычно не замечают, и заменять их красивыми. А начать можно с покупки простого красивого объекта, который напомнит вам о прекрасном, например, чашки, чайника, торшера, люстры, стола, стула, ручки или другого недорогого объекта, будет в себе нести образ будущего пространства. Вы будете видеть его каждый день, помнить о том, где вы хотите оказаться, и дополнять этот объект другими.

Фото: Илья Варламов
0058353