Новости
Экспертиза
От застройщика
Аренда
Деньги
Интерьер, дизайн, ремонт
Офтоп
Сервисы
Каталог компаний
Кредиты на жильё
Вопрос-ответ
Форумы
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    2930311234
реклама
реклама

Строительство


/

«Из этой квартиры вы меня выселите только вперед ногами», — предупреждает судебных исполнителей пенсионерка Ирина Антонюк, которая несколько дней держит голодовку в знак протеста против высоких выплат по валютному кредиту на долевое строительство. Квартиру, на которую наложили арест, пожилая семейная пара начала строить в 2008 году. На эти цели супруги взяли в банке валютный кредит на 70 400 долларов. В то время курс был 2111 белорусских рублей. Сейчас — 19,5 тысячи «старыми». У двух пенсионеров просто нет денег, чтобы продолжать отдавать долг.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

С Ириной и Анатолием Антонюк мы встречаемся в день, когда к ним пришли судебные исполнители. Девушки в форме разложили документы на фортепьяно, Анатолий, инвалид третьей группы, нервно мерил комнату шагами от ненаряженной искусственной елки у окна до телевизора на табуретке, а Елена разбирала в увесистой папке бумаги: письма, обращения, заявления, решения суда, ответы — свидетельства того, что она называет «хронологией кошмара».

Дорогу в кредитно-жилищный ад семья начала мостить с благого намерения улучшить свои жилищные условия. В то время в компактной брестской «двушке» жили все Антонюки: мама, папа, дочь, сын. С 2005 года семья стояла на учете как нуждающаяся в улучшении жилищных условий, а три года спустя вступила в долевое строительство, где застройщиком была компания «Облик».

«Мы заключили контракт на долевое строительство. Выбрали три комнаты. Прикинули. Денег своих хватило на первоначальный взнос. Мы собрали 30 миллионов (неденоминированных. — TUT.BY) рублей, вложили. Первоначально квартира стоила 190 миллионов рублей. У жены бизнес был небольшой. Хотели идти в ОАО „Беларусбанк“, но в ООО „Облик“ нам сказали, что они с этим банком не работают, и посоветовали другой, с которым они тесно сотрудничают — БПС-Сбербанк», — рассказал Анатолий.

«Пошли слухи, что застройщик банкротится»

В то время курс доллара к белорусскому рублю был относительно стабильным, поэтому семья решила брать валютный кредит под 11,5% годовых, который выдавали в рублевом эквиваленте — около 177 миллионов. Поначалу они не обратили внимания на условия договора, по которому валютный кредит выдавался не в иностранной валюте, а в белорусских рублях.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Потом начались проблемы со стройкой. Пошли слухи, что „Облик“ банкротится. Я не верил. Ну как так могут обмануть? Ведь самый стабильный застройщик в Бресте, высоко котировался в компетентных кругах. Потом смотрю: кран возле нашего дома застыл в бездействии, стоит неделю, стоит месяц. В 2010 году дом стал намертво. Были только „скелет“ и три этажа, обложенные кирпичом», — говорит Анатолий.

В результате ООО «Облик» стал банкротом, его генерального директора задержали, а позже осудили на 8 лет за злоупотребления и хищение при использовании служебного положения. Функции застройщика передали ОАО «Стройтрест № 8».

За новую квартиру семье Антонюк нужно было доплатить 27,5 тысячи долларов. Чтобы выполнить кредитные обязательства и оформить строящуюся квартиру в собственность для дальнейшей ее передачи в ипотеку, семья продала единственную находящуюся в собственности «двушку», так как никакой компенсации в результате банкротства ООО «Облик» не получила.

«А что было делать? <…> Кредит выплачивать нужно, и новую квартиру строить нужно, а денег не хватает: начался экономический кризис, наш бизнес пошел на спад, а тут еще доллар стал непомерно расти. Из двух зол мы выбрали меньшее — продали старую двухкомнатную квартиру, чтобы достроить новую, ибо могли потерять за долги новую квартиру и остаться с непогашенным кредитом. Рассчитывали в крайнем случае продать вновь построенное жилье и на вырученные деньги приобрести что-то поскромнее, да и рассчитаться с банком. Но как ее теперь продать? За квадратный метр мы в общей сложности выложили около 1300 долларов. В соседнем достраиваемом доме-близнеце один квадратный метр в квартире примерно такой же планировки стоит 640 долларов. Для нас эта квартира стала золотой», — сетует Анатолий.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Доход семьи был 8−9 миллионов рублей, а платеж по кредиту — 16 миллионов»

С 2008 года до декабря 2014 года супруги исправно выплачивали кредит. По состоянию на декабрь 2014 года было погашено основного долга 18 486 долларов, а выплачено процентов — 40 270 долларов. Таким образом, в общей сложности выплатили почти 60 тысяч долларов, а платить еще до 2023 года.

Как пояснила Ирина, ежемесячно им нужно выплачивать примерно 800 долларов. Чтобы сводить концы с концами, женщина устроилась на работу. Родителям также помогали работающий на одном из брестских предприятий сын и дочь, которая учится на бюджете в московской консерватории имени Чайковского. Однако и этих денег не хватало для того, чтобы погашать задолженность перед банком.

«Мы восемь лет выплачивали кредит без единой просрочки. Платили, когда доллар был три, пять, восемь тысяч рублей. Даже когда доллар стал десять тысяч, мы платили. Но когда за несколько дней доллар стал 15 тысяч, как платить? Доходы с такой скоростью не увеличиваются. Зарплат на кредит уже не хватает. Кризис, работы нет, денег нет, мы все отдавали банку. Но когда курс резко стал 15 тысяч рублей, а потом почти 20… Доход моей семьи на декабрь 2014 года был 8−9 миллионов рублей, а платеж по кредиту — 16 миллионов. Как из такой зарплаты можно что-то платить?» — объяснила Ирина.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

С декабря 2014 года семья не смогла выплачивать кредит и обратилась в банк с просьбой изменить процентную ставку до уровня валютного депозита и произвести реструктуризацию оставшейся суммы по кредиту для уменьшения месячной долговой нагрузки. Однако финансовое учреждение не смогло удовлетворить предъявленные требования, и семья обратилась в суд.

«Курс доллара не может быть неизменным»

В своем исковом заявлении Ирина просила расторгнуть заключенный кредитный договор согласно статье 421 Гражданского кодекса Республики Беларусь в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора.

Суд Ленинского района Бреста в иске отказал. Как указано в мотивировочной части, «изменение курса валюты по отношению к белорусскому рублю, снижение дохода истца (Ирины Антонюк. — TUT.BY) от осуществления индивидуальной предпринимательской деятельности не являются существенными изменениями обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, и не могут послужить основанием для расторжения кредитного договора в судебном порядке».

«Истец, заключив кредитный договор в валюте сроком на 15 лет, изначально понимала и не могла не понимать, что курс доллара не может быть неизменным, изменение же материального положения истца (Ирины Антонюк. — TUT.BY), необходимость внесения дополнительных сумм на достройку квартиры является исключительно риском стороны истца. Кроме того, следует отметить, что ответчик (банк. — TUT.BY) в добровольном порядке неоднократно предоставлял истцу отсрочку платежей, делал истцу предложения по снижению кредитной нагрузки», — говорится в мотивировочной части решения суда Ленинского района Бреста.

Решение суда первой инстанции семья безуспешно обжаловала в областном суде.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Мы остаемся без квартиры, без денег, да еще и с долгом банку»

«Сейчас происходят удержания из пенсии моей и мужа по 20%, из зарплаты еще 50%. Возмещаю удержания и своему поручителю: 20−40% из военной пенсии и 50% из зарплаты. За январь из нашего (с мужем) дохода в 868 рублей на удержание и возмещение расходов ушло 712 рублей. На руках за весь месяц оставалось 156 рублей, и это без платежей за квартиру и на лекарства (у Анатолия 3 группа инвалидности по сердечному заболеванию, операции на сердце. — TUT.BY). Про одеться, обуться не говорю. А еще хочется чуть-чуть кушать. Чтобы не умереть, вынуждена сдавать кровь. Уже сдавала 2 раза, получила по 78 рублей за 490 мл», — сообщила Ирина.

Сейчас супруги подготовили надзорную жалобу. Однако не могут ее отдать на рассмотрение из-за того, что нужно заплатить 4200 рублей госпошлины (42 миллиона «старыми»), которых у них нет. Как пояснила Ирина, на предыдущих судах этот вопрос удавалось решить с помощью горисполкома.

«Теперь нас просто выселят на улицу без предоставления другого жилья, а вырученные от продажи квартиры деньги пойдут на оплату задолженности по кредиту. Сейчас этих денег не хватит, чтобы покрыть кредит: недвижимость обесценилась. Мы остаемся без квартиры, без денег, да еще и с долгом банку. Итог жизни — мы бомжи. Мы потеряли все», — рассказала Ирина.

Отчаявшись, Ирина Антонюк с 16 декабря объявила голодовку, которую намерена прекратить только после того, как будут рассмотрены ее просьбы о пересмотре кредитного договора.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Оценка и торги

Как сообщили TUT.BY в отделе принудительного исполнения Московского района Бреста, арест на квартиру Антонюков был наложен из-за долларового долга банку.

«После того как судебный исполнитель составил акт описи и ареста имущества, предоставляется срок на обжалование. После истечения срока на обжалование судебный исполнитель заказывает оценку недвижимого имущества, а затем назначаются торги», — объяснила процедуру начальник отдела Вера Павлова.

«Надо посмотреть, почему суд отказал»

TUT.BY рассказал о ситуации, в которой оказалась семья из Бреста, председателю постоянной комиссии по жилищной политике и строительству Палаты представителей Национального собрания Юрию Дорогокупцу. Как отметил собеседник, ранее такие обращения к нему не поступали, и посоветовал им подготовить документы и передать их депутату по своему округу.

«Надо посмотреть, почему суд отказал, в чем ситуация. Я помню эту непростую ситуацию с „Обликом“, какие у людей были проблемы», — сообщил собеседник.

Председатель Брестского горисполкома Александр Рогачук в беседе с TUT.BY отметил, что по-человечески понимает семью Антонюк, но решение данного вопроса находится в компетенции суда. Собеседник также сообщил, что горисполком пошел навстречу семье и дважды освободил от уплаты госпошлины.

За комментарием TUT.BY также обратился ко второй стороне конфликта. Как сообщили в пресс-службе ОАО «БПС-Сбербанк», банк неоднократно предлагал семье Антонюк варианты выхода из сложившегося кризиса.

«Принцип корпоративной социальной ответственности является одним из
неотъемлемых элементов деятельности ОАО «БПС-Сбербанк».

Банк проводит социально-ориентированную политику, в том числе в отношении
клиентов, испытывающих временные финансовые сложности. При согласии клиента
исполнять свои обязательства БПС-Сбербанк с готовностью пересматривает
условия ранее заключенных договоров, в том числе в рамках разработанной
Банком программы реструктуризации, которой уже воспользовались большинство
клиентов, имеющих задолженность по кредитам в иностранной валюте.

Банк неоднократно предлагал клиенту Антонюк И. В. провести реструктуризацию
задолженности, а также снизить процентную ставку по кредиту при условии
исполнения кредитополучателем принятых на себя обязательств по кредитному
договору (передачи построенной за счет кредитных средств квартиры в залог
банку).

В свою очередь, предложенные банком варианты урегулирования сложившейся
ситуации оставлены Антонюк И. В. без внимания", — сообщили в пресс-службе БПС-Сбербанка.


Другие новости