103 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  2. Кризис и волны релокейта не помеха? Резидент ПВТ пошел развивать технологические проекты в регионах
  3. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  4. «Шахтер» впервые стал обладателем Суперкубка Беларуси, победный пенальти забил вратарь
  5. Суд по делу «ноль промилле», новые задержания, планы по экстрадиции Тихановской. Что происходило 2 марта
  6. Водители жаловались, что после поездки по М10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  7. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  8. «Готовились к захвату зданий в Гомеле». СК — об экстрадиции Тихановской и деле в отношении ее доверенных лиц
  9. «В детстве комплексовала и боялась, что нет будущего». Глухой автоинструктор — о жизни и работе
  10. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  11. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  12. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  13. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  14. Суды, приговоры и весна. Что происходит в Беларуси 3 марта
  15. Минское «Динамо» проиграло СКА в первом матче Кубка Гагарина
  16. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  17. Силовики громили авто на Дзержинского, водитель хотел уехать и сбил гаишника. Суд огласил приговор
  18. Ватные палочки, серные пробки. Врач — о том, из-за чего еще слух может стать хуже
  19. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  20. «Единственным справедливым решением был бы оправдательный приговор». Заявление TUT.BY по делу «ноль промилле»
  21. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  22. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  23. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  24. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  25. Суды над журналистами, маникюр прокурора, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  26. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  27. «Концерт для мам, а приходить нельзя?» Родители просят пустить их на утренники к 8 марта
  28. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  29. В новом КоАП изменилась формулировка «создание аварийной обстановки». Что это значит для водителей
  30. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить


Стас Ивинский, Фото: Глеб Малофеев,

Рано или поздно закоренелые холостяки, путешественники, авантюристы и прочие творческие личности решаются завести семью. Герой нашей повести, Дмитрий, не исключение. После юности, проведенной в путешествиях, он женился, осел в городе — и очень быстро понял, что хочет переехать жить в деревню. План такой: продать «лишнюю» квартиру в Минске и за эти деньги стать обладателем дома в деревне со всеми удобствами.

— Идея дома за городом появилась не сразу, — рассказывает Дмитрий. — Живем в хорошей минской квартире. Если хотелось природы, тишины и свежего воздуха — выезжали на семейный хутор, где лес, Неман, красивые места. В какой-то момент мелькнула мысль, что было бы неплохо здесь обосноваться. Но — 90 км от Минска! Строить свое жилье и переезжать на постоянное место жительства в 90 км от работы — в этом нет смысла. Поэтому начали искать кусок земли поближе к Минску. Поначалу просто катались на мотоцикле, смотрели, примеряли на себя. Объездили практически все уголки вокруг МКАД.

Так были сформулированы личные требования к участку:

— Обязательно в тихой деревне. Газ, асфальт прямо в огороде — это нам вообще не нужно. Чем тише, тем лучше. Топить можно пеллетами, а плохая, нечищеная дорога к дому - гарантия, что меньше будет ездить пришлых.

— Расстояние от Минска не более 30 км. Все, что дальше этой цифры — уже почти то же самое, что ехать на семейный хутор за 90 км. Полчаса от квартиры до домика в деревне — это оптимальное время.

— Вода рядом вообще не принципиальна, а лес нужен. Озера рядом с Минском притягивают людей, а нам хочется уединенности. В семье есть собака, поэтому прогулки по лесу — наше все. С такими стартовыми вводными мы начали сужать свое поле поисков.

Поиски: круг первый

— Если бы я не был привязан к квартире в Советском районе, а имел квартиру, например, в Каменной Горке — выбрал бы Раков или его окрестности. Там есть вся инфраструктура, школы, в том числе музыкальная, музей Феликса Янушкевича, конный клуб… Плюс в Раков переехало жить много интересных людей, приятелей-художников-музыкантов. В Ракове можно жить так, как живут люди в Германии или Испании: после работы зашел в бар, пообщался с друзьями - и домой. По моему мнению, Раков просто идеален. Опять же рядом Ислочь и Налибокская пуща.

Но для нашей семьи есть и минус — далеко. Наша квартира находится в Советском районе, ближе к Зеленому Лугу. По кольцевой нужно 30 км сделать, и от нее до Ракова — еще 30. Получается 60 км. А мы уже пришли к выводу, что нам нужен такой вариант, чтобы от загородного дома до квартиры или работы можно было доехать за 20−30 минут.

Самое близкое от нашего района загородное жилье можно найти напротив «Бигза». Чья-то светлая голова решила построить здесь район с таунхаусами. Приличные дома, детские площадки, асфальтированные дороги, но прямо под окнами — кольцевая и… кресты. Тот факт, что построено все это практически в Куропатах, где насильственной смертью погибли тысячи людей, для меня дикость. Кстати, я думал, участки, дома и квартиры там не будут продаваться, однако все в порядке, люди обживаются.

Начали присматриваться к мядельско-нарочанскому, логойскому и московскому направлениям. Те же Лапоровичи, где будет жить Дарья Домрачева, — просто мечта поэта. Но там такие цены на землю, что дешевле что-то покупать в Ницце. Разговор о стоимости участка начинался от 30 тысяч.

В мядельском (и почти мядельском) направлении есть очень интересные деревни. Например, Селюты. Деревня у воды, рядом лес. Мечта поэта!

Деревня Селюты — один из лидеров как по стоимости участков, так и по скорости их продажи. Люди покупают участки без электричества, воды и коммуникаций. Просто голые участки земли «уходят» очень быстро, а цены начинаются от 15−20 тысяч долларов.
Еще год назад в Селютах было голое поле. Но за год выросли дома: всех привлекает формула «Вода, лес рядом». Но у этой деревни есть риск превратиться в шумное место: ажиотаж вокруг Селют зашкаливает.

Есть и другие варианты, спокойнее, да и цены ниже. Например, Лесины.

Деревня Лесины тоже была в топе. Спокойное, тихое место вдали от трасс.

Деревня подходила идеально: дорога плохая, место глухое. Но с Лесинами тоже не сложилось: интересных участков в продаже не было.

Еще отмечу — у мядельского направления есть важный минус: в пятницу вечером на выезд из Минска и в воскресенье на въезд собираются огромные пробки. Сам Долгиновский тракт — прекрасная широкая дорога. Но как только выкатываешься за МКАД, упираешься в «узкоколейку». Кроме того, в самом начале эта трасса идет через деревни с нерегулируемыми наземными переходами. В общем, с этим направлением не сложилось.

Остались логойская и московская трассы. Пробок никогда нет, все «летит», поэтому 30 км от Минска пролетают на одном дыхании.

«Дачи — это коммуналка за городом»

— Изначально мы рассматривали все предложения — и участки с государственных аукционов, и в дачных кооперативах, и объявления о продаже домика в деревне от частных лиц.

Дачный вариант отвалился первым. Я такого насмотрелся… Чего стоят дворцы на 6 сотках, где сам дворец занимает 5,5 сотки, еще полсотки — машино-место. А дома по четыреста тысяч долларов? Зачем это все в дачном кооперативе? Затмить соседей?

«И построю я себе дворец»: эхо 90-х, тогда все хотели построить себе Мирский замок на дачном участке.

Что удивляет — так это стоимость обычных дач. По хорошему дача должна стоить 7−10 тысяч долларов. Можно за такие деньги купить шесть соток с домиком для выездов семьи на выходные, шашлык пожарить, свежим воздухом подышать. Но дачи стоят и 30, и 40 тысяч долларов. Причем сами строения — это архитектурно-строительный ужас. Я видел дом, построенный из вагона. То есть люди сначала притащили на участок вагон, жили в нем, а вокруг него достраивали комнаты. В итоге называют это двухэтажным домом и хотят продать за 35 тысяч долларов. 6 соток, дом, у которого внутри вагон — и 35 тысяч? Да, это те люди, которые рассказывают, что «рынок уже не тот, никто ничего не покупает».

В целом дачи подходят для загородного жилья — но цена завышена. Дома и участки в деревнях стоят столько же, а в деревне все равно дышится легче и места больше.

В продолжение психоанализа — как можно после городских домов-муравейников мечтать о кусочке земли в 5−6 соток, где каждую субботу и воскресенье у соседей разворачивается адский ад с пивом и песнями?

Многим нравится расположение домов у крупных трасс. Для меня же чем дальше от хорошего асфальта — тем лучше.

Существуют дачные товарищества, которые примыкают к третьей МКАД. Так и пишут «преимущество участка — 100 метров до кольцевой». Главное, пишут про это без всякой иронии.

Сельсоветы и земля

Далее мы рассматривали участки, выставленные на аукцион государством. Их отслеживали через сайт rlt.by. Смотрели, что где попадается, сверялись с картой, ездили по выходным их смотреть. Попадались классные по расположению места, но сами участки нарезаны безграмотно. Такое ощущение, что когда сельсовету нужны деньги, он от балды режет участки в чистом поле и выставляет на аукцион. Без электричества, без воды, без дорог.

Сельсоветы сейчас режут землю буквально в промышленных масштабах. Похоже, что для них это весьма доходная статья бюджета.

На аукционах стартовая цена «нарезки» начиналась, как правило, с 10−12 тысяч долларов (сейчас цены упали). Делаешь несколько шагов в сторону, спрашиваешь у деревенских стоимость на участки с домами-развалюхами, и удивляешься — стоят они всего на пару тысяч дороже. С электричеством, хотя бы колодцем и домом, который в принципе еще может послужить сараем. Поэтому ценообразование на сайте rlt.by вызывает некоторую оторопь. Хотя там как повезет. Бывают на самом деле интересные варианты почти по стартовой цене.

Мы смотрели много, но не нашли нужного — то шумная трасса рядом, то совсем задворки без дорог и электричества, то низина, то ферма рядом. Еще я сделал вывод — раньше деревни строились с умом. Старые дома стоят с учетом местности и природных факторов. Люди присматривались к месту и понимали, где поставить дом. Сейчас же сельсовет нарезал строго по карте, и уже твои проблемы, что купил низину, в которой сухо только один месяц в году. А нечего было брать!

Такое ощущение, что сельсоветы уже все актуальные наделы продали и теперь выжимают последние соки из деревень. Еще один важный момент — выставляют участки по 10−11 соток максимум. Мне показалось, это мало. Конечно, 10 соток лучше, чем 6. Но после детства на хуторе все, что меньше 15 соток, кажется микроскопическим. Как героям Ивана Мележа, нам хотелось больше земли! В общем, вслед за дачами отпали и предложения государственного аукциона.

Зямлі, волі

— По моему разумению земли должно быть много. И нет, я не устану ее обрабатывать. В графу «требования к участку» пришлось занести пометку «не менее 20 соток земли».

Итак, требования сформированы, направление выбрано — ищем, смотрим, ищем, смотрим. И так на протяжении 12 месяцев.

Самое главное при поиске «своего» участка — запастись терпением. Потому что можно принять импульсивное решение и выбрать участок, который на самом деле вам не подходит. Я знаю одного человека, который именно так второпях купил участок с аукциона, а потом понял: он ему напрочь не нравится. Попробовал продать, но без строения нельзя продавать. C момента аукциона прошло три года, деньги на руках, а собственного жилья так и не появилось.

Поэтому мы не торопились. В какой-то момент начали обращать внимание на избушки-развалюшки. Самый главный плюс такого варианта — тебе не нужно сразу начинать строительство, ведь по документам дом числится жилым, поэтому ты просто несколько лет можешь ждать, копить деньги и силы.

«Избушки-развалюшки» мы уже искали пешком, разговаривая с бабушками.

Очень много людей старшего возраста интернетами не пользуются, объявления дают в районку. И не стоит стесняться подходить к людям — в деревнях люди любят поговорить. И если даже на улице никто ничего не продает, всегда найдется кто-то, кто скажет «у нас то не, а вунь там за гарой, я чуу нехта прадае». Или «вунь у тым доме чалавек жыу-жыу ды памер, а ягоным сынам хата засталася. Падзялиць ня могуць, спытай, можа будуць прадаваць».

Через год поисков направление осталось только логойское — потому что выезжать от квартиры удобнее всего, да и холмы, красиво. Квадрат поисков ограничили окрестностями Острошицкого городка: ближе к Минску все еще слишком дорого. И, наконец, нашли интересный участок. 25 соток, старый дом, куча полуразвалившихся сараев, погреб, старый сад — и за все просили около 22 тысяч долларов.

Название деревни не буду упоминать всуе. Но от квартиры до деревенского дома намерили около 22 километров и примерно 27−30 минут езды. Неплохо! В Сухарево или Серебрянку будешь дольше ехать.

Участок, конечно, на любителя: перепад высот — как у самой высокой горки в Силичах. Заросший травой, бурьяном и кустами, с остатками сараев.

Фото не показывает перепад высот, но он очень большой. Мы даже шутили, что скоро все станем сноубордистами: из дома вышел - и с набором скорости помчался в самый низ.

Знающие люди говорят: ваш участок — это пылесос для денег: пока все снесешь, почистишь, денег уже ни на что не останется. Забегая вперед, скажу, что это правда: остатки старых строений и участки с перепадами высот — те еще вымыватели семейного бюджета. Но нас уже было не остановить: знаете, всегда нужно ждать момент, когда внутри щелкнет и внутренний голос скажет «это твое».

У нас щелкнуло, мы начали торговаться — и за 19 тысяч стали владельцами участка размером 25 соток, с погребом, сараями, аварийным домом.

Во второй части Дмитрий расскажет: критики были правы, с благоустройством помучиться пришлось. Об этом — во второй части сериала про гуманитария, который захотел жить в деревне.

-20%
-10%
-40%
-5%
-33%
-7%
-30%
-40%
-5%
-15%
-15%
-30%
реклама