• Экспертиза
  • От застройщика
  • Строительство
  • Аренда
  • Офтоп
  • Деньги
  • Интерьер, дизайн, ремонт
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  • ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Строительство


Стас Ивинский,

Белорусские деревни пустеют — старики умирают, молодежь уезжает в города. Агрогородки ситуацию не спасают. Но есть люди, которые назло статистике из города перебираются в деревню, строят там дома и приглашают всех желающих стать деревенскими жителями хотя бы на время.

Дома почти даром

Еще 20−25 лет назад в деревне Косаричи (Глусский район, Могилевская область) было 200 дворов, своя церковь, школа, почта и больница. Сейчас постоянно люди живут только в 20 домах. Еще какую-то часть деревни с весны по осень населяют дачники — приезжают из Минска, Могилева, Бобруйска. Однако заброшенных домов, не нужных даже живым наследникам, очень много. Среди них есть еще вполне крепкие, но требующие минимального ремонта хаты. Цена вопроса — 500−1000 долларов за дом. К нему прилагается участок в 25 соток, сад, хозпостройки.

Андрей Уфимцев — путешественник, фотограф, организатор экстремальных путешествий по Центральной Америке (Мексика, Гватемала, Гондурас, Белиз), имеет свой бизнес в Москве, но обосновывается именно тут, в Косаричах. И бабушка, и прабабушка — из этой деревни.

Фото дома, 70-е.

— Мама из деревни уехала еще в 50-е годы по комсомольской путевке в Мурманск. Поэтому к бабушке я приезжал каждое лето на каникулы, — рассказывает свою историю возвращения на малую родину Андрей. — Идея покупки другого дома в деревне, именно этого, была продиктована не только его отличным месторасположением, но и приятными воспоминаниями из детства. Здесь жили бабушка и дедушка моего друга и его сестра, в которую я был без памяти влюблен мальчишкой.

Место и в самом деле «козырное» — дом стоит в стороне от дороги, на хуторе, без границ с соседями, на небольшой возвышенности. С одной стороны участок естественно отгорожен прудом, а с другой — имеет выход на берег озера. Можно было бы жить и в доме моей бабушки, но он маленький, старенький — строил его еще мой прадед в 1944-м. Так что в нем я планирую сделать что-то вроде музея и гостевого дома.

Дом на хуторе, который купил Андрей.

Дом на хуторе стоял лет десять заброшенным и отошел к сельсовету, у которого и пришлось его покупать через аукцион. Учитывая, что для сельсовета это была первая подобная сделка, они не знали, как это все делается. Приходилось совместно искать и изучать вопрос, проходить процедуру аукциона. Подготовка к аукциону и оформление участка заняли 8 месяцев. Сельсовету продажа этих бесхозных домов, кстати, не особо выгодна, их проще разобрать, чем заниматься оформлением документации.

Дом под разборку — таких в деревнях немало.

Купленный вместе с участком дом, как и бабушкин, был маленьким и ветхим. Поразмыслив, решил его сносить и везти сюда другой сруб, поновей и побольше. Такой нашел в соседней деревне. Нанятые в соседней деревне мужики разобрали дом и перевезли на мой участок. Под новый сруб залил ленточный фундамент, а те же ребята собрали стены и крышу.

Новый дом развернул таким образом, чтобы терраса оказалась с восточной стороны с видом на озеро. Но посмотрел я на дом и понял, что это не то, чего хотел — планировка совсем не такая. Поэтому некоторые окна и двери пришлось закладывать бревнами, кое-где дополнительно прорезать. Итоговый вариант планировки выглядит так.

Первый этаж
План мансарды

Традиционный вход из торца перенес в середину дома — чтобы получить в левом крыле спальню, а в правом — большую столовую-гостиную с кухней и выходом на террасу.

Возник вопрос и по внутренней отделке. Дом когда-то был оштукатурен по дранке, и в стенах остались гвозди, которыми она прибивалась. Изначально планировалось просто почистить бревна наждачкой, но как почистить стену с гвоздями? По стоимости работ это оказалось бы дороже, нежели обить стены вагонкой. Лишь в гостиной удалось сохранить старые потолочные балки. Их почистили и выкрасили в белый цвет, структура дерева осталась видна. Вывод для себя сделал такой: проще было купить новый сруб с той планировкой, которая нужна, без лишних сложностей в отделке — обошлось бы практически в ту же сумму.

Дом до покраски. Стены в сосновой вагонке.

Конек крыши приподняли, скаты и стены утеплили минватой (200 мм), получилась жилая мансарда. Здесь две спальни — одна из них с полностью стеклянным фронтоном, выходящим на старую липу, листва и ветки которой служат естественными «шторами».

В гостевой спальне в мансардном этаже — просто окно.

Лестницу установили в прихожей. Стены внутри обшили ольховой вагонкой. Полы в доме деревянные, с утеплением по лагам.

Липа с северной стороны. Но эстетика оказалась важнее страха теплопотерь.

Проводка в ретростиле: в коричневой оплетке на белых изоляторах. Окна — ПВХ с двухкамерными стеклопакетами. Снаружи установлены ставни.

С западной стороны — крыльцо.
С обратной стороны — веранда.

— За сохранность своего имущества я спокоен — в деревне просто некому воровать. Есть, конечно, пара маргиналов, но кроме них, никто в дом не полезет, и если что, то все подумают на них. Поэтому они и не лезут. Залетных тут тоже не бывает — деревня реально на отшибе, в тупике. Так что ставни больше для красоты.

Фасад покрасили в голубой цвет — традиционный цвет старых усадебных домов.

Печь и все удобства

— За отопление дома отвечают электрический котел и печь-голландка. Электричеством топить дорого — счета за электричество в самые холодные месяцы, в январе-феврале, приходили по 500−600 долларов. Зимой печкой постоянно пользуемся, так получается дешевле.

Теперь думаю, что надо было делать инфракрасный пол, он более экономичный. Изначально в доме планировалась русская печка, но так как она занимала бы немало места, поставил голландку. Ее, кстати, собирали из старого печного кирпича. А вот облицовку — испанскую плитку фабрики Gayafores, — привез из Москвы. Сам нарисовал чертеж, а плиточники из Бобруйска согласно ему облицевали и саму печь, и кухонный фартук, и стену в душевой. Дымоход проложен в стене, отделяющей кухню от санузла. Теперь, когда топится печка, в обоих помещениях теплые стены. Дверка печки стеклянная, поэтому можно любоваться огнем, как в камине.

Теплая стена кухни
Душевая

За горячую воду отвечает проточно-накопительный водонагреватель, установленный в санузле. Канализация выведена в биоочистное сооружение (станция биологической очистки «Юбас»). Питьевая вода — из собственной скважины. Многие новоселы не заморачиваются, используют воду из колодцев.

Строительство дома, его внутренняя отделка, подведение коммуникаций и согласование электрокотла заняли три теплых сезона. В денежном выражении мой дом уже обошелся порядка 50 тысяч долларов.

Стать деревенским жителем можно очень просто — Андрей создал на facebоok страничку деревни Косаричи. Там и фото, и новости, и возможность пообщаться.

— Найти дом, которому не требуется ремонт, сейчас трудно — люди, которые приезжают сюда как на дачу, редко продают свои имения. Во всей деревне всего несколько домов, которые выставлены на продажу. Вот недавно был продан дом моей тетки в хорошем состоянии — заброшенным он не успел стать. Кроме тех, кто здесь когда-то жил и переехал в город, или как я, провел счастливое детство в Косаричах, в деревне уже появляются люди, которым просто понравились и лес, и речка, и природа. Здесь раздолье — Птичь, сосновые леса, поблизости никаких предприятий и вредных производств. Даже когда был Чернобыль, нам повезло, радиации никогда не было. Может, благодаря экологии в деревне много долгожителей. У меня в семье все больше 90 лет прожили, а бабушка всех переплюнула — 104 года. У нас если кто умрет в 80−85, то все говорят: «О, какая молодая умерла».

Здание клуба

Летом деревня словно оживает — много людей, дети. Большинство приезжих — из Минска, Могилева, но есть и из Москвы, Питера. Сам Андрей бывает в деревне раз в месяц — то на пару дней заедет, то на целую неделю.

— Возможно, когда получится организовать туристическое направление, буду проводить здесь больше времени. Сейчас веду переговоры по выкупу здания клуба. В нем планирую сделать мини-отель. Может, открою еще какое-нибудь небольшое производство. Планов-то много, но один я не потяну. Нужна команда. Пока же местные жители мало откликаются на мои инициативы, например, парк убрать. Собственно, и требовать от них этого невозможно — это в основном старики. Охотно участвуют в жизни деревни те, кто приехал сюда недавно. Проблема только в том, что не все могут собраться на тот же субботник в парке в одно и то же время…

Честно говоря, еще пару лет назад считал, что деревня обречена и что она постепенно умрет. Но сейчас вижу, что люди возвращаются сюда, хоть и не на постоянное место жительства. Деревня притягивает к себе. Вот приехал парень из Москвы, который никогда здесь и не был, но тут когда-то жил его прадед. Осмотрелся, нашел дом, приводит его теперь в порядок. У него нет в Косаричах родни и знакомых, он приехал во взрослом возрасте и вкладывает в дом деньги. Он понимает, что это не коммерческий проект, деньги свои не вернешь. И тем не менее, человек строит. Есть еще девушка из Минска, которая один раз побывала в деревне и теперь покупает участок. Даже из Германии есть женщина, которая хочет купить дом в Косаричах. Теперь ведем переговоры с наследниками. Думаю, что именно для моей деревни еще не все потеряно.

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-15%
-20%
-20%
-10%
-10%
-60%
-50%
0058353