• ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Строительство


Трещину здесь дали и стены, и бюджет, и нервы. Те, кто еще надеется заселиться в квартиры в этой новостройке, уже устали делать отметки в календаре. Сроки сдачи дома переносили едва ли кто-то вспомнит, сколько раз.



Ольга Сагирова:

Нам обещали в прошлом году сдать 1 сентября, потом перенесли на конец октября, потом перед Новым годом обещали, потом пошел январь. В итоге март, потом — май. Последний срок — июль.

Пока дом никак не могут достроить, у Ольги уже подошел свой срок — родился четвертый ребенок. Женщина шутит: до новоселья наверняка можно будет отпраздновать еще как минимум одно пополнение. Чтобы быстрее заселиться и, конечно, сэкономить, жильцы решили отказаться от отделочных работ в исполнении застройщика. Но в итоге вышло — себе дороже.
 
Ольга Сагирова:

Выросла цена, теперь нужно докредитовываться. На 500 тысяч выросла цена квадрата!

Как такое в принципе возможно — отказаться от обоев, остекления балкона, раковин и в результате заплатить по увеличенной ставке — жильцам непонятно. А вот человеку, называющему себя директором компании-застройщика, в свою очередь, не ясно, после каких аргументов телевидение наконец покинет его проблемную вотчину.
 
Пока мы продолжали беседовать с жильцами, соседи сообщили: представители компании оперативно вешают амбарные замки на остальные подъезды, рассказали в программе "Неделя" на СТВ.
 
Александра Таболич:

Если я буду докредитовываться — нужно собрать еще 27 миллионов, где взять такую сумму?

Где взять такие деньги, очевидно, знает директор компании, отвечающей за стройку. Сергей Данилюк уверяет: после того как дом буквально бросил предыдущий генподрядчик, строить эти квартиры ему несколько месяцев приходилось за собственные средства. А жильцы, дескать, сначала просрочили выплаты, а потом еще и захотели полностью изменить проект.
 
Сергей Данилюк, директор строительной компании:

Проект по данному дому морально устарел. По актам выполненных работ имеется задолженность миллиард семьсот. Сколько стоят работы, от которых вы отказались, наймите организацию, и вам посчитают. Либо заплатите, я вам посчитаю.

Тамара Степурко:

Пришла в квартиру к дочке — два алкоголика сидят раздетые, стол накрыт. Газ палят на полную мощность. Это были строители.

Зато сразу в нескольких минских домах строителям стол бы накрыли с радостью. Только они наверняка об этом не знают — не приходят доделывать капремонт.
 
Галина Толстая:

Траншеи и дыры идут по всей квартире, вот как проложили электропроводку, так все и болтается.

Галина Толстая пока выражается литературным языком. Но терпение явно уже пишет эпилог. Капитальный ремонт здесь не могут закончить — внимание — третий год!
 
Галина Толстая:

И писали, и звонили - никакого результата.

По всей квартире — лабиринты проводов, антураж очень напоминает условия военных времен. Даже пернатый жилец возмущен. Но в районном ЖРЭО и Галине, и ее соседям дают ответ на все времена: денег нет, когда будут — неизвестно.
 
Галина Толстая:

С нас же высчитывают. Куда они деваются? Неужели наши начальники так живут? Не успели завезти доски — вечером машинами увозятся! Куда они увозятся? А потом начальство говорит, что нет материалов.

В одном из официальных ответов о досках ничего не написали, зато согласились с очевидным: после проведенного ремонта течет новая крыша. Нужно переделывать — ждите. Им не привыкать...
 
Анастасия Кирова:

Третий год живем хуже бомжей, грибок уже пошел, хуже не может быть, разговаривать сил нету.

О том, есть ли силы разговаривать у ответственных за затянувшийся капремонт, мы спросили в ЖРЭО Московского района Минска. Ответ - сроки до конца третьего квартала!
 
Строительные и подрядные организации с удовольствием отмахиваются от людей формулировкой "продлены сроки". То, что раньше было исключением, — не сдать объект вовремя — теперь стало, скорее, правилом. Застройщики устраивают цене на квадрат односторонние гонки по вертикали, "химичат" с материалами и знают, что дольщики все равно будут платить. Потому что нет выхода. Чтобы не попасть в такую многоэтажную кабалу, некоторые решают строить частный дом. Вот и десятки борисовчан когда-то думали, что так будет лучше.
 
Микрорайон с символичным названием Север-2 и вправду — будто на краю цивилизации. Отметим сразу: все эти люди возмущаются не потому что не могут достроить дачи. Участки вместо квартир получали от города как нуждающиеся. Взяли кредиты, влезли в долги — практически построились, но завершить работы и въехать не могут. Здесь до сих пор нет ни света, ни воды, ни газа.
 
Светлана Стельмашонок:

Перед раздачей документов на участки нам должны были провести воду, отопление, свет. Естественно, мы бы участки не брали. Зачем мне участок, если я буду строиться 10 лет? Как мне его строить, если у меня нет воды? А просверлить что-то и все остальное - это только со светом!

Денис Мигунько уже готов провести курс бывалого бойца за коммуникации. Он тоже уверяет, что свет, газ и воду обещали провести в ближайшее время после выделения участков. Но 4 года под категорию "ближайшего времени", видимо, не попадают.

Денис Мигунько:


Сейчас мы живем в общежитии - 4 человека. Конечно, мы бы с удовольствием хотели бы заехать хотя бы и в такие условия, но пускай нам сделают хотя бы свет и воду.

Самое досадное, что через улицу в пяти шагах виднеются заветные провода. Здесь же только столбы совсем недавно поставили. Денис с супругой уже который год словно ходят по замкнутому кругу. Банк не дает кредит на стройматериалы, пока семья Мигунько не использует взятые ранее. А как их освоишь, когда попросту нет условий для стройки?!
 
Денис Мигунько:

Стены обшить не можем, потому что чтобы обшить стены, мне нужно отопление, которое нельзя без воды проверить — все одно за другое цепляется.

Главный инженер борисовского УКСа парирует: на участках, выделенных нуждающимся, не обязаны сразу проводить коммуникации. Он лично ведь ничего не обещал. В любом случае, недавно уже нашли поставщика трансформаторных подстанций.
 
Геннадий Горновский, главный инженер УКС "Борисов":

Уже стоят опоры электропередачи, уже они стоят. Извините, в прошлом году не было выделено вообще ни рубля! Райисполком изыскал деньги, чтобы протянуть линию — представляете, что такое деньги найти в конце года для таких работ? Электроснабжение полностью на 364 участка. Они уже в июле будут полностью обеспечены электроснабжением. Август-сентябрь, может, начало октября - водопровод.

А вот на этой стройке речи ни о свете, ни о водопроводе никто не ведет. Не верят, что дом вообще достроят.
 
Ирина Малиновская-Эрсой:

Наша стройка началась в 2007 году.

Этот минский дом возле метро "Каменная Горка" словно памятник надеждам дольщиков наконец обзавестись собственным жильем. 6 подъездов давно сдали, еще 4 — давно не строят. Все сроки вышли еще в 2010, тогда же люди с застройщиком полностью рассчитались. Но объект внезапно заморозили, деньги у компании почему-то закончились.
 
Валентин Павлов:

Нужно взять в оборот этих вот застройщиков, которые никогда этим не занимались, а создали организацию только для собственной выгоды.

Дольщики уже набойки стерли на чиновничьих порогах, но застройщик вдруг объявился сам. Людям отправили уведомления с требованием доплатить. К примеру, Ирине в течение двух месяцев нужно перевести на счет компании почти 15 тысяч долларов. При том, что ни один строитель на объекте так и не появился.
 
Ирина Малиновская-Эрсой:

Мне выставили доплату в размере 120 миллионов, причем я должна внести сумму двумя равными частями в течение двух месяцев. Иначе со мной в одностороннем порядке будет расторгнут договор. Такие угрозы всем дольщикам.

Ольга Воронова:

Мне выставили доплату 4 тысячи долларов, потом 8. Где взять эти деньги? Наверное, если только почку продать!

Люди в отчаянии. Платят по кредитам, платят за съемные квартиры, хоть лезь на застывший кран и сам достраивай. А ведь новоселье они должны были отпраздновать почти три года назад.
 
Ирина Малиновская-Эрсой:

Что из себя представляет застройщик — два с половиной человека, офис которых неизвестно где находится. В уведомлении говорится: просьба обращаться на Красную, 17.

Мы попытались обратиться на Красную, 17. Но там представителей компании не видели в глаза. Попробовали позвонить — и здесь не получилось.
 
А вот строителей, которые начинали возведение злополучного дома на Каменной Горке, мы все-таки нашли.
 
Артем Рогинский, Олег Кривда:

Там перекрытия все переморожены, переделывать нужно полностью. Там сколько вложено, столько еще нужно будет вложить, чтобы его исправить и доделать.

Артему и Олегу тоже невесело. Директор компании обещал солидную зарплату, премии, потому и работали порой по 15 часов на объектах, в итоге — заплатил 300 тысяч.
 
Вскоре Олег решил увольняться и отказался расписываться в ведомости за так и не полученные деньги. За это его уволили по статье. По словам строителей, не рассчитались с ними не только за работу на многоквартирных объектах, но и за халтуру на загородном участке директора компании.
 
Артем Рогинский, Олег Кривда:

Строили ему в личном доме перекрытия.
- А материалы откуда?
- Со стройки в Каменной Горке! По документам, у него ничего нет, зато и у жены, и у дочки "Мерседесы". Мечтает о джипе! А мы мечтаем, чтобы деньги вернули и дальше работать!

А работа для строителей в Беларуси в ближайшее время очевидно найдется. В Министерстве архитектуры обещают, что 90 процентов по крайней мере минских долгостроев сдадут уже до конца года. Застройщиков заставят брать кредиты и наконец выполнять свои обязательства.
 
Вадим Короленко, заместитель начальника главного управления строительства Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь:

Кредиты будет брать не дольщик, а застройщик, чтобы рассчитаться с подрядчиками. Вынуждены будут пойти на это, иначе будут большие штрафы и им в дальнейшем не будут выделяться ни земельные участки, ни объекты под строительство.

И на закуску. О доме, который сдали в срок, и людях, которые думали, что строят элитное жилье.
У Константина Филипповича и коридор, и кухня — в паутине трещин. Не поверите: дом сдали пять с половиной лет назад. И цена квадрата здесь была, как говорят, не для простых смертных.
 
Константин Шарук:

Я уплатил деньги, должен быть качественный товар. Дом был рассчитан на 6 этажей, когда заселились — оказалось 9, подушка не была рассчитана.

Возмущен отнюдь не только Константин Шарук. Трещины пошли буквально по всему дому. Этому видео далеко не один день. На любительской съемке видно, какого размера достигают щели. А это, напомним, новостройка. В которой и по лестнице ходить страшно, и стены можно было даже дилетанту переложить по своему желанию.
 
Впрочем, директор компании, которая и строила этот дом, уверяет: ничего страшного. На следующей неделе будет экспертное заключение, тогда и будут решать, что делать. Со всяким бывает: ошибочка вышла.
 
Равиль Мусин, директор строительной компании:

Может, не должный контроль был. Газосиликат всегда трещит. Бетонные блоки очень тяжелые, и когда нагрузили...
- А просчитать нельзя было?
- Можно, но это уже к проектировщику!

Традиционно... Пожалуй, всем без исключения героям нашего репортажа очень хотелось бы, чтобы директора, чиновники и начальники вместе с ними ходили в ЖРЭО, УКСы, к проектировщикам, а лучше — строились и жили на тех же условиях, что и рядовые белорусы.
 
Представители одной компании-застройщика, фигурировавшей в нашем материале, пытались сделать все, чтобы этот репортаж так и не вышел в эфир. Что ж, превентивные удары - тактика грамотная. И кому как не строителям об этом знать: ведь просчитывать и смету, и сроки, и нагрузку на фундамент в любом случае нужно только заранее.


Нужные услуги в нужный момент