Новости
Экспертиза
От застройщика
Аренда
Деньги
Интерьер, дизайн, ремонт
Офтоп
Сервисы
Каталог компаний
Кредиты на жильё
Вопрос-ответ
Форумы
реклама
реклама
реклама

Строительство


Светлана Исаенок,

Более 9 лет в Минске и в других крупных городах работала система надувательств в сфере строительства. Масштабы впечатляют: сотни незаконно возведенных так называемых блокированных индивидуальных домов, армия пострадавших дольщиков, многие миллиарды незаконно полученных от преступной деятельности доходов. В махинации, по мнению прокуроров, были вовлечены чиновники, направо и налево раздававшие разрешения, не глядя на документы, которые подписывали, или не желая вникать в очевидные факты. Специально для газеты "СБ. Беларусь Сегодня" прокуратура раскрыла подробности возникновения одного из самых громких преступлений в сфере строительства последних лет.



Схема была предельна простой. В центре города покупался старенький дом в усадебной застройке. Где-то честным способом, где-то не без угроз и шантажа мошенники приобретали ветхое строение вместе с землей и сразу юридически делили его на две части. Первые дома, когда бизнес только начинал расцветать, оформляли на себя. Затем — на родственников, друзей, дальше — на студентов, нуждавшихся в легких деньгах. На следующем этапе дом согласно документам начинали реконструировать, превращая его по документам якобы в двухквартирный жилой дом. На самом деле рядом с одноэтажными домиками вырастало огромное строение в 1000 квадратных метров. Местные жители, выходя к общей колонке с водой, придерживали шапки и, закинув головы, удивленно смотрели на нового соседа. А затем тихонько, не высовываясь из своих домиков, наблюдали, как въезжают новоселы. Не один, не два и даже не семья из 7 человек. Генеральная прокуратура зафиксировала факт, когда в такие "трехквартирные" дома намеревались въезжать по 20 семей...

Старший прокурор отдела по надзору за исполнением природоохранного и земельного законодательства Артур Петросян называет подобные ситуации массовым явлением. На участке в 7-8 соток в различных районах столицы, предназначенных исключительно для индивидуальной застройки, при попустительстве исполкомов под видом коттеджей возводились многоквартирные жилые дома, в которых квартиры продавались в виде долей. Одна доля, по сути, одна квартира, составляла более 100 квадратных метров. Для группы мошенников это строительство стало своего рода бизнесом. Берем калькулятор: дом таких размеров, рассчитанный, например, на 6 квартир (а по документам — на две, ведь в усадебной зоне может быть построен только такой дом), строился в среднем за 500 тысяч долларов. Результатом незаконной предпринимательской деятельности при продаже квартир по цене 200-300 тысяч за каждую становилась сверхприбыль до 2 миллионов долларов.



По документам этот дом был рассчитан на две семьи, а въехать планировали намного больше.

Закон и справедливость должны идти рядом. Правда, получается так не всегда. Пример тому — ситуация с незаконным строительством нескольких тысяч таких квартир. Петросян разъясняет: "В законе прописано: дом, построенный в усадебной зоне, может состоять из одной либо нескольких жилых комнат. Конечно, сколько точно комнат должно быть, в нормативном документе не указано. Но 32 комнаты — это разве несколько? Некоторые говорят: "А что? Закон же не говорит, сколько это — несколько". Нам пришлось напоминать отдельным руководителям и строителям про азы математики, закон и здравый смысл, доказывая, что 32 — это точно не несколько. Задаем вопрос ответственным лицам: сколько таких помещений, как квартира (то есть изолированное жилое помещение, состоящее из одной или нескольких жилых комнат и подсобных помещений и имеющее вход из вспомогательного помещения либо непосредственно с придомовой территории), в этом доме? Ответ — 8! А вы своей подписью как дом назвали? Двухквартирный. Допустили нарушения? Нет. Вы подписали как двухквартирный? Да. А квартир сколько? Восемь. Какие тут нужны комментарии?"

Неужели архитекторы, которые подписывали проект, комиссия, принимающая дом в эксплуатацию, и многие другие службы не понимали и не видели, что дом не двухквартирный? Прокуратура склонна считать, что дело не в непонимании. Сложно представить, что архитектор едет по своему району, видит посреди частного сектора огромный новый дом с подземной парковкой на 12 машин и по-прежнему думает, что дом, на который он совсем недавно дал одобрение, одноквартирный. Не исключено, что такая ситуация стала возможной при наличии коррупционной составляющей.

Всего подобных многоквартирных домов, выросших посреди маленьких строений частных секторов, в прокуратуре насчитали около 500. В основном в Минске, Бресте и Минской области. Те, кто их построил, как один заявляют, что возводили строение исключительно для своей семьи: мамы, папы, жены, детей, бабушек и дедушек. Но, как показали проверки, ни одного факта, когда в доме действительно проживала только одна семья, прокуратурой зафиксировано не было. "У нас был случай, когда один предприимчивый гражданин начал строительство одноквартирного дома. При этом на каждом этаже спроектировал общий коридор и вход в изолированную комнату, ванную и туалет. И таких помещений более 30. Это называется индивидуальный жилой дом?" — удивляется Петросян. Как выяснилось позже, владелец дома планировал начать с него гостиничный бизнес. Правда, кроме своих строителей, никого не предупредил об этом.

Еще один момент, о котором явно забывали строители, касается инфраструктуры. Ведь для размещения на территории дома такого количества людей нужна другая система канализации, стоянка других размеров, ширина улиц. Да и в целом места, где возведены незаконные строения, генеральными планами определены как районы усадебной застройки. "Похожая проблема была в свое время в России. В Москве такие дома, построенные с нарушениями всех законов и здравого смысла, просто сносили", — рассказывает Петросян.

Кто же придумал эту хитрую схему? Нюансами сейчас занимается Следственный комитет. Все началось с квартир повышенной комфортности в центре города и одновременно посреди тихого уютного коттеджного поселка недалеко от Севастопольского парка в Минске. Квадратные метры разобрали моментом. Получив от продажи ощутимую прибыль, бизнесмены приобрели еще несколько строений в этом же районе. Со временем одноэтажных индивидуальных домов тут оставалось все меньше. Постепенно такие же дельцы появлялись и в других районах. Нахватав денег, часть застройщиков успела скрыться.

Если на вопрос, что делать с виновными в незаконной предпринимательской деятельности, ответит Уголовный кодекс, то вопрос с дальнейшей судьбой недвижимости пока не решен. Дома официально введены в эксплуатацию, за что лично подписался не один десяток ответственных лиц. Покупатели приобрели квартиры и теперь являются добропорядочными собственниками. С другой стороны, дома построены с нарушениями. Многие из них не введены в эксплуатацию. Как теперь быть? Очевидно, что ответить на этот вопрос должны местные исполкомы.

В прокуратуре подчеркнули, что, вероятно, не нужно массово сносить постройки, как сделали в свое время в Москве. Уже сегодня поступают десятки писем от пострадавших. "Закон — не дубина, чтобы им размахивать. Нужно помочь людям, которые оказались в беде, при этом пресечь порочную систему незаконных застроек", — уверен Петросян.


Другие новости